Обращение к работникам, объявившим забастовки предприятий МАЗ, БелАЗ и других крупнейших предприятий, а также ко всем жителям Беларуси

Политика
17:19
8 370 просмотров
Обращение к работникам, объявившим забастовки предприятий МАЗ, БелАЗ и других крупнейших предприятий, а также ко всем жителям Беларуси
Фото из интернета

Каждый из нас имеет право голосовать за любого понравившегося нам кандидата. И, конечно, каждого нормального человека не могут оставить равнодушными кадры, фото и сообщения о том, что кто-то где-то творит произвол и беспредел. Особенно тяжело, когда это происходит в твоей собственной стране, с твоими согражданами, знакомыми, друзьями и родственниками.

Сейчас очень много информации, провокаций, лжи и т.п. как с одной стороны, так и с другой, и понять, кто на самом деле прав, а кто виноват, очень трудно.

На самом деле сейчас решается судьба не Лукашенко, сейчас решается судьба каждого из нас и нашей страны – Беларуси. Какой мы выберем путь, в каком направлении будем развиваться – вот это на самом деле сейчас решается.

Это решение очень серьезное, наверное, самое серьезное и сложное из всех, которые нам приходилось принимать в жизни. А для принятия правильного решения необходимо выбирать не сердцем, а умом.

Очень многие страны в какой-то момент времени сталкивались с похожими ситуациями, и так или иначе решали их. Мы не первые и не единственные, и из-за этого у нас есть преимущество. Первопроходцам всегда очень трудно, намного легче идти следом за ними, видя, какие ошибки совершены, куда следует ступать, а куда не следует.

Так давайте изучим этот опыт, прислушаемся к людям, чьи страны уже прошли этот путь, или прямо сейчас идут впереди нас по нему.

Мы уже публиковали рассуждения бывшего премьер-министра Украины Николая Азарова, который руководил правительством Украины в момент Майдана 2013-2014 года и видел, что и как происходило.

Сейчас я хочу познакомить вас с мнением болгарского политика, кандидата в президенты Болгарии в 2016 году - Пламеном Пасковым.

Ниже будут приведены отрывки из его интервью и некоторые мои комментарии по этому поводу. Рекомендую вам посмотреть интервью целиком, оно находится внизу статьи.

Пламен Пасков рассказывает, как чиновники Евросоюза принимали Болгарию в ЕС:

Когда Евросоюз кого-то интегрирует, он так его интегрирует, что после этого ничего не остается. Например, они нам говорили - для того, чтобы мы вас приняли в Евросоюз, ребята, это было до 2007 года, у вас должны быть евро-стандарты. У вас должны быть евро-сертификаты. Вы должны соблюдать наши евро-квоты. Что такое евро-квоты? A квота Евросоюза означает, что, например, у нас, Болгар, было 200 с чем-то сортов яблок, которые несколько веков мы выращивали, селекционировали. Мы этим на весь мир, на весь регион, вообще-то, известны. Нет, всё это уберите, потому что у нас (в ЕС) уже производители, яблоки и квоты есть. У вас были там шелковницы, вы производили шелк естественный и натуральный - нееее, все эти плантации убирайте. У вас хлопок, производство - 1-2-3-4 текстильной фабрики, с таким-то качеством, и так далее, и всё это на экспорт, неее – это уберите. Вы производите какие-то там сыроварни, вы производите сыры, брынзы и сколько-то там кислого молока, молочнокислых продуктов? Не-не-не, у нас есть французская компания Danone, у нас неплохо получается и с сухим молоком, и с пальмовым маслом, и со многим другим. Поэтому квоту на количество молочных коров, всех остальных молочный животных мы вам даем не такую (большую), а такую (маленькую), и субсидии, которые мы даем в Германии (большие), мы вам даем такие (маленькие), и все, все именно по этому списку. Если ты хочешь сохранить какое-то промышленное производство, например, консервную фабрику, например, какое-то производственное предприятие станков, и так далее, они говорят: «Чтобы эта продукция была сертифицирована, вы должны выдерживать наши стандарты, а чтобы выдержать стандарты, вам нужно сдать эти станки на металлолом. Вы должны купить станки у нас, мы их вам продадим за кредиты, проценты, по которым сильно отличаются от тех процентов (за кредиты), которые мы даем нашим производителям.» Если немецкий производитель может купить этот станок за 1-2-2,5 % годовых, то процент для болгарских производителей - 8-10-12-18%. Вот так это тогда было. Понимаете, у вас там нестабильная экономика, нестабильная политическая ситуация, у вас высокая зона риска, поэтому мы не можем дать вам такие проценты, которые в нашей стабильной, шикарной Германии. То есть это политическое и финансовое лицемерие, которое четко указывает то, кому хорошо жить, в экономическом смысле этого слова. Даже если вы вообще купите эти станки, посмотрим потом, куда вы будете продавать произведенное. Продавать в Западной Европе не сможете, потому что у вас просто заведомо себестоимость этого товара будет значительно дороже - на 10-20% выше, чем у нас, мы уже это обеспечили именно этими экономическими механизмами. Более того, мы сделаем так, чтобы эти товары вы не смогли продавать даже у вас. Чтобы те же самые товары в вашей же стране продавались нашими производителями наших станков. Я понимаю, как это звучит. Но это уже не звучит, это уже происходит десятый год, какой десятый, тринадцатый год уже это происходит в Болгарии, и не только в Болгарии. Если вы прокатитесь сейчас через Венгрию, вам там понравятся предприятия - кубики там такие интересные. Только если вы подойдете к любому из этих, особенно новых предприятий - Бош или какому-то другому, вы увидите - венгры работают, но предприятия все немецкие, все австрийские. Венгры стали наемными рабами в своей собственной стране. Если вы заедите в любой большой венгерский, чешский, польский магазин, вы посмотрите, какое там количество продукции с надписью «made in Венгрия», «made in Poland», то есть произведено местными ребятами, вы увидите, что 70-80% продукции в этих больших торговых центрах практически все из Западной Европы. Мало того, что они сохранили свои производства, особенно легкой промышленности, продуктовой, они сделали квоты и субсидии для Западной Европы одни, а для остальных стран другие - хуже. Европа разделена буквально четырьмя квадратами: Север, Юг, Восток, Запад. Соответственно Север всегда дороже, чем юг, поэтому для Португалии, Италии, Испании, Греции условия хуже, чем для северян. В Западной Европе заведомо значительно лучше по финансовым условиям, по субсидиям, чем в Восточной Европе. Если где-то что-то в Восточной Европе работает хорошо, нормально производится, то это только в том случае, если это производство является уже собственностью какого-то из Западной Европы. Шикарная венгерская, либо польская, либо чешская, либо румынская или болгарская фабрика будет работать, если владелец немец, если владелец француз, если владелец голландец, если владелец британец. Он под свою компанию взял кредит на шикарных для него условиях, но он не платит в Болгарии, в Венгрии, в Польше, например, 2.500 евро з.п., как платят тем же самым работникам те же самые фабрики, которые находятся во Франции, в Германии. Они платят 300-550-700-750, ну, может быть, 800 евро этим местным туземцам, а продукция, которая выходит, продается по той же самой цене. Буквально 12 км от моего родного провинциального Димитровграда есть завод, который производит запчасти для Mercedes, и там з.п. 350, не всем 400 евро. Условия полурабские. Их собираю транспортом и не дают в туалет вообще-то сходить…

Мир капитализма очень жесток. И ситуация с Евросоюзм тому наглядный пример. Я могу ошибиться, но для себя я условно делю развитие Евросоюза на пять периодов.

1. Начальный, когда крупнейшие страны Западной Европы создали Евросоюз;

2. Девяностые годы двадцатого века, когда подтянулись оставшиеся страны Западной Европы – Финляндия, Швеция;

3. Начало двухтысячных, когда приняли Польшу, Чехию, Венгрию, Прибалтику;

4. Конец двухтысячных - Болгария, Румыния;

5. Десятые годы – Хорватия.

В очень упрощенном виде хочу пояснить, как это происходит. Собираются представители стран (политики, экономисты, крупнейшие бизнесмены и т.п.) и обсуждают условия, на которых они будут сотрудничать, как разграничить конкуренцию между странами-партнерами, чтобы, не конкурируя сильно между друг другом, иметь максимум возможного – на эти разграничения влияет климат, текущая промышленная мощь той или иной страны, географическое положение, исторические моменты, финансовая мощь страны и т.п. Принимают общие законы, общие правила эмиссии валюты Евро и т.п.

Нужно понимать, что с каждым кругом (периодом) расширения происходит примерно следующее: страны, которые желают присоединиться к Евросоюзу, априори должны принять все ранее достигнутые договоренности (согласитесь, для чего Германии и Франции уступать что-то из того, что они уже и так имеют, в пользу той же Польши или Прибалтики) и определяют, что и как теперь в этих странах будет устроено. Именно про это и рассказывает выше Пламен Пасков.

И страны, желающие присоединиться к странам Евросоюза, должны согласиться. При этом же ясно, что экономика у этих стран заведомо слабее, что то, что им разрешат делать с каждым расширением Евросоюза, все меньше и все хуже.

Да, на третьем и четвертом этапе Евросоюз помогал огромными кредитами новым членам, и поэтому Польша и Чехия внешне выглядят достойно, но даже эти кредиты помогли не всем странам – Прибалтика тому пример.

Но что интересно, так это то, КАК Евросоюз давал кредиты. Например, он давал их под проекты по строительству дорог – многие из нас бывали в Польше и Чехии и видели, какие сейчас у них стали дороги. Супер! Давал при условии проведения тендеров. И кто же на этих тендерах чаще всего выигрывал? Правильно – генеральными подрядчиками становились крупные компании из Западной Европы. Поставщиками дорожной техники и много другого становились также компании из этих же стран. Т.е. львиная доля кредитов, выданных на дороги, утекала обратно в Западную Европу. В результате у той же Польши оставались хорошие дороги и долги, а страны Западной Европы получали свои кредиты трижды – сначала они вернулись через генподрядчиков, производителей техники и т.п., после чего страны, получившие кредиты, вернут эти самые кредиты и, естественно, проценты по кредитам. Это же гениально! Конечно, постепенно росли польские компании, польские рабочие получали зарплату, росла польская экономика и т.п. Но все это на самом деле лишь небольшая часть от выданных кредитов.

Но вот то, что еще важно знать и понимать. И для Украины, и для Беларуси, если мы-таки встанем перед выбором, вступать или вступать в Евросоюз, будут значительно худшие условия – большинство ниш уже занято, и отдавать нам их никто не должен и не будет, да и денег у Евросоюза таких, как были для Польши и для Чехии уже НЕТ. Мощнейший экономический кризис, идущий с 2008 года, пандемия коронавируса и т.п. Денег не хватает даже западноевропейским странам… так с чего же они дадут их нам?

Обращаю ваше внимание на еще один момент – исторически экономика Беларуси завязана на России, а что является одним из главнейших факторов при вступлении в Евросоюз - конфронтация с Россией. Все страны, которые вступили в Евросоюз после двухтысячных годов, стали в той или иной степени врагами России. Россия в этом случае поступает так, как поступают с врагами – ок, продавайте свои товары куда-то в другое место. Т.е. Беларусь окажется в крайне тяжелом положении, и никто нам не поможет.

Что я хочу сказать? Можно сколько угодно обижаться на корыстный запад и т.п., но по законам бизнеса они поступают абсолютно правильно. Все время страны конкурировали друг с другом, компании конкурировали с компаниями. Если есть возможность на кого-то напасть и его ограбить, уничтожить – значит, это нужно сделать. Если можно поработить какой-то народ, значит нужно все это сделать. Ничего с тех времен НЕ изменилось. Все просто подали под другим углом, внушили, что белое это черное, и занимаются тем, чем занимались всегда.

Про Беларусь

Суть в том, что Александра Григорьевича Лукашенко хотят убрать из власти не местные, скажем так, «самородные» белорусские ребята, которые хотят всё хорошее против всего плохого. Потому что у них есть лучший план действий решения всех накопившихся серьезных проблем в Белоруссии. У каждой страны есть серьезные накопившиеся проблемы. И я знаю, что они есть у Белоруссии, потому что я проезжаю три-четыре раза в году. Я знаю их перечень. Озвучивать не буду. Другие за меня это делают лучше. Но я сравнивал с теми проблемами, которые у меня есть в моей родной Болгарии, я сравниваю с теми проблемами, которые есть в России, я сравниваю с теми всеми проблемами, которые есть в Украине. Я примерно неплохо знаю, какие проблемы и в Западной Европе, и Восточной Европе. И, да, есть шероховатости, да, есть скрипы этих механизмов, они там с треском, с визгом немножко двигаются, но двигаются. То есть, есть экономика, есть работа, есть чего улучшать, есть что усовершенствовать, а у всех остальных вся промышленность от 40 до 70% вынесена в Китай. Ну и как сейчас в Бельгии, в Австрии, в Швейцарии, в Дании? Что там производят на самом деле? В Голландии тюльпаны, там цветочки, там много чего, там хорошие коровки. А вот вся остальная серьёзная индустрия, особенно тяжелая индустрия – ее нет. Что такое тяжелая индустрия? На упрощённом человеческом языке, индустрия - это то, что производит то, что является предметом для производства товаров, продуктов. А тяжелая индустрия - это та индустрия, которая производит станки для индустрии, которая производит товары. То есть тяжелая индустрия, это та самодостаточность, которая обеспечивает вообще-то само существование в каком-то более или менее независимом виде любой экономики. Какие бы несовершенства ни были, это и есть базис. Базис этот у всех остальных удален, у всех остальных уничтожен, у всех остальных, в т.ч. и у России, уничтожен на 90%. Тяжелая деиндустриализация, все снесено, продано на металлолом и так далее. И что прикажете делать? А в Беларуси это сохранено. Да, есть замечания, да, можно чего улучшать, да нету ресурсов… много чего там, я список знаю. Нелегко, да, я прекрасно понимаю. Но это есть. Если сейчас, не дай Бог, придет кто-то, кто всё это разнесет вдребезги, красиво, шикарно, с хорошим запахом даже, если хотите, это будет красивое политическое шоу. Когда ты зарезал свою корову для того, чтобы устроить пиршество, потом у тебя молока нет, сыра нет, брынзы нет, кислого молока нет, йогурта нет, ничего нет, а ты говоришь: «А-а-а-а, знаешь, как тяжело было ухаживать за этой коровой, надо было сено косить, надо было навоз чистить, надо было… О-о-о-о, ужас…. Хорошо, ты её сожрал. А дальше? И дальше без вопросов. В этот период, пока жрём эту корову, это будет несколько лет, которые некоторым покажутся шикарными, и скажут: «Видишь, у этого Лукашенко мы вкалывали как проклятые, а сейчас нам дали немножко кредитов, поживем как белые люди, на более новой тачке покатаемся, новый iPhoneчик себе купим, всякие другие шмотки и другие тряпки цветные, как бусины, как побрякушки такие, заманушки, попользоваться. Это мы все проходили в Болгарии, проходили в Прибалтике, в Восточной Европе тоже все это проходили. Только очень быстро об этом забыли, и сейчас не дают рассказывать это белорусским ребятам.

Если вам кажется, что все, что тут говорится - неправда, то просто вспомните такой прибалтийский бренд парфюмерии как Дзинтарс, Рижская автобусная фабрика – РАФ, Рижский государственный электротехнический завод - завод ВЭФ, Ингалинская Атомная Электростанция. Более подробно можно прочитать в статье «Как Прибалтика разрушила, а Беларусь сохранила экономику» .

И еще один важный момент. Мы все смотрим на все хорошее, что сулит нам присоединение к Европе. Но давайте не будем забывать, что там хватает и плохого.

Отдавайте себе отчет, что вместе со свободой, благосостоянием, и что там еще обещают наши кандидаты, мы получим резкий рост коррупции, наркомании и криминала. Мы получим такие «блага» западного общества, как легализацию и насаждение ЛГБТ культуры, ювеналку, и многие другие передовые способы уничтожения людей. Мы получим серьезные проблемы в экономике и, возможно, разделение Беларуси на части (будем надеяться, бескровное). Но зато нас будут гордо причислять к странам мировой демократии!!!

Пламен Пасков также выступает с поддержкой политики Лукашенко в отношении экономики, тех достижений, которые Беларусь имеет, и рассказывает кто, что и каких целей на самом деле добиваются, организовывая массовые протесты, цветную революцию и государственный переворот в Беларуси.

О текущей ситуации в Беларуси:

…я вижу, скажем так, и противников Александра Григорьевича Лукашенко, коих примерно такое же количество, как это было в Болгарии в 2016 году. У нас был 21 кандидат на президентских выборах, у вас 15, по-моему, было изначально… Ну да, то что я вижу - оно полностью складывается, по крайней мере, с моим пониманием, с моим восприятием расстановки сил и, скажем так, цели и задачи, которые преследует та или другая сторона. С одной стороны, у Александра Григорьевича это уже с 1994 года - 26 лет - я понимаю, что есть и эмоциональная, и физиологическая, и любая другая усталость. Людям хочется что-то новое. Хотя не факт, что новое будет чем-то лучше. Им это преподносится, им это рассказывают, но, как обычно, история шутит, люди довольно быстро забывают хорошее, забывают или не видят то, что плохое может быть, и не всегда настроены на что-то лучше, причём настроенные до степени глупости. Глупости, неразумности и безответственности, можно сказать. Почему? Потому что с 1990 по 1994 эти четыре года помнит то поколение, которое было тогда. как минимум, скажем так, в относительно сознательном возрасте. То есть хотя бы 15 лет, а лучше 20, а то ещё лучше 25-летнего возраста. То есть для того, чтобы люди помнили, что было именно с 90 по 94й год. Вот эти первые четыре года, когда не было правления Александра Григорьевича Лукашенко, то вот эти люди могут сравнивать период а) с 1979 по 1990, б) 1990 по 1994 год и с) период с 1994 по 2020 год. Есть возможность сравнивать 3 периода. Правда, это могут сделать люди 50, а то и 55 и выше -летнего возраста, коих Беларуси, естественно, энное количество, но не большинство, и, соответственно, эти люди этого возраста, когда они не крикливые, не энергичные, не выступающие. Они уже, скажем так, ведут более такой размеренный, спокойный, неактивный образ жизни. По крайней мере, общественной жизни. А то, что нужно по площадям, то, что нужно в СМИ, то, что нужно везде - это та молодежь, которая берёт гормонами. А вот этим гормонам… давай просто какое-то там направление этим децибелам, давай вот эти самые мемы, а дальше всё остальное по накатанной дороге. Неспроста как раз эта технология в Европе впервые была апробирована во Франции.

Пламен Пасков рассказывает, как это было во Франции:

Заметьте, в конце 60-х годов, когда свергали Шарля де Голля, опять подключали студентов, опять подключали молодёжь, опять это делали под прекрасными красивыми лозунгами - всего хорошего против всего плохого, против этого уже всем надоевшего, вообще-то, генерала. Вот такой длинный человек, с такой странной осанкой, с таким большим носом и так далее... Суть была совершенно в другом. Он уперся в уже набирающую тогда силу Федерального Резерва США. Вообще-то, План Маршалла - это экспансия доллара, это практически захват американским долларом всей Западной Европы, всех процессов и всех структур, отъем золота у местных. Золото было залогом того, что вы, ребята, будете восстанавливать вашу разгромленную Европу (а разгромили ее потому, что мы там Гитлера подключили. Но об этом, конечно, они не рассказывали, это неинтересно, это неважно). И вот, генерал Шарль де Голль сказал: «Раз так, то вот вам ваши баксы, мы считаем, что нашу экономику мы восстановили. Давайте нам обратно наше французское золото.» Ну как, ну зачем вы… это ужасно, не может быть такое. Не-не-не, ребята, вот, пожалуйста, берите вот это (ваши доллары) и возвращайте нам обратно наше золото. Франция была, скажем так, в НАТО, и тогда даже американцы говорили - но мы уже… ну нельзя так, мы все военные союзники в блоке НАТО. А генерал де Голль говорил - если этого сильно напрягает, то тогда, ребята, мы выходим из НАТО, но всё-таки вот вам ваши баксы, бумажки разные, давайте нам обратно наше французское золото. Поэтому генерал де Голль тогда был первым и единственным человеком, который получил обратно свое золото. Все остальные, кстати, сразу в это окошко стали стучаться и говорить – вот французы… ваши там бумажки, отдайте нам наше золото. Соответственно, США (хозяева денег Федеральная резервная система) очень сильно сопротивлялись. Никому больше ничего не дали. И, чтобы решить этот вопрос, они были вынуждены 15 августа 1973 года сказать – все, у нашего американского бакса уже не золотое обеспечение, а никакое. Это было в 1973 году. Это другая сказка, сейчас рассказывать не буду. Но за то, что генерал де Голль восстановил монетарный суверенитет Франции, за то, что он вернул французское золото Франции и за то, что он вышел из НАТО (хотел выйти), подал вот такой некрасивый пример всем остальным, которые до этого подчинялись и повиновались, был свергнут. Францию тогда наказывать напрямую было нельзя, потому что Франция, хотя и формально, была записана в победители Второй мировой войны, а генерал Шарль де Голль это все же не парадный генерал, он военный, действительный генерал, который был участником боевых действий Второй мировой войны, нельзя было по-честному, по открытому. Наказали его именно вот этой цветной революцией, в которой выступала именно эта молодежь, заряженная теми же самыми лозунгами, которые потом прокатились всегда и везде. И когда это было нужно в моей родной Болгарии, в Румынии, в Украине, в России, везде, везде не будем про арабскую весну говорить, там тоже самое было. Те же самые студенты, та же самая молодежь, обиженная, энергичная, с изощренным чувством справедливости, ущемленной справедливости и всякого такого.

В данной статье я привел несколько важных моментов из интервью. На самом деле в нем содержится еще много чего интересного. Рекомендую его послушать целиком.

0:23 – о президентской кампании в Беларуси;

4:54 – о событиях в 60-ые годы во Франции и аналогия с сегодняшним днём;

14:34 – чем может закончится предвыборная кампания в Беларуси;

15:30 – в чём важность Беларуси;

17:30 – кем спонсируются Тихановский и Бабарико;

20:55 – у каждой страны есть проблемы, которые необходимо решать в производстве в странах Европы, России и Беларуси;

24:20 – какие могут быть последствия для экономики и населения Беларуси, если пойти на поводу у стран Запада;

28:02 – о последствиях интеграции с Западом на примере Болгарии;

36:03 – почему люди добровольно соглашаются сдать Беларусь, какие технологии к этому приводят;

44:33 – оправданы ли действия Лукашенко в настоящий момент;

57:20 – каким путём по мнению Пламена Паскова следует идти Беларуси для процветания.

Еще раз призываю Вас думать не о Лукашенко, а о том, как нам удержать нашу страну от всего того, что может с ней может случиться в самое ближайшее время.

Автор: Виктор Сагалов