The Hill: Зеленский должен пойти на переговоры с Россией ради спасения Украины

Война
11:19
24 771 просмотр
The Hill: Зеленский должен пойти на переговоры с Россией ради спасения Украины

Если Украина хочет выжить как независимое государство, боевые действия необходимо закончить.

Такое мнение в статье для издания The Hill высказал Харлан Ульман. По его мнению, амбициозные цели Владимира Зеленского по возврату всех территорий Украины с последующими репарациями от Москвы недостижимы, если только в России не сменится режим или не произойдет массовый мятеж российских войск.

Ульман обратил внимание, что США и другие страны Запада сдерживают себя в помощи Украине, чтобы не спровоцировать эскалацию с Россией. В свою очередь это провело к тупику в войне. В результате она может стать постоянной или же перейти в замороженный конфликт. Обозреватель считает, что Украина вряд ли получит от Запада средства для наступления, чтобы вернуть все потерянные территории.

При этом цели Кремля более расплывчаты. Некоторые источники заявляют, что Владимир Путин хочет заключить с Украиной соглашение, при котором Россия сохранит полный контроль над Крымом, Донбассом и остальными территориями, находящимися сейчас под контролем России.

На минувшей неделе Путин подписал указ об увеличении численности российской армии на 137 тысяч человек. Это было сделано для того, чтобы усилить позиции Москвы и повлиять на мнение Киева о возможных переговорах. Однако нужно признать, что России потребуется немало времени для сбора и обучения большей армии, а увеличение призыва придется не по нраву многим россиянам.

«Какова стратегия США и Запада прекращения этой войны на условиях, благоприятных или приемлемых для Украины? Кажется, нет ни одного варианта. Убийство необходимого количества российских солдат, чтобы наложить достаточные издержки, чтобы заставить Россию пойти на переговоры или, по крайней мере, принять прекращение огня, и оставить условия на усмотрение Зеленского, является и безрассудным, и глупым. Конечно, одна из негласных целей может состоять в том, чтобы продолжать обескровливать Россию, так же как в Афганистане цель заключалась в том, чтобы ослабить СССР, в конечном итоге вынудив его уйти», – звучит текст материала.

Ульман констатирует, что на фоне этого приближается зима, которая приведет к еще большему политическому влиянию на отношения Европы и России из-за необходимости поставок энергоносителей. Очевидно, что Путин будет использовать это для ослабления ЕС и НАТО, также полагаясь на высокую инфляцию и политическую нестабильность в странах ЕС.

«Насущный вопрос, как долго сохранится консенсус и последовательность Запада в отношении поддержки Украины, особенно если война обострится или появятся признаки постоянного тупика», – указывает автор.

Ульман считает, что в нынешней ситуации единственный разумный подход – это какая-то форма переговоров, которая может начаться с принудительного прекращения огня.

«Но на войне чувствительность и рациональность часто рано теряются. Кроме того, казалось бы, лучший способ – убедить Путина и Зеленского в том, что поиск урегулирования конфликта отвечает их личным интересам. Путин может быть открыт для этого, а может и нет. Зеленский – нет. Следовательно, если будет достигнуто какое-либо урегулирование, это решение не может быть принято только Зеленским. Он должен понять, что прекращение войны необходимо, если Украина хочет выжить как независимое государство», – высказал своем мнение обозреватель.

По мнению Ульмана, как добиться прекращения этой войны – сизифов вопрос. Президент США Джо Байден назвал Путина военным преступником и не может выступить в качестве миротворца между Россией и Украиной. Однако такую роль на себя может примерить президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, который мог бы стать лучшим посредником для России. В таком случае США и другие страны Запада должны дать достаточные гарантии и помощь для Украины, чтобы обеспечить ее независимость.

«Запуск этого процесса сейчас не гарантирует успеха. Но какова альтернатива?» – задается вопросом Ульман.

Ранее сообщалось, что Украина потребовала приема в НАТО до окончания военного конфликта.