Битва за урожай: как фермеры по всему миру воюют с технологиями производства ГМО-растений. Даже ценой голода

Общество
10:11
15 675 просмотров
Битва за урожай: как фермеры по всему миру воюют с технологиями производства ГМО-растений. Даже ценой голода
Фото из интернета
 
 

Поле фермера, отказывающегося сажать ГМО Фото Huffington Post

90% всех посевов генно-модифицированных (ГМ-) культур приходится на четыре страны — США, Канаду, Бразилию, Аргентину. В десятках стран запрещено возделывание ГМО-растений, но допускается их ввоз. К этим странам относятся Австрия, Болгария, Кипр, Дания, Франция, Германия, Венгрия, Италия, Латвия, Литва, Польша, Украина и другие. Россия в 2014 году вовсе запретила выращивание и импорт ГМ-растений (за исключением культур для научных исследований). Во всём мире есть немало сторонников этих ограничительных мер.

Движение против ГМО зародилось в США и Европе и распространилось на весь мир. Его сторонники сейчас появились даже в отдалённых странах третьего мира, испытывающих проблемы с продовольствием. Некоторые из них считают, что влияние ГМО на человека плохо изучено, и их употребление в пищу нанесёт вред в будущем, другие борются с трансгенными растениями ради протеста против их производителей — крупных биотехнологических компаний.

Невесёлая ферма: производители против ГМО

ГМО (генно-модифицированные организмы) создаются путём внедрения в геном растений, животных или микроорганизмов фрагмента ДНК из любого другого организма с целью придать ему нужные качества. Технически, это та же самая селекция, только более точная.

В странах, где ГМО-растения полностью разрешены, фермерам приходится сосуществовать вместе с биотехнологическими предприятиями вроде Monsanto, Syngenta или Dow Chemical. Они разрабатывают трансгенные сельхозкультуры и контролируют распространение и использование своих семян. Мелким земледельцам трудно тягаться с такими экономическими гигантами, они не хотят зависеть от них.

 

Протестующие возле офиса Monsanto Фото WorldTruth.TV

В США осталось не так много фермеров, не возделывающих ГМО-растения. Один из них, Джордж Нейлор, с 1976 года на своей айовской ферме выращивает традиционные сою и кукурузу. Он рассказывает, что сегодня в США сложно найти «классические» семена, и многим волей-неволей приходится выращивать более доступные трансгенные сорта. Но, по его словам, многие ГМ-сорта уже утратили своё основное преимущество — устойчивость к вредителям, и другие земледельцы понимают, что они платят биотехнологическим концернам за то, чего нет.

Я решил не выращивать ГМО, и точка... Делать это без учёта экологических и медицинских последствий неправильно. 3,9 миллиарда лет эволюции обеспечили нас достаточным разнообразием, чтобы нам не пришлось пытаться идти против принципов экологии, чтобы произвести урожай.

Джордж Нейлор
фермер

Большинство американских земледельцев пока всё же не готово отказаться от ГМО. За 2008-2015 годы многие фермеры в Северной Дакоте, Айдахо, Миннесоте и Мичигане перешли на трансгенные семена. Они дают более высокую урожайность и пока ещё позволяют обойтись без пестицидов.

В США фермеры из указанных штатов успешно возделывают ГМ-сахарную свёклу. Но тут их ждёт проблема, ведь в последние годы к критикам ГМО добавились миллениалы, пристрастно следящие за тем, из каких ингредиентов состоят их блюда. Под их давлением производители отказываются от использования трансгенного свекольного сахара в своих продуктах, и производители испытывают сложности с продажей урожая.

 

Многим фермерам предлагают отказаться от ГМ-семян, но это поставит их на грань разорения. Зато в более выигрышной позиции оказались земледельцы из Луизианы, Техаса, Флориды, Гавайев, где широко возделывают натуральный сахарный тростник (генно-модифицированная форма этого растения не так широко распространена).

 

В контексте фермеров и ГМО часто упоминают глифосат (раундап) — самый распространённый в мире системный гербицид, обычно применяемый при возделывании устойчивых к нему ГМ-растений. Препарат используется с 1970-х, но в последние годы в обществе начали говорить о том, что он якобы накапливается в растениях, вызывая рак. Американцы принялись из-за этого массово судиться с Monsanto, Bayer и прочими биотехнологическими концернами. Бельгия, Аргентина, Мальта, Шри-Ланка, Нидерланды ужеотказались от использования глифосата. Впрочем, сами производители уверены, что это — один из способов борьбы с ГМО.

Это всё о ГМО. Глифосат — политическая молекула, и на нее нападают, чтобы вывести ГМО из Европы. Удивительно, что другие более опасные химические вещества, которые очень вредны даже в небольших дозах, не подвергаются такому же вниманию общественности, что и глифосат.

Гай Смит
заместитель директора Национального союза фермеров Великобритании

После популяризации ГМО-сои и кукурузы объём использования глифосата действительно вырос. Но это позволило воздержаться от использования других опасных для человека пестицидов. Отказ от раундапа, скорее всего, повысит токсичность кукурузы на 26%, соевых бобов — на 43%, хлопка — на 45%.

 

Фермер обрабатывает пестицидами генно-модифицированные посевы сои в Мату-Гросу-ду-Сул, Бразилия, 2004 год Фото Getty Images

При этом трансгенные растения лучше влияют на экологию, чем их «традиционные» сородичи. Генно-модифицированная кукуруза содержит ген Bt, отвечающий за устойчивость растения к кукурузному жуку и кукурузной огнёвке. При выращивании таких растений можно обходиться без инсектицидов, загрязняющих окружающую среду.

При этом остаётся открытым вопрос мутации насекомых. Они могут приспособиться даже к ГМО-растениям и начать их повреждать (именно это имел в виду Джордж Нейлор). Monsanto рекомендует высаживать рядом с ГМ-посевами «классические» формы культур, чтобы привлечь туда вредителей, лишив их нужды мутировать. Фермеры в Бразилии и США, пренебрёгшие этим советом, столкнулись с вредителями на посевах генно-модифицированной кукурузы.

В 2014 году случился новый скандал из-за трансгенных растений с участием фермеров, на этот раз в Индии. В 2002 году там легализовали ГМО, и местные сельхозпроизводители начали активно высевать генно-модифицированные семена от Monsanto, беря огромные кредиты под будущий урожай. Однако оказалось, что не все ГМ-сорта подходят для индийского климата, особенно сорта хлопка.

Земледельцы массово разорялись и, не справляясь с долговым бременем и депрессией, совершали самоубийства. Жертвами суицида стали почти 300 тысяч человек по всей Индии. Активисты по борьбе с ГМО, в том числе и Принц Чарльз, уверены, что именно трансгенные организмы стали причиной самоубийств.

 

Индийский фермер Фото Reuters

Анти-ГМО-движение шагает по планете

Борьба рядовых потребителей с ГМО в странах третьего мира началась после неудачного старта генно-модифицированного растениеводства в Европе. Monsanto пришла на рынок Старого Света в середине 1990-х, а в 1996 году в Великобритании произошла вспышка коровьего бешенства. Потребители увязали болезнь с ГМ-семенами, отказавшись покупать трансгенные товары, сети продуктовых магазинов не хотели продавать их, а местные журналисты писали разгромные статьи о ГМО. Последним занимался даже Принц Чарльз, сторонник органического земледелия, считающий, что «генная инженерия вводит человека в царство, доступное только Богу».

 

В Европе и сейчас регулярно случаются стычки между учёными и политиками на тему ГМО. Главный научный советник Европейской комиссии Энн Гловер неоднократно высказывалась в поддержку генной инженерии и ГМ-технологий. Осенью 2014 года высокопоставленные критики ГМО добились её увольнения, обернувшегося громким скандалом.

 

Энн Гловер Фото PA

Европейские власти часто идут на крайние меры, борясь с ГМО. Осенью 2018 года французские власти обнаружили в трёх партиях семян рапса сорта Dekalb 0,005% трансгенной примеси. Из-за этого пришлось уничтожить посевы рапса на площади в 11 тысяч гектаров во Франции и Германии. Фирма Bayer, продавшая семена, возместила фермерам убытки, выплатив суммарно около 20 миллионов долларов.

Власти Евросоюза в вопросах ГМО одинаково строги как к странам-основательницам ЕС, так и к государствам, недавно прошедшим евроинтеграцию. В 1999 году Румыния начала возделывать ГМ-сою. Урожайность культуры выросла на треть, страна даже начала экспорт урожая. В 2007 году Румыния вступила в ЕС, и возделывать трансгенную сою ейзапретили. Площадь посевов этой культуры в стране сократилась на 70%.

Источник: tjournal.ru