image

Полгода под тысячами санкций: что происходит в российской экономике

Экономика
18:09
165 835 просмотров
Илья Пестов, vc.ru
Илья Пестов, vc.ru

После серии моих статей об отечественной экономике особенно «мудрые» читатели окрестили меня необъективным ватником, проплаченным пропагандистом и просто нехорошим человеком. Поэтому для подведения первых итогов я передаю рупор «прокремлёвским» The Economist, Business Insider и CNN.

Тезисы от The Economist

Полгода под тысячами санкций: что происходит в российской экономикеПочему российская экономика превосходит ожидания. Источник: The Economist

Около 43% акций The Economist принадлежит семье Аньелли (основателя FIAT) через холдинг Exxor, 21% – Ротшильдам, остальное – семьям Кэдбери, Шрёдеров, Лейтенов и прочим миноритариям.

Собранные из разных источников аналитические данные говорят о том, что ситуация в российской экономике лучше, чем показывают даже самые оптимистичные прогнозы, поскольку продажа углеводородов позволила России создать рекордный профицит текущего счёта.

Возьмём в качестве примера индикатор текущей активности – показатель экономического роста, публикуемый банком Goldman Sachs. В марте и апреле 2022 года он резко снизился, хотя и не настолько сильно, как во время мирового финансового кризиса в 2007-2009 годах или конфликта на Украине в 2014 году. В последующие месяцы произошло его улучшение.

Другие показатели говорят о том же самом: это рецессия, пусть и не очень глубокая по изменчивым российским меркам. В июне промышленное производство сократилось на 1,8% по сравнению с соответствующим периодом прошлого года, о чём свидетельствуют данные банка JPMorgan Chase.

Индекс роста сферы услуг, составляемый на основе анкетирования менеджеров, пострадал меньше, чем во время предыдущих кризисов. Потребление электричества после первоначального снижения, по-видимому, снова растёт. Количество железнодорожных грузов, которое является показателем спроса на товары, тоже.

С начала 2022 года по конец мая потребительские цены увеличились примерно на 10%. Импортные товары подорожали из-за падения курса рубля, а поставки сократились из-за ухода западных компаний. Но на конец лета цены уменьшаются, на что указывает Росстат. И о том же свидетельствуют данные независимых источников в лице State Street Global Markets и PriceStats.

Укрепление рубля привело к смягчению стоимости импорта, а инфляционные ожидания россиян снизились.

Набор данных ФРБ Кливленда, его бывшего замдиректора Рафаэля Шенле и консалтинговой компании Morning Consult показывает, что ожидаемая инфляция в России следующем году снизилась с 17,6% в марте до 11% в июле.

В условиях изобилия газа Россия также вряд ли столкнется со всплеском инфляции европейского типа, вызванным ростом цен на энергоносители.

Поскольку рынок труда держится на плаву, люди продолжают тратить. Данные «Сбера» показывают, что в июле реальные потребительские расходы практически не изменились по сравнению с началом года. Импорт упал весной – отчасти потому, что многие западные фирмы прекратили поставки. Однако по меркам недавних рецессий это падение не было серьёзным, и сейчас импорт восстанавливается.

The Economist определило три фактора, которыми можно объяснить, почему ситуация в России опровергает прогнозы:

Первый фактор – политика. Владимир Путин мало что понимает в экономике, но с удовольствием делегирует управление ею разбирающимся людям. В ЦБ много грамотных специалистов, которые приняли оперативные меры для предотвращения экономического коллапса.

Удвоение процентных ставок в феврале в сочетании с контролем за движением капитала укрепило рубль, что помогло снизить инфляцию. Широкая общественность знает, что глава ЦБ Эльвира Набиуллина серьёзно настроена на сдерживание цен – несмотря на критику её агрессивной стратегии с сохранением высокой ключевой ставки.

Второй связан с недавней экономической историей. Минобороны России Сергей Шойгу, возможно, был в чём-то прав в феврале 2022 года, когда, согласно The Washington Post, сказал британскому правительству, что русские «умеют страдать как никто другой».

Это уже пятый экономический кризис, с которым столкнулась страна за последние 25 лет, после 1998, 2008, 2014 и 2020 годов. Любой россиянин старше 40 лет помнит об экономических потрясениях, вызванных распадом СССР. Люди научились приспосабливаться, а не паниковать – или бунтовать.

Часть российской экономики уже давно сильно оторвана от Запада:

  • В 2019 году объём прямых иностранных инвестиций в страну составил около 30% ВВП по сравнению со среднемировым показателем в 49%.
  • До февраля только около 0,3% россиян, имевших работу, работали на американские фирмы. В богатых странах таких людей более 2%.
  • Страна нуждается в относительно небольшом количестве зарубежных поставок сырья.

Это причиняет ущерб экономическому росту, но в то же время благодаря этому последний виток изоляции оказался менее болезненным и не оказал большого влияния на экономические показатели на сегодняшний день.

Третий фактор связан с углеводородами. Согласно недавнему отчёту Международного энергетического агентства (МЭА), санкции оказали ограниченное влияние на добычу российской нефти.

С момента ввода войск в Украину Россия продала ЕС ископаемого топлива на сумму около $85 млрд. То, как Россия тратит накопленную таким образом иностранную валюту, является чем-то загадочным, учитывая санкции в отношении правительства. Однако мало сомнений в том, что эти продажи помогают России продолжать закупать импортные товары, не говоря уже о выплатах зарплат солдатам и покупке оружия.

Со временем санкции возьмут своё, и Россия будет производить собственные товары худшего качества по более высоким ценам. Но пока её экономика худо-бедно бредёт вперёд.

Тезисы от Business Insider

Полгода под тысячами санкций: что происходит в российской экономикеЭксперты с Уолл-стрит предсказывали, что экономика России рухнет после того, как страна вторгнется в Украину. Но эти три графика показывают, что этого не произошло. Источник: Business Insider

Business Insider полностью принадлежит немецкому медиахолдингу Axel Springer, в который также входят Die Welt, Bild, Politico и другие СМИ.

После ввода российских войск на территорию Украины западные аналитики были уверены, что Россия попадет в сложную ситуацию из-за многочисленных санкций, которые ввели США и Евросоюз. Однако российская экономика продемонстрировала огромную устойчивость.

Банк JPMorgan говорил, что ВВП России во втором квартале упадет на 35%. По прогнозам Goldman Sachs, экономика страны должна была испытать самый сильный спад с момента распада СССР в начале 1990-х годов. Но ВВП России снизился всего на 4% в годовом исчислении. Даже в период пандемии темп сокращения экономики был более резким.

Аналитики с Уолл-стрит также прогнозировали, что западные запреты на импорт нефти сильно ударят по России, чья экономика в значительной степени зависит от экспорта энергоносителей. Но страна, по данным Bloomberg, по-прежнему экспортирует 7,4 млн баррелей нефти ежедневно.

Поддержать российскую экономику помог и превзошедший ожидания экспорт российских сырьевых товаров. По данным Международного валютного фонда, поспособствовал ещё и устойчивый спрос среди собственных потребителей – и разработанная Кремлем программа по поддержанию низкого уровня безработицы.

Аналитики с Уолл-стрит полагали, что российскую промышленность и сектор услуг ждёт только «боль». Стратеги Goldman Sachs говорили о глубоком провале деловой активности и её дальнейшем сокращении, однако композитный индекс PMI в России вернулся на траекторию роста.

Экономическое здоровье страны процветает, что далеко от предсказаний гибели, сделанных на Уолл-стрит.

Тезисы от CNN

Полгода под тысячами санкций: что происходит в российской экономике«Медленное горение». Россия избежала экономического краха, но спад уже начался. Источник: CNN

CNN принадлежит корпорации Warner Bros. Discovery и является одним из главных инструментом американской пропаганды с левым уклоном.

На первый взгляд, мало что изменилось, за исключением нескольких пустых витрин, в которых когда-то размещались западные бренды, сотнями бежавшие из страны. McDonald‛s теперь называется «Вкусно и точка», а кофейни Starbucks постепенно открываются под едва замаскированным брендом Stars Coffee.

Отток иностранного бизнеса и волна карательных западных санкций, направленных против жизненно важного для России экспорта энергоносителей и её финансовой системы, оказывают влияние, но не такое, как многие ожидали.

После ввода войск в Украину рубль упал до рекордно низкого уровня по отношению к доллару США, поскольку Запад заморозил около половины российских валютных резервов на сумму $600 млрд. Но с тех пор он отскочил назад и достиг самого сильного уровня по отношению к доллару США с 2018 года.

Это в значительной степени результат агрессивного контроля за движением капитала и повышения ставок весной, которые в дальнейшем были ослаблены. Процентные ставки сейчас ниже, чем до событий февраля, а Банк России утверждает, что инфляция, которая в апреле достигла пика почти в 18%, замедляется и в течение всего года составит от 12% до 15%.

ЦБ также пересмотрел прогноз ВВП на этот год – в сторону повышения – и теперь ожидает, что он сократится на 4%-6%, хотя ещё в апреле говорили о падении на 8%-10%. Международный валютный фонд также прогнозирует сокращение на 6%. Помогло то, что у Кремля было восемь лет на подготовку, которую подстегнули санкции, введенные Западом после «аннексии» Крыма в 2014 году.

С тех пор многие западные бренды в России поддались давлению правительства и локализовали некоторые или все свои цепочки поставок. Поэтому, когда эти компании ушли, российским инвесторам было относительно легко их купить и продолжить использовать, просто сменив обёртку. Уход Mastercard и Visa также почти не повлиял на внутренние платежи, поскольку у ЦБ была своя альтернативная система платежей.

В середине июля в переименованных заведениях McDonald‛s возник дефицит картофеля фри, когда в России был собран недостаточный урожай, а восполнить дефицит за счёт иностранных поставщиков было нельзя из-за санкций. Но постоянство фастфуда – это одно, а долгосрочная стабильность России зависит от её энергетического сектора, который по-прежнему является крупнейшим источником государственных доходов.

По данным МЭА, доходы России от продажи нефти и газа в Европу в период с марта по июль 2022 года удвоились по сравнению со средним показателем за последние годы. И это несмотря на сокращение объёмов. Мартовский прогноз МЭА о том, что с апреля из-за санкций с рынка уйдет 3 млн баррелей в день российской нефти, не оправдался. Экспорт сохраняется, хотя аналитики Rystad Energy отмечают небольшое снижение летом. Главным фактором стала способность России находить новые рынки в Азии.

Правда, в то время как глобальная инфляция помогает энергетическому сектору России, она вредит её населению. Как и во всей Европе, россияне уже страдают от кризиса стоимости жизни, усугубленного кризисом в Украине.

Влияние санкций будет скорее медленным, чем быстрым. Теперь Россию ожидает потенциально длительный период стагнации.

Ещё несколько заголовков

  • Bloomberg: Российская промышленность падает незначительно, поскольку экономика страны адаптируется к изменениям – публикация с комментариями экспертов из ING, «Ренессанс Капитала» и «АвтоВАЗа», предупреждающая об ухудшении тенденции.
  • The Financial Times: Российская экономика пошатывается, но всё ещё стоит на ногах – короткая заметка без аргументов, убеждающая в том, что превосходство России над санкционирующими её странами мнимое, так как со временем западные меры превратятся в затягивающуюся петлю.
  • CNBC: Барахтается, но не тонет: российская экономика выдерживает натиск санкций (пока) – статья с комментариями иностранных финансистов из Capital Economics и Macro-Advisory.
  • Reuters: Кризис предотвращён, но спустя полгода россияне сталкиваются с экономическими трудностями – статья с мнениями 33-летней матери двоих детей и пенсионерки.
  • The Washington Post: Западные санкции наносят ущерб, но пока не разрушают российскую экономику – статья с комментариями русских экономистов при иностранных университетах, сожалеющих о том, что всё не так плохо.
  • The New York Times: Российская экономика резко сокращается из-за «войны» и санкций – своя, особенная интерпретация всем известных данных от журналистов NYT.

Несмотря на разную интерпретацию данных и варьирующуюся степень пессимизма в будущих прогнозах, выводы столпов западной медиасферы целиком и полностью отражают ту мысль, которую транслировал я – не так страшен чёрт как его малюют.

Да, нам не очень хорошо, некоторым отраслям плохо как никогда и в целом всё происходящее – великая трагедия. Но разгоняемая паника по поводу того, что коллективный Запад прихлопнет жалкую «страну-бензоколонку» с 3% от мирового ВВП как таракана, не имела под собой почвы.

Весной это мнение многим казалось крамольным. Для жертв «стокгольмского синдрома» в принципе недопустима мысль, что Россия может тягаться с «демократиями». Однако она тягается – и это признают уже в тех самых в демократиях. Признают люди, которые не являются кремлёвскими агентами. Надеюсь, это всем понятно.

Ранее мы рассказывали, почему евро упал ниже доллара, и что это значит.