image

​«Эрдоганомика»: что бывает с экономикой, когда лидеру страны не дают покоя лавры великого новатора

Экономика
21:32
75 125 просмотров

​«Эрдоганомика»: что бывает с экономикой, когда лидеру страны не дают покоя лавры великого новатораПримерно так выглядит разрыв между целевым и реальным уровнем инфляции в Турции прямо сейчас.

Разбираемся, как турецкий лидер послал подальше все общепринятые догмы монетарной политики, чтобы твердо и четко насаждать свой «авторский» подход по борьбе с инфляцией. Как так вышло, и почему «Эрдоганомика» попадет в учебники экономической теории прямиком в раздел «Все трюки выполнены профессионалами, не повторять в своей стране».

Как известно, предисловие всегда должно начинаться с красноречивых цитат:

«В мире написаны тысячи книг, как управлять экономикой и развивать ее, но ни одной – как ее разрушить. Эта честь выпала президенту Эрдогану».

Турецкий оппозиционер Мераль Акшенер

«Когда я 20 лет назад ездил в турецкий олл-инклюзив, один доллар стоил миллион лир. Видимо, Эрдоган тоже скучает по этим временам».

Мой батя

Почему всем важно понимать кейс турецкой экономики

Пока все с увлечением следят за борьбой российской экономики против санкций, с экономикой другой крупной и значимой в своем регионе страны происходят прелюбопытные события. Эту страну, кстати говоря, часто сравнивают с Россией по различным критериям.

Весьма перспективная и самобытная турецкая экономика переживает непростые времена. Турецкие цены рискуют сделать х2 за год, годовая инфляция уже >70%. На секундочку, это гораздо больше чем в России, хотя против Турции никаких драконовских санкций не вводили, и никаких спецопераций она не предпринимает (на самом деле, предпринимает, но турецкие спецоперации не очень сильно волнуют мировую общественность).

Давайте разбираться, что случилось с турецкой экономикой, которая, вообще говоря, ещё недавно казалась процветающей и перспективной.

Disclaimer. Чтобы покрыть все детали Эрдоганомики, потребуется упомянуть десятки-сотни имён, событий и дат, а ещё вспомнить многое из основ макроэкономической теории. Короче говоря, нужно будет писать целую книжонку. Которую, честно говоря, и дописать пока что вряд ли получится, ведь окончательных последствий Эрдоганомики мы ещё не знаем (вероятно, мы видим «промежуточную стадию»). А сейчас, надеюсь, вы насладитесь данной статьей, где я попробовал обрисовать верхнеуровневую картинку происходящего в турецкой экономике.

Как экономика Турции оказалась там, где оказалась.

Начиная с нулевых, Турция должна была решить важную проблему – определиться с моделью роста своей экономики и заодно выискать ресурсы для этого роста.

Возможных моделей роста существует несколько:

Первая – за счет сбережений населения. Их можно "активировать", превратив в инвестиции. Для этой активации необходимы два ключевых условия. Первое – наличие развитого фондового рынка и институтов, обеспечивающих простоту открытия и ведения малого бизнеса. Второе – отсутствие высокого дохода по сбережениям (процент по банковским вкладам и другим финансовым инструментам для сбережений должен быть невысоким).

Для Турции нулевых – не вариант, так как у населения традиционно была весьма низкая норма сбережений, поэтому в серьезные инвестиции конвертировать было нечего.

Вторая модель – через госрасходы. Чувствуете, запахло родными березками? Да-да, именно такая модель роста используется в России. Но у России есть огромное количество природных ресурсов, которые можно добыть, продать с солидной маржой, а сверхприбыли пустить на инвестиционные проекты. Для Турции тоже не вариант, ее природными ресурсами обделили.

Поэтому был выбран третий вариант – расти за счет иностранных инвестиций. 15-20 лет назад Турция, по сути, пошла в all-in – сделала все ставки именно на этот способ роста. Нужно признать, что определенных успехов в этом направлении турки достигли. В страну с дешевой рабочей силой, выгодной географией и относительным консерватизмом в бюджетной и монетарной политике (тогда еще был консерватизм) потек иностранный капитал. Вдобавок, были и жирные льготы – например, для сотрудников некоторых иностранных компаний даже отменялся НДФЛ сотрудников. Хм, интересно, что в этот момент думали турецкие предприниматели, которых Эрдоган так любит в своих речах?

​«Эрдоганомика»: что бывает с экономикой, когда лидеру страны не дают покоя лавры великого новатора"Вот так много льгот иностранным компаниям сделаю" – Эрдоган

В итоге, объемы привлекаемых иностранных инвестиций росли весьма серьезными темпами – бывало и по 7-9% в год, что немало. Однако вместе с ростом экономики возникли и две серьезные (я бы сказал – структурные) проблемы:

Первая проблема – формировался дефицит торгового баланса. Торговый баланс зависит не только от соотношения импорта и экспорта товаров и услуг. На него также влияет задолженность вашей страны другим странам. А рост иностранных инвестиций способствует росту такой задолженности. Если грубо – инвестиция из другой страны в Турцию предполагает, что когда-нибудь Турция должна будет вернуть обратно эту инвестицию с каким-то доходом. В результате, по мере дальнейшего роста по такой модели национальная валюта должна дешеветь и дешеветь (что в Турции и происходит уже много лет). В итоге, экономика страдает от недоступности импорта: производство страдает, т.к. дорого закупать оборудование и импортное сырье (а своими ресурсами Турция, как мы помним, обделена). Население страдает от дороговизны импортных потребительских товаров, что заставляет увеличивать потребление, еще больше проедая и так скудные сбережения.

Вторая проблема – модель роста на иностранных инвестициях может хорошо работать в стабильные периоды, но в кризисы она дает сбои, т.к. иностранные инвесторы в такие моменты выводят свой капитал от греха подальше (в какие-нибудь "тихие гавани", если они вообще сейчас есть).

В результате, когда с пришествием ковида в мировой экономике закончился период относительной стабильности, экономика Турции вполне ожидаемо полетела в нокдаун. Выросла инфляция и безработица, начались массовые банкротства. Что в такой ситуации сделает любое нормальное правительство? Правильно, повысит ставку, чтобы сдержать монетарное бешенство – ведь борьба с любым подобным кризисом должна начинаться с купирования чрезмерной инфляции. Но только не правительство Эрдогана. У турецкого президента для подобного случая припасен свой "авторский" подход...

Но для начала немного увлекательной экономической теории:

Повышение процентной ставки – мера по борьбе с инфляцией на стороне денежного предложения. Работает примерно так:

  1. ЦБ повышает ключевую ставку.
  2. Банки адаптирует свои ставки по кредитам и депозитам (почему так – это тема для отдельной статьи, но суть в том, что ставка коммерческого банка = ключевая ставка ЦБ + некий "доход" банка).
  3. Кредиты становятся дороже, депозиты выгоднее. Банки перестают выдавать кредиты и стягивают средства населения на депозиты.
  4. Денежная масса сжимается, инфляция замедляется.

Такой способ борьбы с инфляцией выглядит самым понятным и контролируемым. Оно и логично – повысил ключевую ставку, денежная масса сократилась, инфляция тоже. ЦБ может эффективно и предсказуемо на это влиять.

Именно поэтому такую монетарную политику использует большинство стран. Иногда ее называют "монетарное сжатие". На основе данного метода строится модный в последнее время подход, когда монетарная политика пляшет вокруг одной ключевой метрики (прямо-таки North Star Metric) – целевого уровня инфляции. Называется такая монетарная политика – «таргетирование инфляции». Придумали этот термин англо-саксы (вроде бы Канадцы) в 1980-е, а применяет ее в том числе и российский ЦБ.

Таргетирование инфляции - крайне болючая мера для населения и особенно для бизнеса (особенно если бизнес завязан на краткосрочные оборотные кредиты – тогда вообще печаль). Но оно реально работает, особенно в период жёстких потрясений.

Однако в теории с инфляцией можно бороться и по-другому – не сокращать денежную массу напрямую, а стимулировать выпуск и экспорт товаров и услуг с целью нарастить профицит (или хотя бы уменьшить дефицит) торгового баланса. Логика примерно такая:

  1. Давайте снизим процентную ставку.
  2. Предприятия возьмут кучу дешевых денег и нарастят объёмы выпускаемых товаров и услуг (т.н. "благ").
  3. Эти блага отправятся на экспорт, и мы получим за них валюту.
  4. Валюту продадим на внутренний рынок, тем самым сбив курс наших (точнее их, турецких) "деревянных". И инфляция должна (по идее) замедлиться.
  5. * Как бонус, заодно и на внутренний рынок товары поплывут, что тоже немного собьет индекс потребительских цен.

В итоге, пусть даже такая политика приведёт к инфляции в краткосрочной перспективе, в более долгосрочной - растущий профицит торгового баланса должен укрепить национальную валюту.

Выглядит логично? Возможно... Но как показывает реальная жизнь, только в теории. И точно не в современных турецких реалиях. А дьявол, он, как известно, в деталях…

Так почему Эрдоган решил использовать именно такой подход?

Именно второй подход по борьбе с инфляцией (из описанных выше) получил известность как «Эрдоганомика». Более того, возникает ощущение, что турецкий лидер не просто верит в подобные идеи, а прямо-таки одержим ими.

Итак, почему турецкий лидер так держится за свою монетарную идею-фикс? Есть несколько гипотез:

1. Неправильная трактовка экономической теории. Есть мнение, что Эрдоган мнит себя приверженцем экономических взглядов Ирвинга Фишера, однако неверно понимает их суть. Например, путает причинно-следственную связь в уравнении Фишера. Это весьма простая математическая формула, описывающая зависимость между процентной ставкой и инфляцией.

2. Лавры экономиста-новатора. Возможно, турецкий лидер вообразил себя проводником ранее невиданных экономических идей, которые как возьмут, да как выведут экономику страны из кризиса (примерно как Кейнсианская теория помогла экономике США в свое время).

​«Эрдоганомика»: что бывает с экономикой, когда лидеру страны не дают покоя лавры великого новатораЭто Джон Мейнард Кейнс – известный экономист, в свое время предложивший одну смелую экономическую теорию, которая сработала. Видимо, это тайный кумир Эрдогана.

3. Политический популизм. Эрдоган пытается угодить своему электорату в виде МСБ и всяких фермеров, кои в Турции составляют гораздо более значительную долю, чем, скажем, в России. Хотя и к обычным потребителям есть посыл – мол, благодаря моей политике бизнес не перекладывает на вас доп. издержки (которые возникли бы при дорогих кредитах). Пусть даже экономику будет при этом серьезно температурить.

4. Политическая конспирология. Эрдоган специально проводит заведомо ущербную экономическую политику, чтобы раскачать недовольство, найти каких-нибудь врагов-саботажников (желательно внешних), а дальше вы поняли… Кстати говоря, обвинения внешних сил в провале Эрдоганомики уже были, досталось «иностранным агентам» (we know how that feels…). И вообще, негоже великой восточной державе сидеть на игле западных экономических школ, нужен свой путь! Впрочем, считает себя Турция Западом или Востоком – без пол-литра (айрана) не разберёшься.

Так что в итоге?

В итоге, Эрдоган объявил высокую процентную ставку самым настоящим врагом государства.

​«Эрдоганомика»: что бывает с экономикой, когда лидеру страны не дают покоя лавры великого новатораПримерно так Эрдоган представляет себе любой турецкий банк после повышения ключевой ставки на пару процентов.

Эрдоган делает все, чтобы ставка не повышалась, а только падала. Турецкий президент уже уволил нескольких глав турецкого ЦБ за монетарные диверсии – те видели двухзначный темп инфляции, у них сдавали нервы, и они все-таки повышали ставку. Ну не хватало у них мужества и доблести, чтобы следовать заветам Реджеп Тайипа!

В результате Эрдоган добился своего – ЦБ под его давлением все же стал планомерно понижать ставку. По сути, этим самым Эрдоган ликвидировал независимость Центрального банка Турции, сделав его лишь инструментом исполнения своей монетарной воли.

Алексей Подклетнов, vc.ru

Ранее сообщалось, что на развивающихся рынках грядет каскад дефолтов.