image

Китайский путь Центробанка России

Закон
19:22
14 484 просмотра

Тема – зачем ЦБ выбирает китайский путь регулирования криптовалют.

Новостью недели стал разгромный доклад ЦБ о криптовалютах, в котором регулятор предложил полностью запретить их майнинг и оборот в России. Будут ли запреты приняты, непонятно – другие ответственные ведомства занимают более умеренную позицию, а запрет на майнинг наверняка столкнется с противодействием крупного бизнеса. The Bell разбирает «китайские» предложения ЦБ и смотрим на альтернативные варианты регулирования, по которым пошли Япония, Швеция и Австралия.

Что случилось

На возможность полного запрета оборота криптовалют в России представители ЦБ прямо намекали с конца прошлого года.

«Даю подсказку – мы не видим место криптовалюте на российском финрынке», – говорил, например, в декабре зампред Владимир Чистюхин.

Китайский путь Центробанка России

Теперь эта позиция оформлена официально. На прошлой неделе ЦБ опубликовал доклад «Криптовалюты: тренды, риски, меры» и провел его презентацию с ответами на вопросы.

ЦБ предложил ввести несколько запретов:

  • на организацию выпуска (майнинга), обращения и обмена криптовалют, в том числе криптобиржами, криптообменниками и P2P-платформами;
  • на собственные вложения в криптовалюты и связанные с ними финансовые инструменты для финансовых организаций;
  • на использование российских финансовых посредников и инфраструктуры финансового рынка для осуществления любых операций с криптовалютой;
  • на стейблкоины – криптовалюты, привязанные к фиатным валютам (классический пример – Tether, чей курс привязан к доллару).

За нарушение запретов (в том числе на использование криптовалюты как платежного средства) и для юридических, и для физических лиц предложено ввести административную ответственность в виде штрафов.

Запрещать владение криптовалютами и операции с ними в иностранных юрисдикциях ЦБ не будет, но хочет получить право и возможность собирать информацию о таких операциях. Для этого он предлагает включить информацию об операциях российских резидентов с криптовалютой в международные соглашения об обмене информацией и получать ее от международных платежных систем. Также в Госдуме уже готовится ко второму чтению законопроект, который обяжет граждан и организации сообщать ФНС об операциях с цифровыми валютами более чем на 600 тысяч рублей в год.

Благосостояние граждан и политические риски

В докладе ЦБ мотивировал радикальность своих предложений прежде всего рисками для благосостояния россиян: вложения в криптовалюту легко потерять из-за волатильности курса, мошенничества, хакерской атаки или рыночных манипуляций, а права инвестора на этом рынке никак не защищены.

Китайский путь Центробанка России

Кроме того, рост доли криптовалют в экономике сделает менее эффективной денежно-кредитную политику самого ЦБ и заставит его поддерживать высокую ключевую ставку, а переток денег в крипту замедлит рост фондового рынка и плохо скажется на устойчивости банков. Наконец, массовая покупка населением криптовалюты – это отток капитала, который будет ослаблять курс рубля. Кроме того, криптовалюты используются для проведения платежей в рамках преступной деятельности, а майнинг негативно влияет на окружающую среду, считает ЦБ.

По словам источника The Bell, знающего о том, как вопрос обсуждался внутри ЦБ, больше всего регулятора беспокоит тот факт, что если в России появится инфраструктура, которая упростит покупку криптовалют, то покупать ее ринутся не только квалифицированные инвесторы, но и люди, совсем не разбирающиеся и не понимающие рисков. Тогда, если курс рухнет и люди потеряют деньги, под ударом окажется именно ЦБ и именно он будет нести основные, в том числе политические, риски.

При чем тут ФСБ

За несколько часов до выхода доклада Bloomberg опубликовал новость о том, что  настоящий инициатор предложения о запрете криптовалют – ФСБ, которая таким образом хочет пресечь финансирование оппозиции. Но это противоречит всем собранным The Bell данным. Более того, ФСБ в этом вопросе даже выступала против ЦБ.

Китайский путь Центробанка России

По словам источника The Bell, вопрос криптовалютного регулирования обсуждается в межведомственной рабочей группе, куда кроме ЦБ входят Минфин, Росфинмониторинг, ФНС, ФСБ и еще пять ведомств. Два сценария из них – оставить все как есть или полностью легализовать криптовалюты, как в Сальвадоре, – все участники группы отвергли единогласно. Но дальше мнения разошлись.

ЦБ был единственным участником обсуждения, проголосовавшим за китайский сценарий регулирования, и единственным, кто из всех ведомств, включая ФСБ и МВД, проголосовал против того, чтобы установить регуляторно-ограничительный режим, как это было сделано, например, в Японии, говорит собеседник The Bell. Информацию о том, что позицию ЦБ не поддерживает никто, включая ФСБ, подтверждают и два собеседника The Bell на крипторынке. По словам одного из них, даже если в ФСБ и есть сторонники полного запрета, их меньшинство, а все ведомство в целом выступает за введение регулирования для криптовалют, которое позволило бы рассчитывать хоть на какой-то контроль за сферой.

Тщетные попытки

Предложенные ЦБ ограничения не решат ни проблему ухода денег от надзора, ни роста инвестиций в криптоактивы, считает один из криптоинвесторов. Россия – уже рынок номер один по оборотам криптовалют в мире, и говорить о запрете поздно, уверен он. По его мнению, ЦБ не сможет до конца ограничить p2p-операции и платежи в адрес криптобирж, отмечает собеседник The Bell. Для этого пришлось бы полностью остановить все переводы между физлицами, соглашается другой.

То, что ЦБ фактически подталкивает российских криптоинвесторов к уходу в иностранные юрисдикции, тоже странно – ведь инструментов, которые позволят отслеживать транзакции на зарубежных рынках, у регулятора нет, говорит один из источников.

«Если бы ЦБ потребовал от бирж и обменников работать с банковской лицензией, проверять все потоки в Росфинмониторинге и соответствовать ФЗ-115 о противодействии отмыванию доходов, он получил бы хоть какой-то контроль. То же, что он предлагает сейчас, – это путь к криптораю и полной потере контроля», – считает он.

Другой собеседник The Bell приводит в качестве примера результатов запретительного регулирования знаменитый кластер «черных» криптообменников в Москва-сити – если бы не фактический запрет для российских банков на крупные операции с криптобиржами, этот рынок вряд ли процветал бы, считает он.

«В итоге криптовалюта покупается “вчерную”, а у регуляторов нет шанса понять, кто ее покупает и куда переводит, – не то что уж налоги собрать», – говорит он.

Ограничения, предложенные ЦБ, – запретить выпуск и обмен криптовалют на территории РФ – это, по сути, развитие первых трех пунктов статьи 14 закона о цифровых финансовых активах (ЦФА), говорит зампред правления Палаты налоговых консультантов России Михаил Успенский, принимавший участие в разработке этого закона.

«Лукавство в том, что в законе речь идет не о территории РФ, как в докладе, а об объектах российской информационной инфраструктуры – ИРИИ. На деле ни один закон не содержит определения, что это за объекты, поэтому речь идти может о чем угодно. То есть формально под это неудачное и размытое определение может попадать даже смартфон в руках граждан и гостей России. И тогда становится очевидно: под риск попадает любое лицо, покупающее крипту, пусть даже на иностранной бирже, в том числе с официальными лицензиями финансовых регуляторов других стран», – считает Успенский.

Ирония в том, что у ЦБ практически нет инструментов для полной блокировки операций с криптовалютами, уверен юрист. Даже если ЦБ заставит банки морозить платежи по определенным МСС-кодам, этим регулятор добьется ровно обратного эффекта: отсеет площадки, которые готовы работать «в белую», в том числе проверять своих клиентов. И на российском рынке править бал будут серые и черные игроки с присущим им мискодингом и прочими уже существующими креативными нелегальными способами, предупреждает юрист. Благими намерениями регулятор мостит дорогу к процветанию теневого рынка и изоляции российской криптоиндустрии от мирового блокчейн-сообщества.

ЦБ против майнинга

Еще одна инициатива ЦБ – запрет майнинга в России – обсуждалась меньше всего. Но сопротивление эта инициатива регулятора может вызвать весьма значительное. Дело в том, что среди крупнейших майнеров в России – крупные бизнесмены и силовики, рассказали The Bell трое участников рынка. Например, крупнейшая российская майнинг-ферма Bitriver была создана при участии структур Олега Дерипаски (сам бизнесмен, чей телеграм-канал едва ли не наполовину посвящен критике ЦБ, предложения по криптовалюте никак не прокомментировал). Заниматься майнингом собирался и, например, сын экс-генпрокурора Юрия Чайки Игорь.

Китайский путь Центробанка России

Выявлять майнеров ЦБ собирается по активности в потреблении электроэнергии, сказала журналистам директор департамента финансовой стабильности ЦБ Елизавета Данилова, презентовавшая доклад. Но у участников рынка этот подход вызывает вопросы.

«Чтобы запретить майнинг, нужно сначала официально определить и задокументировать, что это такое и каковы его признаки, – рассуждает один из них. – Сколько электроэнергии должен потреблять человек, чтобы он был признан майнером и не смог сказать, что он просто топит гараж сотней обогревателей, потому что ему так захотелось?»

Любые более-менее крупные майнеры, которые выходят за пределы бытового потребления 12–15 киловатт в час, чаще всего имеют неофициальные договоренности с электросетями своего города и не платят за электричество вообще, говорит участник рынка. А все излишки, которые расходует майнинг, просто списываются сотрудниками электросетей. Таким образом, майнеры средней руки как работали, так и будут работать.

«Но вот крупным майнерам с официальными майнинг-отелями придется тяжелее: они хоть и ведут свою деятельность не как майнеры, а как объекты, сдающие в аренду оборудование, по факту работают на виду», – рассуждает он.

Два пути регулирования

Если отталкиваться от мнений, высказанных на заседаниях межведомственной рабочей группы, то большая часть ведомств в России выступает за подход к регулированию, который используют Япония, Швеция или Австралия.

Так, например, в Японии биткоин признается законным платежным средством, работу рынка регулирует закон о платежных услугах, а надзорным органом выступает Агентство финансовых услуг (FSA). Криптовалюты могут использоваться для расчетов, биржи обязаны получать лицензии, криптокомпании обязаны соблюдать требования KYC и AML – проверять клиентов и противодействовать отмыванию доходов, раз в год проходить аудит, иметь физический офис и вести бухучет. А еще – отчитываться о транзакциях перед налоговой и, соответственно, налоги платить (но с этим случаются осечки).

В Австралии власти признали, что криптовалюты – это цифровая революция в финансовом секторе, и решили их регулировать, чтобы вывести рынок из тени. В этом году страна готовится принять новый закон по регулированию криптовалют.

В Швеции криптовалюты разрешены, но отдельного закона, регулирующего деятельность криптокомпаний, нет. Биржи и криптосервисы обязаны работать по правилам регулирования рынка финансовых услуг – проходить регистрацию, предоставлять данные о транзакциях и противодействовать отмыванию. Но к майнингу страна относится жестко: в Швеции предлагают запретить его на всей территории страны из-за того, что, по мнению властей, добыча криптовалют может помешать соблюсти Парижское соглашение по изменению климата.

ЦБ же настаивает идти по китайскому пути. Власти Китая ввели запрет на операции с криптовалютами и майнинг внутри страны и начали борьбу с сервисами и биржами, которые помогали обходить запрет и торговать криптовалютами на зарубежных рынках. Вне закона оказались и хранение криптовалюты, и инвестиции в отрасль, а порталы с информацией о курсах криптовалют попали под блокировки. Свою цель китайский ЦБ описывал так:

«Решительно пресекать популяризацию виртуальной валюты, жестко подавлять незаконную финансовую активность и преступность, защищать собственность граждан и всеми силами поддерживать экономический и финансовый порядок и социальную стабильность».

С риторикой, выбранной ЦБ в докладе, это довольно сильно пересекается. Единственной разрешенной криптовалютой в Китае должен стать цифровой юань – и это также очень схоже с позицией российского ЦБ, который уже в ближайшие пару месяцев готовит к запуску собственный цифровой рубль. И он станет не только новым способом для быстрых и дешевых денежных переводов, но и удобным инструментом контроля. Платформа даст государству возможность следить за денежными потоками и компаний, и людей, ведь все данные о транзакциях будут в одних руках.

Валерия Позычанюк