image

История «облажавшегося» криптогуру и краха FTX

Проза жизни
17:52
61 929 просмотров
Камилла Дадашова, THE BELL
Камилла Дадашова, THE BELL

Всю неделю на крипторынке разворачивалась настоящая драма, похоронившая не только одну из крупнейших криптобирж, но и самого молодого в США миллиардера, сделавшего состояние на крипте. Рынку криптовалют очередной скандал тоже не сулит ничего хорошего. Рассказываем историю Сэма Банкмана-Фрида и его биржи FTX.

Гарри Поттер и настольные игры

В октябре 2021 года американский Forbes выпустил свой юбилейный, сороковой по счету, рейтинг 400 богатейших американцев. В него вошли 44 новичка, во главе с Мириам Адельсон, вдовой крупного донора республиканцев и казино-магната Шелдона Адельсона. Мириам стала миллиардершей после его смерти в самом начале 2021 года. Сразу следом за ней в список богатейших ворвался не кто иной, как 29-летний предприниматель Сэм Банкман-Фрид, основатель биржи криптодеривативов FTX и ее инвестиционной «сестры» Alameda Research. Состояние самого молодого участника списка Forbes, известного по инициалам SBF, к тому моменту оценивалось в $22,5 млрд, а разбогатеть на торговле цифровыми активами ему удалось всего за четыре года.

Будущий криптомиллиардер родился в 1992 году в семье двух преподавателей права из Стэнфордского университета. Его мать также руководит влиятельной группой доноров-демократов, а отец имеет образование клинического психолога.

Детство Сэм Банкман-Фрид провел за чтением книг о юном волшебнике Гарри Поттере, просмотром бейсбольных матчей команды «Сан-Франциско Джайентс» и во взрослых разговорах о политике с академической элитой Западного побережья.

Вместе с младшим братом Гейбом он увлекался интеллектуальными играми вроде придуманной математиком Ричардом Гарфилдом Magic: The Gathering. «Он считал, что если игра веселая, то нужно вести сразу две партии одновременно, с таймером», — рассказывал Гейб Банкман-Фрид о брате. Ему казалось, что так точно не заскучаешь. «Если другим требуется много времени, чтобы сделать ход, я переключаюсь», — объяснял сам Банкман-Фрид.

Своей привычке он не изменял и повзрослев. «Часто можно увидеть, как на одном экране он смотрит футбол, на другом — ролики на YouTube, скажем, с Рианной, на третьем — отвечает на сообщения, на четвертом — занимается торгами, на пятом — говорит по телефону, и все в одно и то же время», — рассказывала Кэролайн Эллисон, согенеральный директор Alameda Research.

Абсолютная дрянь

Банкман-Фрид учился в частной школе в Bay Area, а летом посещал канадско-американский лагерь Mathcamp для старшеклассников с развитыми математическими способностями. Там он познакомился со своим будущим деловым партнером Гэри Ваном — соучредителем и главным техническим директором FTX.

После школы одаренный выпускник поступил в Массачусетский технологический институт (MIT), где вполсилы шел к степени бакалавра наук по физике. Большую часть времени он посвящал компьютерным играм — Starcraft и League of Legends, и проводил его в обществе товарищей по братству Epsilon Theta. В него входило около 20 человек, которые променяли студенческие вечеринки с выпивкой на решение головоломок и настольные игры.

Все это не мешало Банкману-Фриду поддерживать хорошую академическую успеваемость, вспоминает его однокурсник Сэм Трабукко (занимал должность согенерального директора Alameda Research до августа 2022-го). Молодые люди также познакомились в математическом лагере в 2010 году.

Сам Банкман-Фрид, вспоминая об учебе, самокритично называл себя «абсолютной дрянью» в том, что касалось выполнения задач. «Я работал в общей сложности около полутора часов в сутки, и у меня были проблемы с организацией времени, — признавался предприниматель. — Я был жутко нерадивым студентом».

Зарабатывать, чтобы отдавать

На младших курсах его не на шутку заинтересовало направление утилитаризма, из которого исходит такое понятие, как «эффективный альтруизм». Идея проста — используйте факты и рациональные доводы, чтобы сделать как можно больше хорошего. Как правило, люди жертвуют деньги на то, что сейчас в тренде, или на вещи, которые затронули их лично. «Эффективный альтруист» анализирует информацию, чтобы решить, на что и когда пожертвовать, чтобы максимизировать пользу.

Отцом «эффективного альтруизма» называют австралийского философа Питера Сингера. С его трудами Банкман-Фрид впервые столкнулся еще подростком. В одном из них Сингер спрашивает: как вы поступите, если, проходя мимо мелкого пруда, заметите, что в нем тонет ребенок? Очевидно, вы решите броситься в воду и спасти его, даже несмотря на то, что испачкаете дорогую одежду, размышляет философ. В итоге он приходит к выводу, что не делать ничего для помощи нуждающимся в далеких странах через пожертвования благотворительным организациям, — все равно, что дать этому ребенку утонуть.

Банкман-Фрид поначалу задумывался о том, что мог бы стать профессором физики, но вопросы этики и морали в итоге заинтересовали его куда сильнее. Следуя за учением Сингера, он в том числе решил отказаться от мяса. «Цыпленка мучают на животноводческой ферме пять недель, а ты слопаешь его за полчаса, — объяснял убежденный веган Банкман-Фрид. — Мне было трудно это оправдать».

В 2012 году он побывал на лекции Уилла Макаскилла, тогда 25-летнего докторанта Оксфорда (теперь — советник главы FTX), который пытался превратить идеи Сингера в движение. Он и его сторонники пытались использовать математические расчеты, чтобы выяснить, как можно извлечь максимальную пользу из своих денег и времени, и называли это «эффективным альтруизмом».

Банкману-Фриду Макаскилл рассказал еще об одной своей идее: «зарабатывать, чтобы отдавать». Он посоветовал человеку с такими математическими способностями, как у Сэма, устроиться на высокооплачиваемую работу на Уолл-стрит, чтобы затем отдавать свои доходы на благотворительность. Тот так и сделал.

Моби Дик среди криптокитов

Зарабатывать состояние будущий миллиардер начал, работая трейдером в нью-йоркской Jane Street. Там он трудился три года, ежегодно отдавая около половины своей шестизначной зарплаты на благотворительность.

В Jane Street Банкман-Фрид научился тонкостям арбитражной торговли, при которой трейдер может купить актив по более низкой цене на одном рынке и продать его дороже на другом. Две позиции компенсируют друг друга, а трейдер зарабатывает на разнице цен. Спустя три года Банкман-Фрид ушел в основанный Макаскиллом Центр эффективного альтруизма.

На новости из мира криптовалют будущий миллиардер едва обращал внимание до того момента, как в 2017-м биткоин взлетел до $20 000. «Я вообще ничего не знал о крипте, когда впервые с ней столкнулся, и почти ничего не знал о блокчейне. Но, когда я очутился там, это все меня поразило», — признавал Банкман-Фрид.

Новые возможности для себя он открыл после того, как случайно наткнулся на сайт криптовалют. Банкман-Фрид рассказывал, будто бы заметил, что этот рынок неэффективен: одни и те же токены на одних биржах продавались намного дороже, чем на других. Например, можно было купить биткоин в США и продать его в Японии минимум на 10% дороже.

Еще будучи трейдером в Jane Street, Банкман-Фрид разработал математические модели для арбитражных сделок, целью которых было заработать на крошечной разнице в цене. На криптобиржах расхождения были в сотни раз больше. «Это выглядело слишком просто, что-то здесь не так», — вспоминал он свои размышления.

К новому проекту Банкман-Фрид привлек нескольких друзей, в их числе были Гэри Ван, работавший тогда над данными о полетах для Google, Кэролайн Эллисон из Jane Street и Нишад Сингх, друг его младшего брата, работавший инженером в Facebook. Все они были последователями «эффективного альтруизма», и Банкман-Фрид убедил их в том, что его проект — лучший шанс заработать и раздать много денег. Они съехались в общем доме в Беркли и погрузились в арбитраж.

Компания получила название Alameda Research и позиционировалась как аналитическая, чтобы не привлекать внимание регуляторов. На пике, по данным Bloomberg, она ежедневно выполняла операции с биткоином на $15 млн и получала прибыль в $1,5 млн. За короткое время компания заработала около $20 млн.

Знакомые Банкмана-Фрида нахваливали его способность действовать быстрее большинства других трейдеров. За это ему даже дали прозвище «Моби Дик среди криптовалютных китов».

Колоссальный аппетит к риску

В 2018 году Банкман-Фрид побывал на конференции по биткоину в Макао, где познакомился с некоторыми другими крупными игроками рынка, и решил остаться жить там. Коллегам он объяснил, что не собирается возвращаться в Беркли. Вскоре основная часть его команды и сам предприниматель перебрались в более либерально настроенный к криптовалютам Гонконг. «Нужно, чтобы люди переехали сюда немедленно, — пересказывал Эндрю Кроган, бывший главный операционный директор Alameda, разговор с Банкманом-Фридом. — Я думаю, мы теряем $50 000 в день из-за того, что сидим в Беркли, а не в Гонконге». В разгар пандемии будущий основатель FTX перебрался на Багамы, где не было жесткого локдауна.

По мере успехов в торговле криптовалютами у будущего миллиардера росло раздражение по поводу качества работы криптобирж. Все площадки были предназначены для мелких инвесторов, а профессиональным трейдерам, которые должны проводить операции с крупными суммами в ускоренном темпе, работать на них было неудобно. В 2019‑м часть средств от прибыли Alameda и $8 млн, привлеченных от нескольких небольших венчурных компаний, Банкман-Фрид пустил на запуск биржи FTX. Одним из ее совладельцев примерно за $70 млн стала и крупнейшая в мире криптовалютная биржа Binance.

Поначалу все шло медленно. Дюжина сотрудников работала над созданием новой биржи в коворкинге WeWork в Гонконге и пыталась привлечь на нее трейдеров. Но вскоре основатель FTX нашел выгодную нишу. Он нацелился на более опытных инвесторов, торгующих деривативами — опционами на биткоин или фьючерсами на эфириум. Как и сам Банкман‑Фрид, такие трейдеры, как правило, не верят в светлое будущее криптовалют, они просто хотят заработать. Зато они проводят значительно больше крупных сделок, чем обычные розничные инвесторы. FTX в результате получает больше комиссионных — от 0,005% до 0,07% с каждой сделки. Кроме того, на бирже разрешили торговать токенизированными версиями обычных акций (например, Apple). Рентабельность бизнеса при этом очень высокая — около 50%.

Успех FTX отчасти обеспечило желание многих трейдеров использовать биржу для торговли с самой Alameda. К июлю 2019 года, всего за два месяца с момента запуска, ежедневный объем торгов достиг $300 млн, а в 2020 году он составлял в среднем уже $1 млрд в день. По словам Банкмана-Фрида, по итогам 2021 года биржа получила $1,1 млрд выручки и заработала около $350 млн, а на Alameda пришелся дополнительный $1 млрд прибыли.

Банкман-Фрид контролировал ход операций в любое время дня, рассказывал Дэн Матушевски, бывший глава Circle Trading и сооснователь криптоинвестиционного фонда CMS Holdings (торговал на FTX, а также был одним из ее инвесторов). «У них колоссальный аппетит к риску, — говорит он. — Они постоянно будут пробовать заработать на том, что терпит крах. На это расчет, и это разумно».

Крах FTX и исчезнувший миллиард

Еще в январе FTX, на тот момент третья криптобиржа в мире, оценивалась в $32 млрд. Бегство инвесторов началось со статьи Coindesk, которая вышла 2 ноября. В ней рассказывалось, что как минимум 40% активов трейдинговой компании Банкмана-Фрида Alameda Research приходится на низколиквидную криптовалюту FTT, выпущенную его же биржей FTX. Инвесторы отреагировали на эту информацию крайне нервно, справедливо предположив, что любая крупная продажа FTT может обвалить всю конструкцию — что и произошло через несколько дней.

Удар по FTX нанес основатель Binance Чанпэн Чжао: 6 ноября он, сославшись на «недавние откровения», объявил, что ликвидирует все свои позиции в FTT на $580 млн.

Во вторник было объявлено, что Binance купит FTX, чтобы помочь ей выйти из «кризиса ликвидности». На фоне предстоящей сделки Банкман-Фрид комментировал, что все деньги клиентов защищены. Однако спустя сутки Binance передумала, и это еще больше усугубило проблемы FTX. Всему этому предшествовал длительный конфликт основателей FTX и Binance. Подробнее об этом мы рассказывали здесь.

FTX подала заявление о банкротстве, а сам Банкман-Фрид, выбывший по оценке Forbes из списка миллиардеров, объявил, что уходит в отставку с поста главного исполнительного директора.

Но история на этом не закончилась. По данным Bloomberg, еще в среду Банкман-Фрид со словами «я облажался» объявил инвесторам, что FTX столкнулась с дефицитом в размере $8 млрд. А в ночь с 11 на 12 ноября пользователи зафиксировали загадочный переток токенов из FTX. В общей сложности речь шла о сумме выше $600 млн. В самой компании заявили о хакерской атаке. Но спустя несколько часов Reuters со ссылкой на осведомленные источники внутри компании сообщил, что Банкман-Фрид якобы тайно перевел $10 млрд со счетов клиентов из FTX в Alameda. Существенная часть этой суммы, по их данным, исчезла: один из источников оценил потери в $1,7 млрд, другой — в $1–2 млрд.

В текстовых сообщениях агентству Reuters по поводу этой информации Банкман-Фрид заявил, что «не согласен», что перевод был тайным: «У нас была запутанная внутренняя маркировка, и ее неверно прочитали». А на вопрос о пропавших средствах он ответил так: «???».

В воскресенье Bloomberg со ссылкой на источники сообщил, что Банкмана-Фрида допросила полиция Багамских островов. Запрос от местных правоохранительных органов не всегда означает арест или предъявление обвинений, подчеркивает издание. Комиссия по ценным бумагам и биржам США (SEC) также проводит проверку того, как FTX управляла средствами своих клиентов и были ли при этом допущены какие-либо нарушения.

Создатель продуктовой рассылки Creator Economy Питер Янг считает, что в ходе краха FTX уже испарились миллиарды долларов и это далеко не предел. Эксперт приводит список компаний и фондов, в которые инвестировали FTX и Alameda. Один из их партнеров, криптовалютная компания BlockFi, уже приостановил вывод средств.

Кризис FTX — уже как минимум четвертый криптовалютный крах в 2022 году (до этого были кейсы Luna/UST, Celsius, Three Arrows Capital), развивающийся по сценарию типичного bank run: узнав о возможных проблемах с ликвидностью криптопроекта, инвесторы бегут забирать деньги, и кризис становится самосбывающимся.

Независимо от того, как будет развиваться ситуация дальше, по репутации криптовалютных проектов нанесен очередной удар. Биткоин за неделю подешевел на 20%. Токен FTT обвалился почти на 90%. Цена биткоина впервые за два года опустилась ниже $16 000. По прогнозу Bloomberg, это еще не предел, и возможно падение до $13 000.

История с FTX, которую уже сравнивают с крахом Lehman Brothers в 2008 году, усилит позиции сторонников жесткого регулирования рынка, а инвесторам должна напомнить, что даже самые надежные криптопроекты не защищены от краха, и он может произойти за считанные дни или даже часы.

Криптокрах не кончается

На крипторынке продолжается каскадный обвал после краха FTX. Из-за «ненормального вала запросов», превысившего текущую ликвидность, работу своего криптобанка остановил криптоброкер Genesis. Это один из старейших и известнейших на рынке игроков более чем с $20 млрд активов под управлением. Но именно с криптовалютным кредитованием дело у него не пошло: коллапс Three Arrows Capital оставил его примерно с $1,2 млрд проблемной задолженности.

Примечательно, что Genesis через Digital Currency Group Барри Силберта связан с крупнейшим в мире криптовалютным инвестфондом Grayscale Bitcoin Trust. Сейчас он стоит на 40% дешевле своих биткоинов, поскольку не добился разрешения SEC на преобразование в обычный ETF. А еще под ударом криптобанковский бизнес братьев Уинклвосс, главным партнером-гарантом которого является тот же Genesis.

Читайте также: «США объявили войну крипто-анонимности: как санкции на Tornado Cash меняют будущее блокчейна».

Главные новости Бреста за неделю