Венедиктов: «Лукашенко готов стать президентом объединенной России»

icon 10:11
icon 3 424 просмотра
Венедиктов: «Лукашенко готов стать президентом объединенной России»

Главред «Эха Москвы» рассказал детали встречи с президентом Беларуси.

Напомним, в интервью, которое состоялось неделей ранее, Алексей Венедиктов, кроме прочего поинтересовался у Александра Лукашенко, с каким посылом он идет на выборы – сохранение суверенитета или с глубокой интеграцией, пишет gazetaby.com. Встреча состоялась во Дворце независимости, с обменом подарками, а само интервью в аудиозаписи (а также полной расшифровкой) вскоре появилось на Эхе Москвы.

Теперь главред радиостанции делится подробностями. Предлагаем избранное.

«У Лукашенко нет желания, как я понял, делиться властью или отдавать ее»

– Я считаю, что опция объединения с Беларусью для продления в том или ином виде власти Владимира Путина остается на столе в Кремле. Я считаю, что эта опция не является сейчас первоочередной и главной. Объясню почему. Во-первых, по внешним признакам одновременно с тем, как я был в Минске, здесь развивались события иначе. Здесь пошел разговор об изменении косметическом, изменении Конституции.

Это означает, что эту опцию вытащили на публичное рассмотрение. Вытащил сам президент Путин и Вячеслав Володин, глава Государственной Думы. Плюс к этому, мы видим, что власть уже сильно заинтересовалась выборами 21-го года в Госдуму. Значит, главное будет отдано Госдуме. То есть изменение Конституции должно пройти через Госдуму. Поэтому опции все сохраняются. Но я вижу, что сила тяжести перемещается в иную опцию. Это раз.

Вторая история. У Александра Григорьевича Лукашенко нет желания, как я понял, делиться властью или отдавать ее. Вы мой первый вопрос видели: «Вы пойдете баллотироваться?»? Вы знаете, как он уходил от него? Посмотрите, как он от него уходил. Первые два вопроса моих. Пытался дожимать. Не дожимал. То есть очевидно, что он тоже будет продлевать свою власть. И история с тем, что мне там в ходе подготовки интервью говорили: «А вот смотри, председатель Си в Китае изменил же Конституцию. Продлил и никто не вякнул».

Ну что за проблема изменить Конституцию? Так легко и просто. То есть, на самом деле, я, просто, считаю, что сейчас на первый план – хотя опция остается – выходит… Знаете, ломать Беларусь, ломать Лукашенко зачем, когда можно изменить там 144 буквы в виде твита в Конституции? И все. Что придумывать-то? Я ж знаю Путина. Чего огород городить? Ну если не получилось красиво, пусть будет эффективно.

– Все эти 30 протоколов несекретных – это все, на самом деле, с 21-го года. Весь 20-й год – это налаживание, отлажка и так далее. И можно, как мне сказал один из российских переговорщиков: «Слушай, ну сделаем в середине января. Ну, если не успеем. Ну да, поручение есть. Ну, просто сказали, не успели. У нас поручение – договориться». У них поручение – договориться. Ну, договорятся. А следующий этап – это создание, оно естественно, оно тянет за собой создание наднациональных органов.

И вот в этом очень интересно, потому что когда я в конце уже программы (сегодня слышал интервью) рассказал Лукашенко анекдот про него и Путина, причем анекдот в смысле 18-го века – история, которую рассказывают, а не смешная история – когда Лукашенко говорит Путину: «Владимир Владимирович, я согласен». Путин говорит: «На что согласен?». Говорит: «На все согласен. Сегодня вы президент, а я вице-президент, а завтра – наоборот». И я думал, Лукашенко рассмеется. А он мне говорит: «Вот! Вот это равноправие! Вот это можно обсуждать!».

«А то, что про неравноправие, обсуждать не надо». Понимаешь, да. И я понял, что это у него в голове. Что анекдот, не анекдот, но что равноправие и тогда он сохраняет. Это вице-президент. Это не какую-то там, как он говорит, парламентскую должность. – «Для того ли я это все строил? Председатель парламента какого-то там…».

Вот там же если начать, как Владимир Владимирович в последнее время про нас говорит, ковыряться в его интервью, там вытаскиваешь фразу отсюда, фразу отсюда, фразу отсюда, собираешь и видишь отношение. – «Я согласен, но только еже ли я буду играть с такими же возможностями и такую же роль, как Путин».

И там же есть еще кусок. – «Почему меня тогда начали мочить? Потому что если бы я выдвинулся кандидатом в президенты… Алексей, ну скажи». Я говорю: «Ну, боялись, что вы выиграете». Он говорит: «Молодец! Не боишься говорить». Вот. Вот! Поэтому Александр Григорьевич Лукашенко готов стать президентом объединенной России.