Лукашенко: все, хватит, я наелся, не царь, я пахарь

icon 12:59
icon 3 951 просмотр
Лукашенко: все, хватит, я наелся, не царь, я пахарь

Главному редактору радиостанции «Эхо Москвы» Алексею Венедиктову белорусский президент рассказал об интеграции, суверенитете, России, детях, водке и своем детстве.

Александр Лукашенко и Алексей Венедиктов после встречи обменялись подарками. Московский гость подарил президенту шахматы ручной работы, изготовленные в Беларуси, а в ответ получил корзину с белорусскими продуктами. «КП» собрала самые интересные выдержки из их двухчасовой беседы...

…о блокировании белорусской продукции в России

«Я сказал недавно: на хрена нужен такой союз? Когда мы каждый раз все хуже и хуже! И когда я ему (Путину. – Ред.) назвал, что у нас в этом году будет 9 миллиардов дефицит торгового баланса, Путин, как человек, понимающий это, он вообще, можно сказать, онемел. Смотрит на меня, а я ему говорю: «Владимир Владимирович, ну из-за этого торговая война между Китаем и США началась». И потом, ладно, энергоносители подорожали и прочее. Но зачем же вы блокируете нашу продукцию, которую мы поставляем на ваш рынок. Отборную. Хорошую продукцию блокируете. Нам же с вами надо рассчитаться, чтобы понизить этот размер дефицита торгового баланса. И заработать деньги, чтобы вам заплатить за нефть, за газ. Вы зачем блокируете?».

Лукашенко: все, хватит, я наелся, не царь, я пахарь

…о слухах об объединении государств

«Мы этот вопрос сняли два года назад, полтора, в Сочи первый раз я прямо сказал: я никогда. Спустя 25 лет своей президентской жизни – все, хватит, я наелся, не царь, я пахарь. Ну, не галерах, но пахарь, мне хватило. Ради того, что мне где-то в России дадут должность в парламенте? Слушайте, какая дикость, какая глупость! Даже если меня осудят и в наручниках туда посадят, этого не будет. По многим причинам. Начиная от личностных качеств моих и заканчивая политикой моей. Мне то, что вы делаете, неприемлемо. По многим позициям. Я не могу отойти от этой политики и, наевшись за 25 лет, чтобы еще посидеть где-то там в Москве или, слушай, на обочине в Подмосковье, два-три года добавить к 25 – стоит ли это? Это моя личная позиция, но есть еще государственная: первое независимое суверенное государство в истории. Мы никогда не были суверенными и независимыми. Я его построил вместе со своими коллегами. Разве я, как недавно говорил, должен в гроб его положить и похоронить? Этого не может быть! Как, создав свое дитя, я его могу похоронить? А вот выстраивать Союзное государство, попытаться построить Союзное наше государство и слепить его так, чтобы мы не задели интересы ни россиян, ни белорусов, мы должны».

…о работе в детстве

«У нас (в Беларуси. – Ред.) есть IT – это мозги, сельское хозяйство – это мозолистые руки. У меня вон лапа. От чего? От того, что коров доил. Я с пяти лет, а может, и раньше, с мамой ходил и доил коров для того, чтобы она мне купила баян, когда я уже в восьмом классе был и захотел играть. Для того чтобы заработать деньги, я садился на «грабилку», я сейчас, когда смотрю, думаю: боже мой! Я бы своего ребенка не пустил! Там легко свалиться и попасть под эти грабли конные. Я зарабатывал 3 рубля в день для того, чтобы за 70-80 рублей костюм купить. Понимаете? Мы и сейчас работаем с мозолями и своими мозгами. И просим только одно от вас, коль вы нас позвали в союз, ЕврАзЭС и прочее, не ухудшайте каждый год наше положение!».

Лукашенко: все, хватит, я наелся, не царь, я пахарь

…почему Беларусь может отвернуться от России

«Я сказал, что Россия не хочет и боится потерять Беларусь. А потеряет или нет… Не дай бог, конечно. Если Беларусь вообще отвернется от России и будет проводить не то что самостоятельную политику, нам очень сложно это будет сделать... Если она отвернется, понятно, куда она отвернется».

Алексей Венедиктов спросил: «А почему она может отвернуться?»

«Послушайте, если вы будете нас прессовать постоянно, начиная от газовой трубы, нефтяной и прочее, и каждый год под Новый год мы будем этим заниматься… Если вы будете все время писать в вашем виртуальном мире и говорить, что мы нахлебники, гиря на ногах, мы вам все отдаем, а вы такие-сякие, то мы скажем: спасибо, не надо. Вот я попросил, чтоб нам сейчас справку принесли. Я ее Путину, когда остались мы в узком кругу без СМИ, ее прочитал, чего стоит нам Россия», – ответил президент.

«Я вам хочу показать, что не только мы вам стоим, но и мы вам оказываем огромное количество услуг, порой которые нельзя оценить, вы, как историк, догадываетесь, о чем идет речь, все в деньгах не пропишешь, это не бухгалтерия. Но я вам покажу то, что можно оценить. Слушайте, не такие глупые в правительстве и Путин люди, чтобы вот так поддерживать Беларусь, как вы там говорите. Они очень прагматичные – вы нам, мы вам».

…о младшем сыне Николае

«Вы не хотели бы для сына (Николая. – Ред.) такой судьбы, как для себя?», – спросил Венедиктов.

«Ни в коем случае! Президент в 90-х и нынешний – это две большие разницы. Даже старший, который сейчас ушел из государственной службы и спортом занялся, я его придерживаю как канал общения со спецслужбами… Через Диму, Витю и Колю я получаю такой массив информации, такие вопросы иногда они мне приносят, что ты никогда бы не достучался до президента».

«Мне важно, как он (Николай. – Ред.) эту информацию получает, переваривает и мне приносит. Важно понимание молодежи. Он мне переводит, когда я с президентами разговариваю. В Китае он Маленький Принц, потому что с 2-3 лет уже привыкли к нему. Он поздравляет дядю Си Цзиньпина и его супругу с Новым годом, они в нем души не чают. Он друг Владимира Владимировича, а не мой друг. Он мне часто говорит: «Вот видишь, как президент должен поступать!» или «В хоккей я не в твоей пятерке буду играть, я буду с Владимиром Владимировичем!» Ну и хрен с вами, идите играйте!».

«Не у всей нынешней молодежи в приоритете образование, но если ты Колю спросишь, то он недавно победил на олимпиаде по химии».

Лукашенко: все, хватит, я наелся, не царь, я пахарь

…об интеграции

«Что касается современного момента по интеграционным вопросам. Есть 31-я карта, 31-й план. Это план строительства наднациональных органов – парламент, президент и прочее. Мы вообще на эту тему договорились с Путиным не разговаривать. Мы вообще исключили разговор на эту тему еще в Сочи. Но кому-то хочется. И все подсовывают, особенно через правительство. Недавно прочитал, Дмитрий Анатольевич об этом снова высказался. Он не был в Питере на переговорах, поэтому даже не знает слов, которые сказал ваш президент».

…о белорусской водке

«Наш милиционер останавливает автомобиль. Он там что-то нарушил – скорость. Фура российская. Открывает дверь: «Выйдите». Смотрит, а у него ящики до потолка. И там, где отдыхает водитель, все ящиками с бутылками. Он ошеломленно у него спрашивает: «А зачем вы это везете?». Водитель нарушил правило, начинает ему говорить: «Это старшему брату, это младшему брату под Новый год. Это этому, это невестке, это любовнице, а это мне». – «Да что, у вас водки в России нет?». – «Нет, у нас паленая водка». «У нас жесточайший контроль. У нас, тьфу-тьфу-тьфу, нет такой беды, как у вас – паленая водка. И я Путину говорю – слушай, вот мы спорим сейчас, открыть рынок Беларуси для поставки российских напитков. Я говорю: «Но мы же договорились, что если эффект дает какая-то система, то ее надо взять и в России, и не важно, что мы меньше». И давайте, я говорю, мы введем государственную монополию. Это не наши новации. Конечно, вы воевать начнете там за этот рынок и прочее. Но зато мы людей сохраним».

…о шапке Мономаха

«Помните, когда мы с Борисом Николаевичем подписали соглашение? С чего мы должны были начинать? Мы в Беларуси и России сперва должны были провести референдум и принять на этом референдуме конституцию. Там была бы и валюта, и президенты, и прочее, прочее. А чего вы боялись тогда?».

«Того, что Лукашенко станет президентом объединенного государства», – ответил Венедиктов.

«Правильно! – продолжил Лукашенко. – Я недавно напомнил это вашему президенту. Спросил: «Было такое?». Он: «Было! Мы виноваты, что тогда не пошли». Володенька, а я тебе сейчас скажу. Вы боялись, что Лукашенко прибежит в Кремль, схватит шапку Мономаха и понесет ее не то в Питер, не то в Минск, не дай бог. Вот чего вы боялись, хотя это не стоит и выеденного яйца. Потому что надо было на референдум что-то нести, а вы отказались идти этим путем и начали строить с крыши дом. И вот мы потеряли время. В Беларуси и России выросло новое поколение. Даже мой старший сын Виктор, который родился в 1975 году в Советском Союзе, уже слабо помнит, что там было. А возьми моего Колю! Он, конечно, молодец у меня, знает, что такое Советский Союз и прочее, но он же не жил там! Время ушло и упущено безвозвратно. Сегодня нельзя решать вопрос так, как вы предлагаете».

Лукашенко: все, хватит, я наелся, не царь, я пахарь

…о возможном нарушении суверенитета

«Давайте рассуждать. Если это угроза (суверенитету. – Ред.), как некоторые говорят, со стороны России: что, России в этой ситуации еще одна головная боль нужна? Нет. Россия, конечно, будет действовать аккуратно, и опасная угроза появится тогда, когда у нас будет совсем плохо с экономикой и людям невозможно будет все это вынести. Это единственная угроза, пока я у власти. Но если вдруг Россия и попробует нарушить наш суверенитет, вы знаете, как отреагирует мировое сообщество: они окажутся втянутыми в войну. Этого уже Запад и НАТО не перенесут, потому что сочтут это за угрозу им. В этом смысле они в чем-то будут правы».