Какой урон нанесла массовая эмиграция России

Общество
17:26
43 806 просмотров

С начала активных военных действий России в Украине 25 февраля 2022 года россияне эмигрируют в другие страны – кто-то из-за несогласия с войной, а кто-то из-за риска отправиться на фронт в рамках мобилизации.

Это продолжение материала. Первую часть читайте по этой ссылке.

Очереди на выезд из России

Однако постепенно и это окно возможностей начало закрываться. Одной из первых безвизовых стран, которые ужесточили режим въезда, стала Грузия – она начала «разворачивать» российских политических эмигрантов и журналистов.

Единичные случаи были и раньше – например, в 2021 году в страну не пустили журналиста Илью Азара и соратницу Алексея Навального Любовь Соболь. Но в 2022 году такие случаи стали чаще привлекать внимание СМИ. Понять, стало ли их реально больше, невозможно, так как нет статистики по отказам. Причин отказов власти, как правило, не называют, а иногда даже не выдают документов об этом. Из-за отсутствия письменного запрета сложно определить, сколько он будет действовать.

Правозащитник и юрист Максим Оленичев, которого не пустили в Грузию при перелете из Стамбула в конце февраля, отмечает, что в этой ситуации выяснить информацию о том, на какой срок введен запрет, скорее всего, получится только в суде при его оспаривании. Первый шаг для тех, кого не пустили в Грузию, – подача жалобы в МВД, после этого появляется судебная перспектива оспаривания отказа.

Оленичев предполагает, что у определенных людей стоят отметки в компьютерной системе пограничной службы Грузии. При въезде в Грузию по этим людям отдельно принимают решение – поэтому им приходится ждать дольше.

«Я предполагаю, что грузинские власти опасаются российских властей в том аспекте, что война в Украине приняла затяжной характер, а у Грузии одна из государственных границ – на севере – проходит с Россией… И, возможно, грузинские власти опасаются как раз давления со стороны России», – говорит Оленичев.

Анна Ривина, глава центра «Насилию.нет» – о том, как ее не пустили в Грузию:

«Я должна была 25 февраля 2022 года улететь в Париж на полгода. 7 марта у меня должна была быть встреча с Эммануэлем Макроном – меня позвали в президентскую программу для правозащитников со всего мира.

24 февраля случилось то, что случилось. Встречу отменили, а мы с мужем экстренно уехали в Израиль. А оттуда в марте перебрались в Тбилиси. Мы понимали, что всю жизнь там жить не будем, но решили задержаться на какое-то время, хотя бы чтобы решить, что делать дальше.

Новые российские эмигранты. Кто они, сколько их и куда уехали?Анна вышла замуж в Тбилиси – и собиралась строить там новую, в том числе семейную, жизнь

Мы сняли квартиру на полгода с возможностью продления, у меня были открыты там банковские счета. В Грузии я открыла новый фонд, у меня есть официальная работа. Там же я вышла замуж.

И на протяжении всего года, когда я ездила из Грузии в командировки, и при выезде, и при въезде в страну меня каждый раз держали на границе. Это было от 15 минут до часа, иногда могло быть что-то вроде дополнительного допроса.

Все это время я в Грузии находилась исключительно как гражданка Израиля. Мой российский паспорт я показывала, только когда меня просили дополнительно.

В начале февраля 2023 года я уехала в Ереван в командировку. Там меня застало решение о признании меня «иноагентом» в России. 12 февраля я полетела обратно. Я прилетела, у пограничницы опять завис компьютер – как всегда. Через час подошел еще один сотрудник и говорит, чтобы я посидела в стороне на стульчике. Паспорт мне не отдают.

Прошло еще около часа. Пришел уже другой сотрудник, отвел меня в какой-то большой конференц-зал. Мне было сказано, что принято решение – в Грузию меня не пустят. Я спросила: как так, если я здесь живу, у меня здесь муж, коты, квартира, вообще всё? Они сказали, что я могу обжаловать решение.

Я попросила документы, в которых зафиксировано это решение. Они сказали, что готовы отправить меня в Ереван, а документы дадут в самолете. Я сказала, что в Ереван мне не надо, делать там мне нечего. Я была готова за свой счет найти билет и улететь в Израиль. Они сказали, что не могут меня лишить такой возможности, – муж купил мне билет.

В эту же комнату ко мне пришел представитель израильской службы безопасности – им тоже не очень понятен человек, которого депортировали. Перелопатили абсолютно все мои вещи. Вместо того, чтобы я могла вести какое-то общение с грузинской полицией и выяснять какие-то детали, я занималась тем, что доказывала, что у меня в чемоданах нет ничего страшного и что мое пребывание в разных странах Ближнего Востока не является угрозой для борта, на который меня посадят.

Потом пришел другой полицейский, забрал мой паспорт и повел меня в самолет. Паспорт он отдал только в самолете. И меня обманули: никаких документов о депортации мне не выдали.

Сейчас мы как раз занимаемся вопросом, что делать с этим. Мой муж не может прилететь, не зная, сможет ли вернуться – у нас там полный дом вещей, два кота. Надо принимать решение, что мы будем делать дальше.

Я подала жалобу, мой адвокат в Грузии продублировал ее почтой. Очевидно, что я – не турист. Я совершала абсолютно легально действия по аренде недвижимости, по вступлению в брак. Я не приехала в Грузию на пару дней поесть хинкали – и государство об этом знает.

Я оказалась в Израиле неожиданно, у меня не было внутренних израильских документов, без которых многого не сделать, моих рецептурных препаратов, которые мне там не купить, не говоря уже о подходящей одежде и прочей ерунде. Но там у меня есть семья, с которой в итоге я прожила почти три месяца, свалившись им на голову. Сейчас я в Вильнюсе, посмотрим, что будет дальше.

В Москве за полгода до начала войны мы только закончили ремонт и начали там налаживать новую жизнь. То ли плакать, то ли смеяться: там у меня был любимый гель для душа, который в том числе создавал мне ощущение дома. Мне очень хотелось купить такой же в Тбилиси, но я себе не позволяла, чтобы как раз не создавать тут это ощущение, понимая, что мы временно. Через месяцев 10 грузинской жизни я все же осмелела и купила этот несчастный гель, а через недель пять меня не пустили домой. И теперь он абсолютно так же стоит у меня в Тбилиси, как и в Москве, и у меня два дома, куда я не могу попасть».

Безвизовые для россиян страны также постепенно начали вводить ограничения. В целом в них по загранпаспорту или внутреннему российскому паспорту можно было въезжать и путешествовать, но не жить там – для этого все же надо было получать какие-то документы.

Но были лазейки – например, «визаран»: россияне могли находиться в Казахстане по внутренним паспортам до трех месяцев, потом куда-нибудь не очень надолго уехать, вернуться и жить новые три месяца.

В Казахстан с 21 сентября по конец ноября приехали 400 тысяч россиян, из которых около 100 тысяч остались в стране – и это начало сказываться на жизни местного населения. Выросли цены, сложно стало снять жилье, а россияне конкурировали с казахстанцами на рынке труда – и это обычные болезни стран, куда резко приезжает много иммигрантов.

В начале 2023 года казахстанские власти начали закручивать гайки и фактически отменили «визараны»: теперь граждане стран-членов Евразийского союза (Россия входит в него) могут находиться в Казахстане 90 дней в течение полугода. Можно подряд, можно выезжать из страны – но больше трех месяцев без вида на жительства или разрешения на временное проживание жить в Казахстане не получится.

В начале февраля правила получения разрешения на постоянное проживание (РПП) ужесточились: теперь для этого нужен загранпаспорт, также ужесточились требования к недвижимости. Почти одновременно Казахстан облегчил процесс получения ВНЖ (следующий этап после РПП) для иностранных специалистов - в списке 21 профессия, включая врачей разного профиля, архитекторов, инженеров и т.д.

Многие из тех 300 тысяч россиян, которые уехали из Казахстана, отправились в Турцию – эта страна после войны стала настоящим центром притяжения российских эмигрантов. И это тоже можно понять: ВНЖ тут можно было получить, просто арендовав квартиру на длительный срок – такие ВНЖ называют «туристическими». Затем, видимо, в стране возникли те же проблемы, что и в Казахстане.

В итоге осенью российские эмигранты начали жаловаться на отказы в ВНЖ. А в конце декабря эти отказы стали почти массовыми – в Турции практически перестали давать «туристические» ВНЖ. Впрочем, успех в этом зависит от региона. По данным телеграм-канала релокантов, в курортных городах – таких, как Анталья, Фетхие и Кемер – новые ВНЖ выдают редко, продлить разрешение тяжело – но возможно.

Ольга – о том, как ей отказали в ВНЖ в Турции:

«Мы были в Турции в июне 2022 года. Тогда присматривали ее как место временного пребывания на какой-то срок – полгода или год. Но уехали только осенью.

Мой молодой человек уехал, когда началась мобилизация. А я в конце октября. Потом с ним воссоединились в Турции. Сначала мы жили в Каше, потом переехали в Стамбул. Сейчас я работаю удаленно.

Когда у нас стали заканчиваться «визовые дни», мы подали заявку на вид на жительство с помощью женщины-«помогайки», которую нам посоветовали. Это такие люди, которые помогают тебе собрать пакет документов. Такое удовольствие стоит 280 долларов с человека.

Мы подавались на вид на жительство в начале декабря. Уже тогда были слухи о том, что могут ужесточить правила. Поэтому мы собирали гораздо больше документов, чем наши друзья, которые приехали раньше.

Например, до этого необязательным был счет в турецком банке и справки с работы. Сейчас это все было нужно. Мы предоставили этот суперполный пакет документов и карточки турецких банков – на счету было достаточно много денег. Но это не помогло. Подача документов у нас была 16 декабря. Часть документов у нас не взяли. А 6 января нам пришел отказ.

Причины у всех, кому сейчас приходят отказы, одинаковые – «недостаточно оснований для получения вида на жительство». Мы решили подать на досудебную апелляцию. Мы решили не пользоваться услугами юристов – и так потратили кучу денег. Мы просто сами составили петицию – мы использовали чаты, там писали, на какие турецкие законы нужно ссылаться.

В итоге нам отказали повторно. Собственно, отказали всем остальным людям, которые подавались – и с юристом, и без. То есть пока я в чатах не видела с конца декабря ни одного положительного кейса.

Но мне кажется, это очень хорошо, что люди подают их в таком количестве – они создают нагрузку на систему, и система это замечает. Возможно, в будущем турецкие власти хотя бы будут объявлять официально о прекращении выдачи «туристических» ВНЖ. До сих пор никакого официального объявления не было. Люди остаются не в курсе, подают документы, тратят деньги, снимают квартиры.

Мы изначально оплатили квартиру на полгода, в результате прожили в ней три месяца. Хозяин обещает нам вернуть оставшиеся деньги, плюс депозит, как только он найдет новых жильцов – в этом смысле он у нас оказался адекватным. Однако в процессе поисков мы еще платили комиссию риелторам, которая нам не вернется.

У нас такой план – поездить по разным безвизовым странам. Были в Грузии, теперь Армения, потом дальше куда-то поедем. Потому что для того, чтобы принять какое-то долгосрочное решение, нужно время. И мы думали как раз, что мы проведем это время в Турции, которую очень любим.

В слухи о том, что это Россия попросила Турцию ужесточить правила, я абсолютно не верю. Это скорее их внутренняя история, связанная с выборами, – им нужно было показать, что проблема с мигрантами решается.

Сначала турки были явно очень рады наплыву – люди привозят деньги. Это очень выгодно. Если ты иностранцу сдаешь квартиру на полгода вперед – кто не хочет деньги за полгода вперед? Ну а потом стало понятно, что это палка о двух концах».

До сих пор официальных заявлений по этому поводу не было. Среди эмигрантов ходят конспирологические теории, например, что власти России договорились с турецкими о том, чтобы не продлевать россиянам ВНЖ, чтобы те скорее вернулись на родину. Возможно, объяснение намного проще: в Турцию приехало слишком много россиян.

Приток российских эмигрантов коснулся и довольно отдаленных стран – более состоятельные россияне поехали в Аргентину, причем многие – с целью родить там ребенка. Аргентина дает гражданство по праву рождения. Родители же смогут по упрощенной процедуре получить ВНЖ, а затем сами подать документы на гражданство.

В конце 2022 года российские эмигранты начали жаловаться, что им приходят отказы на пребывание в Аргентине без визы сроком больше чем на 90 дней в течение полугода. До этого, в течение «военного» года, сложилась практика, при которой россиянам спокойно разрешали оставаться дольше. Правда, большинство в итоге обжаловало отказы и получило продление.

С начала 2022 года к началу марта 2023-го в Аргентину въехали более 22 тысяч россиян, сообщал Bloomberg со ссылкой на данные аргентинского Министерства иммиграции. Больше половины из них, правда, затем покинули страну.

Возможно, в этом и была проблема. В феврале 2023 года, комментируя ситуацию вокруг российских женщин, которых задержали в аэропорту Буэнос-Айреса, глава Национального управления по миграции Флоренсия Кариньяно сетовала:

«Приехать [в Аргентину], чтобы завести ребенка, не является преступлением, если вы делаете это с визой и в соответствии с обязательными правилами. Проблема, которую мы видим с этими людьми, заключается в том, что они приезжают, рожают детей, записывают их как аргентинцев […], уезжают из Аргентины и никогда не возвращаются».

Ужесточили правила пребывания и въезда россиян даже в Индонезии – состоятельные россияне часто выбирали Бали для того, чтобы переждать мобилизацию и нестабильность. В 2022 году в Индонезию приехали около 58 тыс. российских туристов (данные CNN). Въехать туда можно было по туристической визе и жить по ней 30 дней, а затем продлить ее на 60 дней.

В середине марта этого года губернатор Бали Ваян Костер объявил о планах отменить выдачу виз по прибытии для туристов из России и Украины, заявив, что многие люди из этих двух стран «стекались на Бали» во время войны, но часто не соблюдали местные правила. В начале мая он же заявил, что намерен выступить с предложением вовсе отказаться от массового иностранного туризма на 100 лет из-за частых случаев правонарушений и неуважения к местным традициям со стороны иностранцев.

В итоге в конце марта Индонезия депортировала 47 иностранных туристов, включая 13 россиян, в рамках борьбы с различными нарушениями и злоупотреблением визами со стороны граждан других государств.

Ограничения коснулись и известных россиян. Юмористу Михаилу Шацу пришлось отменить свой концерт – более того, его депортировали из Индонезии. В России Шац признан иноагентом.

Роccия без «предателей». Какой урон нанесла стране эмиграция

У российских чиновников явно нет единой позиции в отношении людей, уехавших из страны из-за войны и мобилизации. Для некоторых, как, например, для председателя Госдумы Вячеслава Володина, они совершили «предательство по отношению к стране». Для зампреда Совбеза и бывшего президента России Дмитрия Медведева они – «свинтившие уроды» и «враги общества».

А вот премьер-министр Михаил Мишустин, наоборот, пытается найти способ вернуть часть уехавших обратно в Россию. И это понятная позиция: Мишустин, в отличие от Медведева и Володина, занимается практическими вопросами управления страной, в том числе ее экономикой. А массовый отъезд людей – это как раз потеря того самого человеческого капитала, который, по сути, является основой любой экономической системы.

Одним из первых почувствовал на себе влияние эмиграции и мобилизации бизнес. Уже в первый месяц появились жалобы: где-то на фронт отправляли ценных сотрудников, а у кого-то просто часть сотрудников уехала за границу и больше не может работать.

На уровне макроэкономики это видно на рынке труда – там уже несколько месяцев фиксируется рекордно низкая безработица. Этим очень гордится президент России Владимир Путин. Но только президент не упоминает о том, что компании жалуются на кадровый голод.

В октябре 2022 года эксперты Института экономической политики им. Гайдара представили опрос предприятий о том, хватает ли им персонала. Предсказуемо выяснили, что нет – и это худшие значения за всю историю наблюдения с апреля 1996 года. Сильнее всего дефицит кадров коснулся предприятий легкой промышленности, машиностроения и пищевых производств.

В конце 2022 года на рынке труда сложился рекордный дефицит соискателей, сообщала аналитическая служба аудиторско-консалтинговой сети FinExpertiza. Так, в четвертом квартале на каждого безработного приходилось 2,5 вакансии – аналитики называют этот показатель максимальным с 2005 года.

Директор по управлению персоналом Ростеха, на предприятия которого пришлась большая часть исполнения гособоронзаказа, заявлял о том, что на рынке труда РФ наблюдается острый дефицит IT-специалистов и кадров радиоэлектронного комплекса различного профиля.

В 2023 году Альфа-банк приводил оценку, согласно которой, «нельзя исключать», что с учетом всплеска миграции в феврале-марте 2022 года, речь может идти об отъезде порядка 1,5% всей рабочей силы России.

Эмигранты не только уезжают сами, но и вывозят деньги – это приводит к оттоку капитала, писал Альфа-банк. Самый серьезный отток вкладов из российских банков после начала войны произошел в феврале – россияне забрали со счетов 1,2 трлн рублей, сообщал Центробанк. Это был максимум со времен кризисного 2008 года.

Миграционный отток, судя по всему, является, по сути, оттоком среднего класса, считают в Альфа-банке. Средний класс – это обычно люди с хорошим образованием, которые получают высокие доходы и, соответственно, довольно много тратят. Их отъезд приведет, например, к снижению спроса. Но пострадает не только он.

Россию ждет откат по уровню технологического развития и потребления, говорил ранее в разговоре с Би-би-си доктор экономических наук, ведущий научный сотрудник Института научной информации по общественным наукам (ИНИОН) РАН Сергей Смирнов. В свою очередь, это приведет к тому, что на рынке труда более востребованными станут сотрудники меньшей квалификации.

«Рынок труда потребует рабочие места, чтобы производить одежду и обувь, еду, ремонтировать автомобили. Российскую экономику может ожидать снижение производительности труда, но я не сторонник апокалиптических прогнозов», – отмечает эксперт.

Квалифицированных специалистов такая экономика будет вытеснять. Молодые высококвалифицированные работники в это время будут делать все, чтобы найти хорошее рабочее место, отмечает Сергей Смирнов.

«Они уже выстраивают среднесрочные перспективы – и эти сценарии, скорее, за пределами страны», – говорит эксперт.

От массовой эмиграции могут пострадать в первую очередь большие города, Москва и Санкт-Петербург, считает Смирнов.

«Большая же часть России в территориальном смысле не очень заметит эти изменения, потому что уровень жизни во многих малых городах и сельских местностях был и остается очень низким», – говорит он.

Российские власти пока не придумали план, как вернуть уехавших обратно. В конце февраля в Госдуме предложили запретить удаленное сотрудничество специалистов по нескольким специальностям с российскими компаниями. Ограничения могут коснуться, например, сотрудников, которые обслуживают государственные информационные системы, или связанных с оборотом персональных данных.

По данным Минцифры на конец 2022 года, после начала полномасштабной войны за границу уехали 10% российских айтишников. Из около 100 тысяч специалистов, находившихся за пределами страны, 80% продолжали работать на российские компании – часть из них могут пострадать от запрета на «удаленку».

Еще один способ вернуть уехавших – заставить их платить налоги в двух странах. В начале марта МИД и Минфин России предложили президенту Владимиру Путину издать указ о приостановке действия соглашений об избежании двойного налогообложения со всеми «недружественными странами», которые ввели санкции против России. Такие соглашения сейчас действуют между Россией и более 80 странами, в том числе с США и примерно двумя десятками европейских государств.

В 2022 году Украина приняла решение о расторжении такого договора с Россией, а Латвия – о приостановке (хотя такой процедуры договор не предусматривал, его можно только денонсировать). В ответ Россия соглашения с обеими странами денонсировала, они перестали действовать с 2023 года, платить налог с одних и тех же доходов сразу в двух странах россиянам придется с 2024 года.

В конце апреля много шума наделал законопроект, который предполагал, что с тех фрилансеров (работающих не по найму, а по договору так называемого ГПХ), которые покинули страну и продолжили удаленно работать с российскими работодателями, могут начать взимать налог по ставке в 30%. В итоге проект закона удалили из базы для доработки. Минфин после заявил, что фрилансеры будут платить налоги по ставке в 13%.

Для тех, кто не работает на российские компании, у властей остались в основном угрозы. Например, сенатор Сергей Цеков предложил изымать имущество у россиян, которые уехали и критикуют страну.

Заставило ли это кого-то вернуться? Подсчитать достаточно сложно. Судя по данным о въездах и выездах, приведенным выше, многие в 2022 году буквально постоянно ездили из России в соседние страны и обратно. Возможно, кто-то из них вернулся, а кто-то, наоборот, заезжал в Россию, чтобы завершить дела.

В середине мая 2022 года глава Минцифры Максут Шадаев говорил о том, что 80% обладателей сим-карт, которые уехали из России после начала полномасштабного вторжения, вернулись обратно в страну. Шадаев не одинок в своем оптимизме. Володин, называвший уехавших «предателями», накануне годовщины войны заявил, что 60% из них вернулись обратно.

Оценки независимых от властей проектов скромнее. По данным проекта OutRush, около 16% россиян, уехавших в первый месяц после начала полномасштабной войны, до сентября вернулись обратно. Для большинства из них этот приезд был временным: люди планировали завершить дела и покинуть страну снова.

***

2022 год стал годом сразу нескольких крупных волн миграции в Европе. Самая многочисленная – это украинцы, вынужденные уехать из-за войны. По данным ООН на май 2023 года, в странах Европы были зарегистрированы более 8,2 млн беженцев из Украины. По данным на январь 2023-го, около 5,3 млн человек переезжали внутри страны.

В мирное время эмиграция – это совершенно нормальный процесс. Люди ездят из страны в страну, учатся, ищут работу – иногда возвращаются на родину, а иногда нет.

В 2022 году эмиграция приняла болезненные формы. Люди уезжают из-за страха за свою безопасность. Из России уезжают и по идеологическим причинам. И если многие украинцы хотят вернуться домой после войны, то многие уехавшие россияне не рассматривают для себя такую возможность – по крайней мере, пока в стране что-то не изменится.

«Проблема не в том, что эмиграция это плохо. Плохо, когда она в одну сторону и когда нет возврата», – подчеркивает демограф Юлия Флоринская

Читайте также: «Гайд по релокации или почему идеальной страны не существует»