События в Украине и экономические последствия для Беларуси

Экономика
13:22
81 817 просмотров
Николай Снопков
Николай Снопков

24 февраля 2022 года началась российская «военная спецоперация» в Украине. Союзная поддержка российской стороны может дорого обойтись Беларуси, в том числе в экономическом плане, сообщает «Экономическая газета».

Связанные одной цепью

Тесные экономические связи, установившиеся между Беларусью и Россией, лучше всего отражает валютный рынок. При резком изменении курса российского рубля относительно доллара США и евро наша национальная валюта практически всегда движется в том же направлении. Так, 24 февраля, в день начала «военной операции», российский рубль по итогам биржевых торгов в РФ снизился к доллару США на 8%.

Белорусский рубль также ответил снижением: курс доллара США, устанавливаемый Нацбанком по итогам биржевых торгов, вырос сразу на 6% – с 2,6419 до 2,7977 руб. Когда на следующий день российскому рублю удалось отыграть часть своего снижения и укрепиться на 3,9%, белорусский рубль тоже отскочил, но меньше (на 1,4%). Таким образом, из-за военных действий в Украине на валютный рынок Беларуси возвращается волатильность, а вместе с ней и ажиотажный спрос на иностранную валюту.

Ситуацию уже прокомментировали в правительстве, назвав ее «естественным ажиотажем», реакцией людей на последние события. Именно такую оценку происходящему дал первый заместитель премьер-министра Николай Снопков по итогам совещания, посвященного ситуации в экономике. При этом он обратил внимание на последующий отскок белорусского рубля, назвав его «естественным и ожидаемым процессом» и обратив внимание на то, что курсы не столько растут, сколько колеблются. В целом же в Совмине считают, что дальнейших всплесков быть не должно – по крайней мере, никаких предпосылок для этого нет.

Николай Снопков отметил, что Нацбанк обладает достаточными запасами для «стабильного обеспечения иностранной валютой как наличных, так и безналичных расчетов». Сам Нацбанк опубликовал специальный пресс-релиз, в котором отметил, что происходящие колебания курса белорусского рубля обусловлены динамикой курсов валют основных торговых партнеров Беларуси. Регулятор заверил, что он и дальше будет придерживаться прежней курсовой политики в режиме плавающего курса, сглаживая резкие колебания курса белорусского рубля без противодействия глобальным трендам.

Премьер-министр Беларуси Роман Головченко заявил об отсутствии оснований для применения каких-либо дополнительных мер регулирования на валютном рынке, назвав колебания курса белорусского рубля «временным», объяснив возникший ажиотаж результатом действия «деструктивных сил, чтобы посеять панику, сбить людей с нормального ритма жизни, вызвать некий хаос и внутри страны».

В то же время следует понимать, что дальнейшие позиции белорусского рубля будут во многом зависеть от положения российской валюты. Фактически в настоящий момент мы следуем в фарватере российского рубля, лишь незначительно помогая себе «веслом», сглаживая резкие колебания проведением валютных интервенций. При расширении пакета санкционных мер в отношении РФ позиции рубля могут ухудшиться, а вместе с ней станет плохо и нашей национальной валюте.

Хорошая новость заключается в том, что с учетом значительной сырьевой составлявшей экспорта Россия сейчас находится в более благоприятной ситуации, чем в 2014 году, что может оказать рублю определенную поддержку. Цена на нефть марки Brent держится вблизи уровня в 100 USD за баррель, на многолетних максимумах остаются цены на металлы, уголь, удобрения. Все это может привести к тому, что у западных стран не получится развернуть полноценную экономическую блокаду российской экономики.

Откройте, вам пакет

Еще один существенный риск для белорусской экономики кроется в введении дополнительных санкций, которые могут затронуть прежде всего банковскую систему и коснуться предприятий с российским капиталом. Пока прошло слишком мало времени, чтобы подводить итог по принятым санкционным мерам, однако уже сейчас ограничения, принимаемые в отношении банков, сказываются на их работе. Именно банки могут стать первыми жертвами санкций за счет того, что они в отличие от предприятий реального сектора гораздо больше интегрированы в международную финансовую систему.

Отметим, что большинство карт, используемых на территории Беларуси, принадлежат двум международным платежным системам – MasterCard и Visa. Статистика показывает, что количество карт, выпущенных национальным оператором Белкарт составляет менее 10% (без учета карт, выпущенных совместно с международными платежными системами). Высокая вовлеченность белорусских банков в международную финансовую систему определяет их уязвимость перед введением санкций и высокую скорость распространения введенных ограничений.

В качестве примера можно привести ситуацию с платежными банковскими картами. Уже на следующий день после объявления о введении санкционных мер белорусские банки стали сообщать о проблемах с использованием платежных банковских карт. В числе наиболее действенных мер, обсуждаемых западными политиками, – отключение российских банков от SWIFT. При этом существует риск, что санкции, принятые в отношении России, могут быть распространены на белорусские организации. Это означает, что скорость распространения ограничений возрастет.

Впрочем, как мы писали выше, ситуацию некоторое время может спасать благоприятная конъюнктура на внешних рынках. Также не стоит недооценивать проведение контрсанкционных маневров. Николай Снопков рассказал, что в текущий момент сложности, возникающие в банковской системе, связаны с включением в санкции двух российских банков, являющихся основными контрагентами белорусских денежно-кредитных организаций в проведении международных расчетов. Как отметил первый заместитель премьер-министра, белорусские банки к этому готовы: прорабатываются альтернативные варианты, в результате которых могут измениться «мосты прохождения платежей», хотя вряд ли найденные решения будут простыми. Получится ли нивелировать санкционное воздействие или, наоборот, санкции достигнут некой критической массы – покажет время.

Угроз для импорта нет. А вот для сальдо есть

Отдельного внимания заслуживает вопрос о влиянии военного конфликта на торговые отношения Беларуси и Украины. Правительство считает, что особых причин для беспокойства нет. Анализ номенклатуры товаров, импортируемых в Беларусь из Украины, показывает, что критически важных позиций, которые нельзя было бы заместить, там нет. Соответствующее заявление сделал Николай Снопков по итогам того же совещания по ситуации в экономике. Вместе с тем представителей агропромышленного комплекса беспокоит вопрос поставки белкового сырья, которое поступало из Украины. Этот вопрос, по мнению первого вице-премьера, можно в перспективе решить.

Что же касается экспорта, то речь едет главным образом о нефтепродуктах, на долю которых приходится 70% белорусского экспорта в Украину. Правительство рассчитывает переориентировать эти потоки на российский рынок. Правда, остается непонятным, почему нефтепродукты, которые произведены в РБ, будут востребованы на российском рынке, где достаточно своих производителей.

И еще вопрос – по какой цене будут осуществляться поставки? Украинский рынок для Беларуси был премиальным и высокомаржинальным, при переориентации поставок на российский рынок вряд ли удастся сохранить такие условия. Поэтому поостережемся говорить о незначительности влияния поставок в Украину на итоговое сальдо взаимной торговли.

Дело в том, что особенность наших торговых отношений с Украиной – значительный перевес экспорта над импортом. За 2021 год Беларусь поставила в Украину товаров на 5413,8 млн USD, а ввезла – на 1498,7 млн USD. Таким образом, положительное сальдо по украинскому направлению составило более 3,9 млрд USD, которые мы можем потерять, если Украина решит полностью отказаться от белорусских товаров. В текущем году это грозит значительным снижением итогового сальдо внешней торговли, тем более переориентировать поставки нефтепродуктов на сумму 3,5 млрд USD (особенно на рынок РФ) – не самая простая задача.

Рефинансировать госдолг будет сложнее

Введение санкций против российских банков и госдолга, необходимость субсидирования ДНР и ЛНР из российского бюджета, снижение инвестиционной активности на российском фондовом рынке и рост процентных ставок – все это в совокупности ухудшает для Беларуси возможности по привлечению займов от России для рефинансирования государственного долга. Конечно, предоставление финансирования – вопрос скорее политический, чем экономический, однако уже сейчас можно сказать, что спектр возможных вариантов для РБ стремительно ухудшается.

***

Союзная поддержка значительно снижает экономические перспективы нашей страны, которые и без этого были не самыми радужными. На валютный рынок возвращается волатильность и избыточный спрос, привлекательность долгосрочных вкладов в национальной валюте падает, банки могут столкнуться с ограниченностью источников для дальнейшего роста ресурсной базы, из-за чего новый инвестиционный цикл, о котором говорит правительство, рискует остаться без необходимого финансирования.

Беларусь имеет шанс «за компанию» получить новый пакет санкций, направленный прежде всего против банков. Ухудшение торговых отношений грозит резким ростом отрицательного сальдо внешней торговли, а возможностей по рефинансированию долга станет меньше. Словом, 2022 год (не самый простой в экономическом отношении) Беларусь решила пройти на максимальном уровне сложности.

Автор: Дмитрий Наривончик

Главные новости Бреста за неделю
Жировка Июль 2022
04-07-2022 102 632 просмотра