image

Как при пандемии работает капитализм, который мы хороним?

Здравоохранение
14:26
21 727 просмотров
Как при пандемии работает капитализм, который мы хороним?

Поясним на примере. Есть два варианта решения некой медицинской проблемы. Вакцина – то есть профилактическое средство для всех. Этиотропный препарат – препарат прямого действия. Если он достаточно эффективен, то профилактика даже и не нужна.

При этом 100% эффективности, мы знаем, не дает ни одно средство. То есть уместно иметь и то и другое. В мире мечты, где «капиталистическая модель исчерпала себя» – разумные люди вкладывают грубо говоря по 50% ресурсов в оба пути решения проблемы. Мы не можем придумать «противовирусный препарат» нового поколения, а старые себя исчерпали? Мы просто недостаточно старались!

Сформулирован мировой аналог манхэттенского проекта. Лаборатории и центры научные распределяют задачи. Где-то матмодели обсчитывают, где-то генетика, где-то перебирают молекулы. Мест, где перебирают молекулы, должно быть много и разных, а не то, что в десятке главных лабораторий мира перебирают одни и те же молекулы в обстановке глубокой секретности, дрожа равно от алчности и от страха, что кто-то переберет и добежит до регулятора первым. Где-то, где ограничения этические слабее, опыты ставят. Все друг с другом на связи – идеально, чтобы результаты еще в ежедневном режиме были доступным всем желающим – вдруг какой-нибудь кружок любителей биологии неожиданно задачу решит, просто посмотрев на проблему с другой стороны.

Лекарство (лекарства) полученные таким образом освобождаются от патентов и доступны в производстве всем. Типа решили большую проблему для человечества – расслабились и продолжили зарабатывать на том, что не ставит под угрозу само существование цивилизации в нынешнем виде.

Как происходит в мире игры в кальмара? Финдиректора компаний четко знают, что вакцина приносит баблишка больше, чем этиотроп. Это ж препарат для всех, а не для унылой и ограниченной аудитории «больных».  Поэтому объявляется что «вакцина спасет человечество» плюс пристяжной тезис «лекарства от вируса нет и быть не может».

На понятных запатентованных платформах ваяется вакцина (научного поиска в вакцине от коронавируса – любой из зарегистрированных – не так много). Вернее, научный поиск был в создании этих платформ – но еще в 20-ом веке и в университетах. До того, как профессоров этих самых университетов развратил стартап бум. Весь смысл которого, чтобы научного поиска и бесхозных «случайных» решений было меньше, а коммерциализация предшествовала результату, а не шла за ним, как было раньше. 

Ресурсы, предоставляемые на вакцины\этиотропы делятся 80% на 20% в пользу первых. При этом надо понимать, что корпорациям раздается вполне себе бюджетное бабло. А потом эти же самые корпорации продают опять же бюджету готовый продукт, как коммерческий. Конечный потребитель в итоге платит за «бесплатную» вакцину дважды. Сначала его налогами оплатили все, включая КИ, потом его же налогами платят за каждый укольчик в его нежное плечико. При этом корпорации не стесняются повышать цены на товар, разработка и производство которого уже оплачено.

Ну а не имеющие в загашниках готовых вакцинных платформ уныло обозрели свои патентные пакеты и обнаружили, что и у них тоже в загашнике есть что-то из 20-го века. То, что забросили испытывать, так как не понимали как на этом деньжат приподнять с достойной рентабельностью.

И из-за острова на стрежень выплыли ремдесевир, молнупиравир, фавипиравир и прочие «открытия» Gilead, Merck сотоварищи из времен, когда все боялись «проблемы 2000», а формулы передавали друг другу на дискетах. При этом цена на ремдесевир, изобретенный черт знает когда и исследованный на деньги налогоплательщиков назначается в 3000-4000 долларов за курс, а на такой же молнупиравир – в 700.

Вернемся к вакцинам. По моей просьбе коллеги посмотрели, когда Файзер начал сруливать с темы «вакцины, которая остановит пандемию» в сторону «препарата, который профилактирует симптомный ковид». В апреле по крайней мере. То есть уже в середине весны менеджмент Файзера знал, что никакой вакцинной остановки пандемии не будет. До Израиля, до европейского лета и пандемического осеннего подъема все прекрасно себе представляли, что будет происходит и летом, и сейчас – с рекордами в наиболее вакцинированных странах. Это очень конечно трогательно и смешно.

Сегодня европейские СМИ полны панических ожиданий относительно зимы. «Каждый третий в реанимации вакцинирован. Что дальше?», – задаются вопросом. Ответ на этот вопрос один – больше и чаще колоть вакцину. Может раз в полгода. Может – как с последними рекомендациями по «Джонсон и Джонсону» – раз в два месяца.

(Реально стендап номер бы был, если бы столько денег не было завязано в теме. «У нас для вас две новости. Хорошая и плохая. Хорошая – у нас есть однокомпонентная вакцина. Плохая – колоть ее надо раз в два месяца).

При этом, остановиться, подумать и что-то сделать по-другому – уже нельзя. Во-первых политикам нельзя сдать назад – сомнут.  А во-вторых, у корпораций куча денег на PR и продвижение, в том числе на продвижение среди политиков. Они заработали и еще планируют. В результате мы имеем уникальную историю, когда после изменения параметров эффективности (и, кстати, безопасности) в ходе применения в сторону снижения фармкомпании не только не теряют, но приобретают в капитализации.

В пределе идеальной вакциной мира игры в кальмара является та, которую надо колоть как можно чаще (в пределе каждый день), а не та, которую используют хотя бы раз в год. А также та, которую ты должен принять для реализации немедицинских целей. В ресторан сходить, в самолет сесть, получить госуслуги какие-нибудь, ребенка в школу отправить. А параметр «та, которая эффективна и безопасна» сдвигается на (в лучшем случае) третье место.

Так что хотелось бы конечно, чтобы что-то там исчерпало себя. Но на самом деле никогда модель нормативного капитализма, когда государство выступает проводником и гарантом интересов корпораций – не была в таком порядке, силе и славе как сегодня. Может быть – это начало конца. Очень бы хотелось, чтобы кадавр наконец обожрался и лопнул. Но как-то не верится. Ну и надо понимать, что если кадавр лопнет, то «здесь будет очень и очень грязно». Все по классике.

Так что одеваем белые тапочки и вперед в зиму.

Автор: Глеб Кузнецов