Почему в Европе перестали строить многоэтажки, и куда катится Брест?

Строительство
16:37
10 053 просмотра
Почему в Европе перестали строить многоэтажки, и куда катится Брест?
Фото из интернета

В начале 70-х годов в Европе массово начали строить многоэтажные жилые дома, так как возникла потребность в обеспечении большого количества людей дешевым жильем. Тогда это казалось хорошим выходом, но уже через 10 лет европейцы пришли к выводу, что это не очень хорошая затея. Узнаем, почему так вышло у урбаниста Владимира Адошева, который рассказал MediaBrest о недостатках таких жилых кварталов.

Владимир 7 лет назад переехал жить в Берлин и закончил Uni Weimar в Ваймаре по специальности «урбанистика», сейчас он много путешествует по миру и имеет возможность сравнивать наши города с европейскими.

"Многоэтажные дома – это совершенно нечеловеческая среда. Даже эстетически такие здания смотрятся неказисто. Жить на каком-нибудь 15 этаже – это просто неприятно самому человеку. Потому что я сейчас сижу на 3 и любуюсь на деревья, это гораздо приятнее, чем смотреть на небоскребы. Человек должен жить на земле, а не ближе к космосу, вся эта экономия места просто глупости"

"Моя бабушка живет на 16 этаже и постоянно жалуется, что ей просто неприятно находится в квартире и у нее постоянные проблемы с давлением. Жизнь на высоком этаже очень плохо отражается на иммунитете, потому что, чем выше человек находится, тем дальше он от естественного для него магнитного поля земли" - категоричен в своем мнении Владимир.

В Америке когда-то был всего лишь один район с жилыми многоэтажками, но его просто снесли. По статистике, люди из средних слоев населения просто уезжают из таких районов, а остаются только неблагополучные граждане, зачастую с криминальными наклонностями. В итоге небольшой район за годы превратился в гетто, который власти решили удали радикальным путем.

«В России, к примеру, происходит примерно то же самое: нормальные люди, поняв, что в таких уродливых непонятных зданиях просто невозможно жить, уезжают. Остаются только те, кому некуда деваться. И в итоге там растет преступность, все загрязняется, кучи мусора и разбитого стекла» - рассказывает Владимир и приводит в пример микрорайон Мурино в Санкт-Петербурге.

Когда-то это был отдельный город, но с недавнего времени его сделали районом Питера. Их связывает буквально одна дорога, там нет нормального транспорта, развитой инфраструктуры, классных кафе, кинотеатров и мест для досуга. Всем с таких спальных районов приходится ездить в город. Это большая нагрузка на общественный транспорт, а если люди садятся на машины, то на дорогах тут же образовываются пробки. Отсутствие развитой инфраструктуры и мест для отдыха в таких микрорайонах урбанист считает одним из главных упущений проектировщиков.

Владимир утверждает, что если проводить застройку обычными 2-3 этажными домами, то по стоимости постройки это выйдет не дороже и пространство может вместить себя примерно столько же людей.

Посмотреть, к примеру, на новый микрорайон в Бресте за рынком «Ковалево». Владимиру непонятно, зачем между домами находятся огромные поля, которые никак не используются. При малой застройке просто вырастает плотность, дома стоят друг к другу достаточно близко, каждый клочок земли используется. В итоге помещается на одну и ту же площадь примерно равное количество людей. Да и со свободным местом в Беларуси проблем нет. По стоимости такие застройки тоже примерно тождественны.

«Так что тут дело не в деньгах, а люди просто привыкли штамповать как было и им лень что-то менять. В Европе просто совершили эту же ошибку и быстро поняли, что надо прекращать. Да, ошибки все делают. Почему начали делать города для машин, почему начали сносить целые кварталы и стоить большие шоссе прямо посреди города? В Брюсселе, к примеру, чуть ли не полгорода разнесли, чтобы угодить автомобилистам. А потом поняли, что это античеловечно и принялись обратно убирать шоссе и эстакады. Ошибки совершают все, но не все хотят на них учиться» - сокрушается урбанист.

В Европе до сих пор остались многоэтажные жилые дома, которые Владимир называет тяжелым наследием прошлого. Где-то их постепенно сносят, но это экономически не выгодно. В Стокгольме, к примеру, эти дома видно чуть ли не с центра. В Берлине их тоже много, особенно в его восточной части. Там сейчас большие проблемы с любым жильем, и ценится даже такое.

Урбанист надеется, что постепенно такие дома придут в негодность, и их будут сносить. Хотя отмечает, что даже тогда качество строительства в Европе было значительно лучше, чем в СССР. Так за небольшую ошибку прошлого расплачиваются целые поколения живущих в таких домах людей.

При этом Владимир отмечает, что многоэтажки в Бресте не настолько огромные, чтобы вызывать большие споры. Но ряд существенных недостатков у них все же имеются:

"В Беларуси ситуация с многоэтажками не настолько плоха, как в России, но явно прослеживается тенденция лепить их куда попало. На этих же полях можно было бы построить нормальный европейский микрорайон, заказать проект у современных архитекторов." 

"По нормальным правилам каждый дом должен выглядеть по-разному и быть отдельно спроектированным. Нельзя спроектировать серию домов, так уже никто не делает. В архитектуре так же надо очень осторожно и грамотно использовать яркие цвета. Просто раскрасить в разные цвета, чтобы было весело не получится, это так не работает" - рассуждает Владимир.

Большой минус жизни в многоэтажном доме то, что там никто друг друга не знает. В доме живет очень много людей, и всех жильцы даже в лицо не знают. Вся территория вокруг дома просто забита припаркованными машинами, которых вообще быть возле дома не должно. Многоуровневые парковки должны быть за пределами микрорайона, а догулять до дома уже можно пешком. Плюс пожарной безопасностью такие здания тоже не отличаются.

Автор: Татьяна Гендель, фото: Владимир Адошев