"Фабрики троллей" – новый стандарт в политическом пиаре?

icon 14:37
icon 3 773 просмотра

Сетевые тролли заполонили не только Рунет – их аналогичные "фабрики" активны также в Польше и Украине. Как они устроены и что с ними делать, разбиралась DW.

Карикатура Сергея Елкина на тему интернет-троллей

"Фабрики троллей" становятся стандартным политическим инструментом – без них, похоже, не обходится ни одна политическая кампания не только в России, но и в Беларуси. Осенью 2019 года вышло два масштабных журналистских расследования о "фабриках троллей" в Украине и Польше. Журналисты в ходе расследования, устроившись на работу в пиар-агенства, месяцами писали с фейковых аккаунтов в Сети комментарии определенной направленности, а потом детально рассказали о деятельности таких структур в своих итоговых публикациях на сайте Investigate Europe и в фильме независимого агентства журналистских расследований "Слідство.інфо" и интернет-канала Hromadske "Я-Бот". Чем отличаются друг от друга "фабрики троллей" в России, Польше и Украине и что советуют с ними делать сами расследователи?

Масштабы работы интернет-троллей в России, Польше и Украине

Первой "фабрикой троллей", которая приобрела широкую известность, стало "Агентство интернет-исследований" из Ольгина, исторического района Санкт-Петербурга. В отличие от украинских и польских коллег, которые обслуживали исключительно местных заказчиков, не касаясь вопросов внешней политики, сфера деятельность "ольгинских троллей" не ограничилась Россией. Активному вмешательству "Агентства интернет-исследований" в президентские выборы в США в 2016 году посвящена значительная часть расследования американского спецпрокурора Роберта Мюллера.

Евгений Пригожин, с которым связывают "ольгинскую фабрику троллей"

Для достижения своих целей "ольгинские тролли" используют всевозможные социальные сети  – от русскоязычного "В контакте" до международных Facebook, Twitter, Instagram и Youtube. А вот в Польше и Украине интернет-тролли активны в первую очередь там, где наиболее активно обсуждается политическая проблематика. В Польше это Twitter, а в Украине – Facebook, хотя этими платформами их деятельность, конечно, не ограничиваются.

Главная задача сетевых троллей  – написание комментариев для организации фейковых дискуссий, к которым должны присоединиться реальные, не анонимные пользователи. Норма в Ольгино, по свидетельствам бывших сотрудников, – 135 комментариев в день, а в украинском пиар-агентстве Pragmatico – все 300. Украинский журналист-расследователь Василий Бидун из "Слідство.інфо" утверждает, что за полтора месяца в Pragmatico он наловчился писать столько комментариев за четыре часа.

Не сопоставимы размеры "фабрик троллей" – если в Ольгино работает целая бригада в 300-400 человек, о чем рассказал бывший сотрудник Марат Миндияров в интервью The Washington Post, то в соответствующих польских и украинских структурах насчитывалось не более 20 сотрудников. Однако количество таких "фабрик" ни в одной стране неизвестно.

Как организованы "фабрики троллей"

Зарплата российских сетевых троллей, по словам Миндиярова, – около 570 евро в месяц. При этом бывшие сотрудники "Агентства интернет-исследований" отмечают, что их коллеги, знающие английский и занятые написанием проплаченных комментариев в Facebook, получают примерно вдвое больше. Для сравнения – журналист Василь Бидун получал в пиар-агентстве Pragmatico всего 340 евро.

Василий Бидун, журналист-расследователь "Слідство.інфо"

А вот польская журналистка Катажина Прушкевич из расследовательской организации Fundacja Reporterоw на "фабрике троллей" Cat@net зарабатывала лишь 300 евро в месяц. Правда, такую сумму предложила она сама, не зная рыночных цен на данные услуги.

При этом если в Ольгино, по утверждению Марата Миндиярова, работали "модно выглядящие хипстеры", то в Украине это были в основном простые студенты, а в польской Cat@net – люди с инвалидностью. Об этом Катажина Прушкевич узнала из соцсетей – вживую она своих коллег не видела, так как, в отличие от российской и украинской "фабрик", в Cat@net работа велась удаленно через канал в Slack.

На кого работали интернет-тролли

Интересно, что благодаря трудоустройству людей с инвалидностью польская "фабрика троллей" получала субсидии из госбюджета – от Национального фонда реабилитации инвалидов. Клиентами Cat@net за время работы там журналистки были Польское общественное телевидение, местные политики как правого, так и левого толка, и компания, занимающаяся производством оружия. Один из клиентов, Анджей Сейна (Andrzej Szejna) из Союза демократических левых сил (СДЛС), в поддержку которого несколько месяцев интернет-тролли писали в Сети комментарии, прошел в парламент, отмечается в расследовании Investigate Europe.

Святослав Вакарчук, рок-музыкант и депутат Рады

Украинское агентство Pragmatico, как следует из фильма "Я-Бот", обслуживало интересы самых разных политиков не первого ряда. Среди них  лидер партии "Гражданская позиция" Анатолий Гриценко, не пробившийся в парламент и неудачно участвовавший в президентских выборах, а также солист рок-группы "Океан Эльзы" Святослав Вакарчук, возглавляемая которым партия "Голос" в итоге прошла в Верховную раду.

"Ольгинские тролли" обслуживают в первую очередь политические интересы Кремля – деятельность российского "Агентства интернет-исследований" связывают с бизнесменом Евгением Пригожиным, которого считают близким к президенту России Владимиру Путину, о чем говорится в расследовании спецпрокурора Мюллера.

Каково это – работать интернет-троллем?

"Я плакала, правда", – признается DW Катажина Прушкевич, вспоминая свои первые дни в Cat@net, где она проработала полгода. Ради журналистского расследования девушке пришлось практически забросить университет и личную жизнь – чтобы целыми днями писать в Twitter посты ультраправой направленности.

У Василия Бидуна более короткий опыт – лишь полтора месяца, зато он умудрился снять работу коллег на скрытую камеру. "Первый месяц было страшновато, что меня раскроют", – вспоминает украинский журналист в беседе с DW. По оценке Василия, написание проплаченных комментариев с фейковых аккаунтов никто в пиар-агентстве не воспринимал как нечто незаконное или недостойное – ни работодатель, ни сами работники.

"Я лично не видел, чтобы для кого-то это было морально сложно, или кто-то глубоко задумывался над влиянием, которое они могут оказывать", – говорит Бидун, признаваясь, что самому ему было непросто, однако лично для него важнее было рассказать об увиденном другим.

По окончании расследований лишь один из политиков в Польше частично признал сотрудничество с "фабрикой троллей". Украинские же политики обижались на прямые вопросы журналистов и отвечали в том духе, что "нас подставили, чтобы вам было что расследовать".

Любопытно, что за несколько дней до обнародования украинского расследования Facebook заблокировал все аккаунты Pragmatico. А вот большинство аккаунтов Cat@net по-прежнему активны. При этом Национальный фонд реабилитации инвалидов начал расследование по выплатам Cat@Net 350 тыс евро с 2015 года.

Что делать с "фабриками троллей"?

Сегодня работа интернет-троллей ни в Украине, ни в Польше не является нарушением законодательства. Это просто серая зона, которая до сих пор не охвачена нормативно-правовым регулированием, однако такого рода деятельность напрямую влияет на политические процессы в обеих странах. Как же стоит поступить с сетевыми троллями – запрещать или регулировать эту деятельность? Мнения расследователей на сей счет разделились.

Катажина Прушкевич считает, что "фабрики троллей" надо запретить, при этом социальные сети должны выявлять и удалять фейковые аккаунты. Однако если рынок таких услуг уже существует в большом масштабе, не будет ли более разумным его законодательно отрегулировать? Этим вопросом задаются в "Слідство.інфо".

Деньги, которые тратятся политическими партиями на проплаченные хвалебные комментарии, должны декларироваться в отчетах, как сейчас происходит с расходами на политическую рекламу и пиар-кампании, считает Анна Бабинец, руководитель "Слідство.інфо".

"Тогда политики 300 раз подумают, стоит ли им этим пользоваться," – заявила Бабинец DW, подчеркнув, что речь идет лишь о хвалебных комментариях, так как черный пиар недопустим в любом случае. "Это просто часть реальности, с которой нам нужно жить, – признает Бабинец. – А что тут запрещать? Что сидит Любомир Кукуруза (один из фейковых аккаунтов от Pragmatico. – Ред.) и постит, какой классный Вакарчук?".