image

Путин репрессирует родственников убитых его прививкой

Наши соседи
13:46
20 923 просмотра
Путин репрессирует родственников убитых его прививкой

В редакцию «Ивановских новостей» обратилась Инга Харчева, мама умершего после прививки старшего следователя МВД Михаила Харчева. Она сообщила, что с результатами медицинской патологоанатомической экспертизы ее никто не ознакомил, и она не давала согласие на публикацию.

Ранее в некоторых СМИ появилась информация, что у Михаила в крови обнаружили многократное превышение метанола. Инга, комментируя происходящее, корреспонденту «Ивановских новостей» сказала следующее:

«Откуда могло взяться многократное превышение? Знаю только то, что на мою семью вчера пытались давить и были намеки на угрозы. Запугали бабушку, она подписала какие-то бумаги. Врачи больницы изменили свои показания. Как теперь записано в протоколе… Что мой сын мог и ходить, и разговаривал, и умер якобы не в три часа ночи, а в шесть утра...

Бред какой-то там, с ним была моя старшая дочь, она все видела и знает. И мне сказали, что если я буду утверждать, что сын умер от прививки, заведут уголовное дело на меня. И что если я еще что-нибудь в интернете напишу, нас лишат всех выплат (у Инги осталось 4 детей. – Ред.).  Мол, подумайте головой, у вас же еще есть дети и маленькие тоже... вы не боитесь?

Я вчера только более-менее нормально себя стала чувствовать, а тут на тебе. Мне сделалось аж плохо. В общем, эта система начала давить на всех. Теперь я не знаю, что и делать, они там свою версию сфабриковали и дело какое-то завели», – подытожила Инга Харчева.

Еще Инга прислала в адрес редакции аудиофайл, в котором сообщила, что ее родители присутствовали на похоронах и в полицию вызвали ее родителей. «В Южской полиции им зачитали то, что написали врачи. Результаты экспертизы есть, но они где-то там в углу. Их не показали. Они там что-то, видимо, дописывают от себя. Я не знаю, что они уже там напридумывают. И сказали: «Только пикните с прививкой!» Что меня посадят.

Я говорю: «Давайте сажайте, на вас народ и так уже». Я человек, который обычно умеет разговаривать, у меня вчера даже дар речи отнялся от такого. Они приехали к бабушке, давай по всем этим лазать. Что-то забирать, типа на экспертизу. И сказали молчать. Взяли еще моих родителей зачем-то вызвали. Отец у меня 30 лет в милиции проработал, он знает, как с ними разговаривать. Они вроде бы поскромнее стали говорить.

Они говорили грубо. Хотя, я не буду говорить, кто это, но вроде бы, там работал. Так разве можно? Они сказали: «Ничего не заявлять и ничего не говорить». Результаты экспертизы? Где-то там в углу лежать. Врачей, видимо, тоже уже запугали. Как он мог говорить?

Полина говорит: «Я его за руку в «скорой» держала. Он уже не мог, у него глаза были стеклянные. Я, говорит, сама слышала: 3:20 ночи они сказали. Врачи между собой разговаривали, она сидела, все слушала (…) Пошло давление и вранье еще большее. Это ужас, они говорят, что заводят какое-то уголовное дело.

Напомним, 2 августа в селе Холуй Ивановской области перестало биться сердце 24-летнего старшего следователя МВД Михаила Харчева. Так случилось, что Михаила на работе заставили, как и миллионы других россиян, сделать прививку от новой коронавирусной инфекции. После введения второго компонента 20 июля ему стало плохо. Однако он продолжал ходить на работу.

В выходные он приехал домой и в воскресенье вечером ему стало совсем плохо. Рядом с ним находилась старшая дочь Полина. Она вызвала «скорую». Когда приехали медики, Михаил уже плохо мог ходить и не мог разговаривать, а только стонал.

По словам матери, врачи несколько часов качали ему воздух, так как он не мог дышать. Его не стало в три часа ночи. Врачи сказали родственникам, что у него произошел отек легких.

После случившегося региональный депздрав заявил, что Михаил Харчев на вторую прививку не явился. Только после того, как история с погибшим после вакцинации парнем получила широкий общественный резонанс и появился сертификат о вакцинации, местным медицинским чиновникам ничего не оставалось, как сдаться и признать свою ошибку.  Позже стали известны результаты вскрытия Михаила.

***

Прошло буквально несколько дней после введения на всей территории страны режима деления людей на «ваксёров» и «антиваксёров», и регионы начинают закипать.

Пока это как в чайнике – просто пузырьки пара. Но аналогия вполне уместная – рост социальной температуры идёт достаточно быстро и активно.

Если террор в столицах сопровождался одним (хотя и достаточно действенным) ответом граждан – бойкотом, то "подтягивание" регионов к Собянинскому электронному ГУЛАГу, приводит к появлению ещё двух видимых стратегий поведения.

Первая – традиционная: обращения к "царю-батюшке". Понятно, что эти обращения не будут иметь никакого эффекта, а значит – придётся либо принимать новую реальность, в которой надеяться не на кого, либо бороться с ней.

Вторая стратегия – неорганизованные и стихийные протестные выступления методами партизанских действий. К примеру, в Нижнекамске (Татарстан) несколько протестующих захватили вход в торговый центр и пропускали людей без предъявления ими QR-кодов, не давая охране проводить эту проверку. Конечно, такие действия бесперспективны, а их участники с высокой долей вероятности будут репрессированы.

Но здесь речь идёт о другом.

Рост температуры в закрытом объёме неизбежно будет подводить систему к точке фазового перехода.

Есть методы принудительного снижения социальной температуры. Их немного, но они есть. Это внешняя угроза и даже война, это усиление террора с принудительным изъятием из социума центров кристаллизации протеста, это организация гражданского конфликта.

Модель внешней угрозы уже почти не работает. Для ведения войны позиции Путинского режима в настоящий момент откровенно слабы – сейчас для Кремля даже очень локальный конфликт с любым противником может обернуться катастрофой.

Террор – да, Кремль может нажать на эту возможность, но она и так близка к исчерпанию. Повышать уровень насилия на нынешнем уровне управления – ничуть не менее чревато, чем воевать.

Остаётся гражданская война. Этот ресурс ещё не востребован по понятной причине – управлять гражданским конфликтом занятие предельно нетривиальное. Особенно, если он распределён равномерно по всей стране, а не локализован на отдельных территориях.

Организация гражданского конфликта – дело сложное. Противостояние, которое Кремль формирует («ваксёры-антиваксёры»), распределено по всей территории. Технически можно попытаться спровоцировать какие-то отдельные регионы, но потянет ли Путинская элитка столь непростую задачу?

В любом случае пока можно констатировать рост напряжённости. Причём достаточно быстрый.

И с этим Путинскому режиму нужно что-то делать.

***

Сегодня очередной перл выдал министр обороны Шойгу: он решил похвастать, что в армии под его чутким руководством «преодолен ковид».

РИА Новости. Смертность от коронавируса в Вооруженных силах РФ в 45 раз ниже, чем по стране, из-за вакцинации 95% военнослужащих и персонала, сообщил министр обороны РФ Сергей Шойгу.

Как в армии это достигается, хорошо известно. Всем военным просто тупо отдали приказ привиться – ну и кранты: что такое "права" в армии понимают слабо, приказ не обсуждается – все покорно идут под иглу. Заодно под метелку попадают и все "срочники": государство цинично пользуется тем, что хоть и всего год, но молодые люди оказываются в его полном распоряжении, и всех тоже успешно "прокалывают", благо из казармы не убежишь.

Насилие над "срочниками" тут на самом деле прямое – но что говорить, если и всю страну у нас собираются превратить в такую же казарму, только очень большую? Словом, чем гордится Шойгу, не совсем понятно: привить армию для министра обороны – дело нехитрое, все равно что избить связанного по рукам и ногам спецназовца. Приказ подписал - и вся недолга.

Что ж касается "успехов" – то тут тоже все ясно без очков любому, знакомому с ковидной статистикой: во всех странах подавляющая (более 80%) часть смертности "от ковида" приходится на контингент 60+. То есть – как раз на тот, который в армии не представлен!

Более того: основную массу "армейцев" составляют "нижние чины", или люди до 30 лет. А они, как известно, от ковида вообще практически не умирают (и прививки тут ни при чем). Так и получается, что "смертность в армии от ковида ниже в 45 раз". "Не на 45%, а в 45 раз! – специально отметил довольный министр".

Автор: Алексей Рощин