image

В мировом хаосе друзья и враги меняются местами

Мнения
11:20
132 527 просмотров

Угроза выхода Ирана из-под санкций и его дальнейшей экспансии заставила Израиль и арабские монархии забыть прежде непримиримые противоречия. Для России переконфигурация сил на Ближнем Востоке важна с точки зрения сохранения позиций на энергетическом рынке.

Роль, которую в изменении баланса сил в мире и, в первую очередь, на Ближнем Востоке, сыграл саммит министров иностранных дел Израиля, Египта, ОАЭ, Бахрейна и Марокко, прошедший в израильском кибуце Сде-Бокер в пустыне Негев, активно обсуждается экспертами. Важно, что в саммите, завершившемся в минувшие выходные, принял участие и госсекретарь США Энтони Блинкен, совершивший затем вояж в Марокко и Алжир, сообщает «Росбалт».

С одной стороны, внешне все выглядело неплохо. Основной задачей участников мероприятия было развитие тенденций, начатых в 2020 году подписанием так называемых «Соглашений Авраама». Тогда Израиль, ОАЭ, Бахрейн и Марокко при посредничестве Вашингтона решили установить дипломатические отношения. Напомним, Египет и Израиль заключили мирный договор еще в 1979 году.

Решение арабо-израильских проблем, установление стабильного мира на Ближнем Востоке – давняя повестка Соединенных Штатов в этом регионе и «Соглашения Авраама» вместе с последним саммитом в пустыне Негев в эту политику вполне укладываются. Однако на фоне российской военной операции на Украине эта важная для Израиля и США тема, очевидно, стала несколько второстепенной. На первый план выходят другие проблемы. Например, по данным Forbes, Египет получал из Украины и России около 60% зерна, а сегодня в черноморских портах этих двух стран заблокировано большое число торговых судов, которые не могут их покинуть из-за боевых действий.

Соединенные Штаты продолжают считать одной из ключевых задач своей внешней политики подписание новой «ядерной сделки» с Ираном (отмена санкций в обмен на прекращение иранской ядерной программы). Для администрации Джо Байдена эта тема была важнейшей еще задолго до событий на Украине, а сегодня ее значимость увеличилась вдвое. На фоне роста мировых нефтяных цен американцы очень хотели бы побыстрее заключить соглашение с Тегераном, дабы хлынувшая на рынок иранская нефть помогла бы покрыть дефицит энергоносителей.

Однако этот сценарий не устраивает Израиль, который не верит в миролюбие Ирана. Не нравится американский план и главному конкуренту Исламской республики на Ближнем Востоке – Саудовской Аравии, а также другим нефтяным монархиям Персидского залива. И не только потому, что высокие цены на нефть их вполне устраивают.

Буквально накануне саммита в пустыне Негев, поддерживаемые иранцами йеменские шиитские повстанцы-хуситы нанесли удары баллистическими ракетами и беспилотниками по нескольким нефтехранилищам в Саудовской Аравии. А в январе хуситы обстреляли территорию Объединенных Арабских Эмиратов.

Удалось ли Блинкену убедить израильского премьера Нафтали Беннета в том, что курс вашингтонской администрации на заключение «ядерной сделки» с Ираном – верный, пока неясно. Между тем состоится ли эта сделка вообще, тоже до конца не понятно, потому что здесь есть, как минимум, два камня преткновения.

Первый состоит в том, что американцы называют еще одним ее условием – прекращение иранской экспансии на Ближнем Востоке, в частности, в Сирии, Ираке и в том же Йемене. Второй камень – это требование уже Тегерана к США об отмене признания Корпуса стражей исламской революции (КСИР) террористической организацией. Для Ирана это вопрос не только политический, но и экономический. Дело в том, что КСИР является не только военизированной организацией, занимающейся, в том числе, и секретными операциями в других странах. Значительная часть (некоторые эксперты считают, до половины) экономики Ирана сосредоточена в руках «стражей».

Соответственно, отмена американских санкций в отношении Ирана без отмены решения о признании КСИР террористической организацией для Тегерана особого смысла не имеет. Между тем, по сообщениям СМИ, спецпосланник США по Ирану Роберт Малли минувшим воскресеньем заявил, что «КСИР останется под санкциями в соответствии с законодательством США, и наше отношение к КСИР останется прежним».

Эта позиция Вашингтона, несомненно, по душе Израилю и арабским монархиям Персидского залива, однако она ставит под угрозу срыва столь важную для американцев «ядерную сделку» с Ираном. Иными словами, США стоят перед выбором — или принципиальность по отношению к КСИР и экспансионистской внешней политике Тегерана, или «ядерная сделка» с ним на фоне продолжающегося экономического противостояния с Россией. Как собираются решать эту дилемму в Вашингтоне, пока совсем не ясно.

Также в подвешенном состоянии остается еще одна проблема, которую попытался решить Блинкен уже после саммита в пустыне Негев. Речь о противоречиях Марокко и Алжира в отношении Западной Сахары. Дело в том, что две эти арабские страны занимают противоположные позиции по этому вопросу. Марокко считает Западную Сахару своей неотъемлемой частью и лишь недавно согласился предоставить этому региону автономию. В этом Марокко поддержал и Израиль. Между тем Алжир выступает за независимость Западной Сахары.

Блинкен, в ходе своего нынешнего турне, посетив Марокко и Алжир, судя по всему, попытался найти компромисс в этом болезненном для этих двух североафриканских стран вопросе, важном еще и потому, что Алжир является одним из крупнейших экспортеров сжиженного газа в Европу. Таким образом в ситуации разрастающегося энергетического кризиса и скачущих цен на газ, периферийная вроде бы проблема Западной Сахары также выходит на одно из первых мест в мировой политике.

Александр Желенин

Главные новости Бреста за неделю