Самые главные вопросы войны

Мнения
21:00
204 859 просмотров

Недавний ракетный удар Украины по Севастополю британо-французскими ракетами можно считать символичной датой окончания важного этапа войны — этапа, когда российское руководство могло иметь надежды победить, опираясь на технологическое превосходство.

Да, на момент начала войны ВС РФ противостояли армии, технологически отстающей от нее лет на пятьдесят, и во многих сферах могли позволить себе, что называется, играть в одни ворота: к примеру, крылатых ракет у Украины не было вообще, да и древних […](и примерно столь же эффективных) «Точек-У» после восьми лет войны на Донбассе оставалось раз, два и обчелся.

Однако с февраля 2022 года Запад достаточно целеустремленно накачивал Украину вооружениями всех видов и типов, и в настоящий момент можно констатировать, что подавляющего технологического преимущества у РФ больше нет нигде, кроме, пожалуй, авиации. Однако с началом поставок ВСУ тех же F-16 и это преимущество станет не таким подавляющим.

Отдельно стоит остановиться на риторике, которой «западные партнеры» сопровождали любые поставки: сначала их откладывали под предлогом «боязни эскалации», однако затем все-таки начинали поставлять. «Боялись» в НАТО вовсе не российских ядерно-ракетных ударов по Лондону, Парижу, Берлину и Вашингтону. Под эскалацией имелось в виду, в основном, другое.

С самого начала войны Россия воевала в меньшинстве, рассчитывая перекрыть недостаток количества тем самым технологическим преимуществом, не сталкиваясь с проблемами, которые неизбежно бы вызвала в российском обществе массовая мобилизация и перевод в целом страны на военные рельсы. Заяви те же страны НАТО, что обеспечат Украину всем необходимым для ведения современной войны, риск утраты этого единственного преимущества стал бы реален, и в этой ситуации, как опасались на Западе, в Кремле могли решить успеть проскочить в закрывающееся окно возможностей, дополнить качество количеством, начав воевать всерьез — и нанести ВСУ решительное поражение до того, как запланированные западные поставки дошли бы до адресата.

Теперь этот самый опасный для Запада момент уже во многом позади. Лягушку благополучно сварили в медленно подогреваемой воде, постепенно увеличивая численный состав и улучшая боеспособность ВСУ.

Как теперь Россия планирует выходить хотя бы на границы, закрепленные в собственной конституции, совершенно не понятно. Масштабную мобилизацию с кондачка не провести, да и толк от нее появится минимум через полгода, а то и год. Но Запад тоже продолжит наращивать численность ВСУ, чем, собственно говоря, сейчас и занимается.

России же играть на перегонки довольно сложно. Это Киев может позволить себе отправлять в мясорубку свое население в тех количествах, в которых его наловят военкомы, не считаясь с демографическими и экономическими последствиями: Украина воюет не за свои, а о том, что будет после войны, вообще недумает. То есть не то чтобы Россия не могла задавить Украину количеством — может, конечно, да вот только не окажется ли лекарство хуже болезни, а негативные последствия такими, что ни одна победа ни в одной войне их уже не покроет? В особенности с учетом того, что реальная война ведь идет вовсе не с Украиной, а с совсем другими ребятами, очень удобно воюющих с Россией руками украинцев.

Но ключевое здесь, пожалуй, не это. Украина вместе с «западными партнерами» (а точнее, под руководством «западных партнеров») демонстрирует предельно четкую последовательность, по крайней мере, в своей стратегии: война до победного конца, невзирая на жертвы и потери. А вот Кремль подобным похвастаться не может, совершенно не заморачиваясь не только тем, чтобы четко объяснить своим гражданам, как именно планирует победить, но и хотя бы в чем конкретно (хотя бы в теории) может заключаться эта победа?

Источник: тг-канал Монтян