Идет война цивилизаций: западная модель уже нежизнеспособна

Мнения
10:23
118 330 просмотров
Идет война цивилизаций: западная модель уже нежизнеспособна

Основанная на массовом потреблении западная цивилизационная модель оказалась нежизнеспособна, заявил в интервью Radio Universum советник Всемирного банка Петер Станек.

Еще никогда с ноября 1989 года наши перспективы не были столь мрачными, как сейчас. Постковидная депрессия, опасения многих людей из-за того, что политикам понравилось держать общество в коронавирусном страхе и послушности, растущие цены, бои в непосредственной близости от нас, усиливающиеся атаки и другие вещи. А еще нас пугают то засухой, то климатическими изменениями, то голодом, то гражданскими беспорядками и даже войной. Да, легко погрузиться в беспокойство, скепсис и просто депрессию. Или, напротив, можно сказать себе, что с незапамятных времен чередуются хорошие и тяжелые времена, и что будущее зависит, в первую очередь, от нас. Чем мрачнее мы будем представлять себе будущее, тем хуже нам будет на самом деле. Еще можно успокоить себя одним древним ассирийским высказыванием: "Повсюду полно взяточников и коррупции; дети не слушаются своих родителей; каждый берется писать книги. Ясно, что надвигается конец света". Подбодрить может понимание того, что негативные прогнозы повторяются раз за разом, но не оправдываются. О перспективах ближайшего и отдаленного будущего, о том, в какие времена мы живем, почему происходит то, что происходит, и о том, как выбраться из этого, мы побеседуем с редким гостем, экономистом и прогнозистом, который консультировал несколько премьеров, председателем Научного совета Экономического института словацкой Академии наук, советником Всемирного банка, а в прошлом и Международного валютного фонда профессором Петером Станеком (Peter Stanek).

Radio universum: Господин профессор, еще два года назад, в октябре 2019 года, вы у нас на радио заявили, что мы стоим на пороге цивилизационных изменений, возможно, величайших за последние две тысячи лет. Тогда многие не восприняли эти слова всерьез, но сегодня обстановка постепенно накаляется. Скажите, в какой точке мы сейчас находимся? Переступили ли мы порог, и величайшие цивилизационные изменения за последние две тысячи лет уже начались?

Петер Станек: Думаю, можно сказать, что да. Началось то, что финский прогнозист профессор Капра назвал переломной точкой. Мы как раз находимся в этой переломной точке. Кстати, что парадоксально, лучший показатель — это то, как откровенно говорили разные деятели на Давосском форуме. Они говорили о создании единой валюты, о верховенстве ВОЗ над национальными правительствами и тому подобное, как будто воплощают все пункты принципиального трансформационного процесса. Второй факт то, свидетелями чего мы являемся на Украине. Это не просто вооруженный конфликт между Россией и Украиной. На самом деле это борьба цивилизационных моделей, которые основаны на англосаксонской культуре, то есть грабеже, захвате, потреблении и так далее. Есть вторая модель, русская. Она больше ориентирована на духовную сторону и ответственность. Есть еще китайская модель, которая ориентирована на коллективную ответственность, на необходимость подстраиваться под коллектив. Все это я вижу и в связи с арабской моделью, основанной на шариате, и южноамериканской моделью, которая тяготеет к первым древним цивилизациям, которые когда-то процветали в Южной Америке, и которые по сути раздавила конкиста.

Кстати, знаете ли вы, где возникла первая государственная пенсионная система? В империи инков, где тем, кто семь лет отработал на обязательных общественных работах, гарантировались одежда, питание и жилье на всю оставшуюся жизнь. Но вспомните, что империя инков была в XV веке. То есть, с этой точки зрения, мы в интересной ситуации. Все понимают, что неограниченное потребление, оглупление и подобное продолжатся не может. Я закончу тем, что все надеются на изменения, но провести их должен кто-то другой, а не они сами. Эта философия "изменений чужими руками" — я только добавлю — является одной из главных проблем современного мира.

— Вначале вы отметили то, как политики говорили в Давосе. Почему, по-вашему, так серьезно изменилась риторика, и они, можно сказать, уже не миндальничают?

— Во-первых, очевидна неустойчивость современного общества. Она заключается не только в том, насколько велики долги всех обществ, населения, бизнес-сектора, банков, государств и так далее. Больше увеличивать эти долги невозможно. Вторая проблема — это вопрос доходной поляризации общества. Невообразимо, чтобы пяти — семи процентам населения принадлежали 90% богатств общества, и вы при этом еще поддерживали потребительский характер общества, поскольку остальным, у кого нет богатств, просто не на что покупать. Поэтому они покупают в долг, становясь таким образом экономическими рабами. Однако все скромно молчат о третьем феномене — изменениях природной среды, ее трансформации. А она происходит, во-первых, быстрее, чем кто-либо из специалистов думал, а во-вторых, более системно. В-третьих, пусть климатологи из "Гринпис" и не рады это слышать, проблема не в углекислом газе, а в огромном комплексе изменений параметров окружающей среды. Как выявил один международный проект, в ближайшие десять лет эти изменения приведут к тому, что 20 — 25% поверхности планеты станут непригодными для жизни, а также появится 10 — 12% новых территорий для проживания. Единственная проблема в том, что в регионах, которые уже будут непригодны для жизни, проживают 1,8 миллиардов человек.

— О каких регионах идет речь?

— Например, это Северная Африка, Ближний и Средний Восток, южная часть индийского субконтинента, большая часть Бангладеш, значительная часть Индонезии, Австралии и некоторые пояса, охватывающие американский Средний запад и южную часть канадских равнин.

— Кто проводил это исследование?

— Международная команда специалистов. Его опубликовали в середине 2021 года. Над ним работали канадцы, французы, англичане, американцы, немцы. Есть несколько подобных исследований. Например, есть работа, сделанная по заказу Европейского Союза, и в ней изучена проблема засухи на территории Европы. Это исследование провели четыре года назад, и в нем точно установлено, какие области превратятся в саванну или степь. Это коснется не только южной части Италии, Греции и Турции, но и большой части территории Испании, Португалии и так далее. В Чешской Республике, например, от засухи больше всего пострадает Моравская впадина и Центрально-Чешская котловина, поскольку запасов глубинных вод в Желивке Праге хватит максимум на 20 лет.

— Когда я беседую с вами и вы высказываете столько всего разом, то я даже не знаю, о чем спрашивать в первую очередь. То, что вы рассказываете об изменениях климата, напоминает теорию, которая знакома нашим слушателям, поскольку мы уже несколько раз беседовали о гибели или коллапсе цивилизации с профессором Бартой. Воображаемой "вишенкой" на торте, по его словам, которая "добивала" многие империи в прошлом, были климатические изменения. Всякий раз, когда общество разлагалось, разрушалось, было ослаблено и разобщено, то всегда свою лепту вносил климат. Я бы хотела вернуться к самому первому вопросу, который задала вам. Вы сказали, что мы стоим на пороге принципиальных цивилизационных изменений. Скажите, в чем они будут заключаться? Мы поговорили о том, что к ним ведет, но какими они будут?

— Первый важнейший вопрос, которым мы сегодня должны задаться: "Основано ли наше общество на ответственности за свои поступки?" Если нет, значит, мы все делаем безответственно. Даже зеленые дотации, которые одобрил Европейский Союз, задуманы безответственно, ведь эти 168 триллионов к 2030 году кто-то должен заплатить. Нельзя просто объявить план и не говорить о том, кто за него заплатит, или кто его реализует и как.

— Видимо, можно.

— Можно, потому что Европейский парламент оплатил два исследования для всего Европейского Союза. Они совершенно не отражают обстановку в странах ЕС и по сути неинформативны. Но эти 168 триллионов следует связать с тем, насколько выросла задолженность из-за финансового кризиса 2008 — 2013 годов, из-за коронавируса, и как невообразимо выросла закредитованность населения, граждан. Сегодня в Испании задолженность населения достигает 136% ВВП, в Германии — 86%, в Италии — 120% ВВП. Теперь скажите, сколько в условиях, когда растут цены, инфляция, проценты и все остальное, продержатся люди? Я процитирую вам доклад Чешского национального банка этого года. По их прогнозам, 30% чешских домохозяйств не справятся с грядущим подорожанием и столкнутся с коллекторами. Вы действительно думаете, что эти 30% безропотно позволят загнать себя под мост? Будут ли эти люди вместе с детьми жить под мостом?

— Какой ваш ответ?

— Мой ответ такой: нужно изменить приоритеты общества. Я готов представить вам несколько возможных вариантов. Вариант для Германии, немецкая концепция на ближайшие 20 лет: качественное сельское хозяйство, качественные продукты питания, качественное здравоохранение, качественное образование, экологичная энергетика. Вы можете возразить. А вот стратегия Японии. Основная преамбула: общество существует для того, чтобы создать для каждого его члена условия для плодотворной жизни. Кому-нибудь это кое-что напомнит. Общество, созданное стэнфордской командой в Стэнфордском университете в сотрудничестве с MIT, задумано так, что в нем не должно быть конкуренции, борьбы, потребления. Мы должны вернуться к протоколам безопасности природы, которая на миллиард лет старше и предполагает такие принципы, как сотрудничество, общение и эмпатия. Вы опять-таки можете что-то возразить против этой концепции общества. Но эта группа активно работает над этим и даже при поддержке многих членов правительства.

Таким образом, есть определенные признаки новых общественных приоритетов. Вам следует задать еще один вопрос, который мы можем задать и любому из наших слушателей. Почему мы здесь? В чем смысл жизни? Накопление разного хлама, который нам не нужен, на который мы берем очередной кредит? Путешествия по миру с одного курорта на другой без вникания в то, как живет та или иная страна? Постоянное пускание пыли в глаза в социальных сетях? Выделение полутора тонн экскрементов в среднем за жизнь? Рождение двух детей? Я не говорю о воспитании детей, потому что его заменяют компьютеры и мобильные телефоны. Или основой общества должно быть познание? Из познания следует ответственность. Из ответственности — поиск равновесия с окружающей средой, а новое равновесие с окружающей средой — прямой путь к новому образу общества, где передача познаний от одного поколения другому — логичная система, которая развивает общество. Это вам не тезис о том, что все мы накачаем себя ботоксом, и в 80 лет будем выглядеть, как живые мертвецы, но все будем молодыми, если не умрем. Пенсия вам не понадобится, потому что вы вечно молодой, и в конечном счете вы безопасно и намеренно оглупеете вконец благодаря цифровому миру.

— Объясняя, в чем будут заключаться цивилизационные изменения, вы наметили мне три пути. Какой из них чешский? Какой европейский? Получается, цивилизационные изменения будут не везде одинаковыми? Не будут глобальными?

— Проблема в том, что Европа не думает об этом. Она не ищет новых путей, а озабочена тем, как поддержать Украину оружием и прочим. Она озабочена гендерными принципами, тем, что в Германии к детям в садике уже не будут обращаться "девочка" и "мальчик". Они все стану "оно". Вот какие сейчас проблемы у Европейского Союза. Это главные темы. Есть и другая область — постоянные разговоры о климатических изменениях, поддерживаемые климатическим лобби. А если я стану цитировать профессора Ломборга, то можно поговорить об экологическом фашизме, потому что проблема заключается не в выбросах углекислого газа. Проблема — в комплексе природных процессов во Вселенной, на планете, в ее ядре и на поверхности, в распределении энергии, и все это регулярно меняет климат на Земле.

Что касается углекислого газа, я позволю себе одно замечание. 413 тысяч лет назад температура на планете была на шесть градусов выше, чем сейчас, и уровень углекислого газа был ниже вдвое. А вот последнее открытие, обнародованное два месяца назад. Тает гренландский ледник, тает западная часть Антарктиды. Геофизики вдруг выяснили, что это происходит потому, что под поверхностью происходят гигантское движение магмы, которая топит ледники. А я напомню, что, согласно известному исследованию, если растает гренландский ледник, уровень океана повысится на шесть с половиной метров. Если же растает половина ледников Антарктиды, то уровень повысится еще на 35 метров. Теперь давайте возьмем карту мира и повысим уровень океана на 40 метров.

— Не хотела бы я жить в Нидерландах.

— Вот именно. А еще произойдет одна интересная вещь. Чешская котловина и северная часть карпатской дуги меньше всего пострадают от климатических изменений. Но наша проблема в том, что миллионы датчан, нидерландцев, французов и итальянцев будут стремиться туда, где возможно выжить. Есть еще одно примечательное исследование, опубликованное в прошлом году. Согласно ему, в Европе исчезли 75% насекомых, но насекомые формируют разнообразие окружающей среды. И раз уж мы заговорили о глупостях, то скажу, что, конечно, очень умно было заменить обычные лампочки светодиодными, но как раз они производят на 300% больше светового смога и уничтожают большинство насекомых. Так чего же вы достигли? Вы добились только того, что производители осветительной техники заработали 60 миллиардов евро. Это глупость или беспринципность? Или непонимание всех взаимосвязей? Не знаю.

— По-вашему, мы все поголовно глупеем? Или кто-то еще остается достаточно умен для того, чтобы мы его не замечали?

— К сожалению, глупеет большая часть населения. Я сейчас скажу провокационную вещь. Из-за интернета и цифровизации глупеет, в первую очередь, молодежь, которой кажется, что все решения проблем можно найти в интернете. Ведь можно "погуглить", да? Второе. К сожалению, есть много людей, которые никогда не понимали архитектуру взаимосвязей. Для них жизнь была простой и незамысловатой в их мышиной норе. Для них жизнь прекрасна. Но если бы они вылезли из своей дыры, то все показалось бы им сложным. Они этого и не делают. И эти массы сейчас с легкостью идут на вакцинацию, спокойно заявляют, что Украина борется за нашу свободу, и что с климатическими изменениями мы справимся, сократив выбросы углекислого газа. Они никогда не будут думать. Мыслить, по мнению физиологов, как известно, больно, потому что при размышлениях сжигается сахар, а если его нет, то у вас болит голова. То есть логическое следствие — размышления вызывают боль. А зачем человеку провоцировать боль, если можно и не думать, а принять единственно правильное мнение?

Заметьте, фашизация современного общества в Европейском Союзе основана на единственном правильном мнении. Единственном. Кто выбирает это мнение? Мы не знаем. Но вы, конечно, знаете Neuralink, исследование Илона Маска, со следующей преамбулой: "Мы должны научить людей думать правильными мыслями, и для этого нам послужит цифровой мир". Но кто решает, какие мысли правильные? Правильно ли ваше мнение или мое? Или действует известный "демократический" принцип: "У вас может быть любое мнение, если оно мое". Это демократично? Решайте сами.

— Кто, по вашим предположениям, будет решать или решает, какое мнение правильное?

— Я выскажу, так скажем, очень опасную идею, хотя ее немедленно кто-нибудь провозгласит "теорией заговора". Рассмотрите структуру современного общества с точки зрения принятия решений. Сначала первый уровень, который представляет собой мир вокруг вас, ваших коллег, вас, вашу семью, родственников и знакомых. Есть еще вторая иерархическая группа — спецслужбы: ФСБ, ЦРУ, КГБ, АНБ, Мосад и так далее, у которых неограниченные финансовые источники, и они никому не подчиняются, потому что даже подчинение правительственным комитетам по контролю над спецслужбами — это лишь формальность. Есть и еще один уровень. Кто первый глобализировался? Международная преступность. В 93-м они договорились и поделили сферы бизнеса в области газа и так далее. Так, русская мафия специализируется на заказных убийствах, китайская — на нелегальной миграции. "Коза ностра" занимается контрабандой алкоголя и сигарет, Ндрангета — инвестициями в государственном секторе и так далее. Только якудза осталась привязанной к территории Японии. Это годовой оборот в 12 — 13 триллионов долларов, и они не платят налоги и социальные отчисления. Вы представляете, что у вас в руках 12 триллионов долларов наличными? На эти деньги вы можете купить политиков, полицию, СМИ, акции уважаемых компаний и так далее. Попробуйте спросить людей и политиков, которые рассказывают сказки о том, как мы должны поддержать устойчивое развитие общества. А я вот спрашиваю, о какой устойчивости идет речь? Неограниченного потребления? Этой нелогичности? А как вам тот факт, что не хватает продуктов, но при этом ежегодно в Европейском Союзе уничтожаются 118 миллионов тонн продовольствия, а голодным в Сомали его не отправляют? Теперь я спрашиваю вас. Сколько производственных средств вам нужно? Сколько продукции, которую вы выпускаете, реально продается?

Так в каком мире мы живем? В мире, который вы знаете, и в котором понимаете, где правда? Или в мире, который вам преподносят СМИ мэйнстрима, политики, которые сами создают ситуацию, в которой скажут: "Из-за коронавируса у нас нет денег, и поэтому мы повысим экологические налоги, местные налоги, налоги с имущества и все остальное, а вы обязаны заплатить". Но они скромно умолчат о том, что с 2016 года действует директива ОЭСР о запрете трансфертного ценообразования. С 2018 года действуют директивы, обязывающие страны Европейского Союза бороться с трансфертным ценообразованием, спекулятивными финансовыми переводами. Есть еще "Евростат", который объявил, что это обходится Европейскому Союзу ежегодно в четыре триллиона евро. Я повторю — четыре триллиона. А есть еще коррупция, которая важна не тем, что кто-то передает вам конверт, а тем, насколько вы увеличиваете бюджетные расходы. Коррупция в Европейском Союзе обходится еще в четыре триллиона евро. Также проводятся операции на грани законности. Вот вы нарушили закон. Да, это неэтично, но зато сэкономили денег для ваших акционеров — полтора триллиона евро. Есть еще серая и черная экономика, которые оцениваются минимум в четыре триллиона. Я напомню, что ВВП Европейского Союза 27 триллионов. Вот вам и нет денег. Нет, или вы не хотите, чтобы они у вас были? Или дело в том, что на планете 998 налоговых раев, и 680 подчиняются юрисдикции английского правительства, которое может уничтожить их росчерком пера, но не делает этого. Объем капитальных источников, связанных с этими налоговыми раями, за последние пять лет вырос до 92 триллионов долларов. Что парадоксально, доля китайцев увеличилась с 18 до 36%, но, как известно, ни один китайский бизнесмен не может вывести деньги без согласия китайского правительства. Вот вам и ответ. Другой вопрос, на который вам следует знать ответ: у кого в современном мире есть реальные деньги? У Америки? Германии? Италии? Франции? Англосаксонского блока?

— Думаю, ни у кого из вами перечисленных.

— Или у 11 государственных суверенных фондов Китайской Народной Республики, чья рыночная капитализация сегодня составляет почти восемь триллионов долларов. Они располагают реальными средствами, из которых финансируют экспансию частные фирмы. Например, Huawei и так далее.

— Вы сказали, что размышления сжигают сахар, и я у вас, наверное, попрошу вскоре кусочек торта. Если задуматься хотя бы над одной мыслью из всего, что вы сказали о том, сколько денег крутится в международной преступности, и о том, что средства держит в руках тысяча человек, то, получается, умников на планете все еще достаточно. Это к разговору о том, что мы глупеем. Скажите, как им удается заметать следы и делать так, чтобы остальное население все принимало и поддавалось этому гипнозу? Все из-за нежелания видеть?

— Я приведу вам один показательный пример.

— Да.

— В словацком парламенте обсуждали очередные ограничения в социальной сфере. К зданию пришли шесть — семь тысяч демонстрантов. А потом в парламенте снимают Geissenovce(немецкое реалити-шоу из тяжелой жизни миллионеров), и у здания собираются 20 тысяч человек, которые пришли поприветствовать участников. Скажите, насколько умно население? Или им достаточно, чтобы им показали миллионеров, а о происхождении их состояний никто не говорит. Все рады, потому что могут сфотографироваться со знаменитостью. Психологический момент: зачем вам фотографироваться со знаменитостью? Чтобы отблеск звезды попал и на вас, и тогда все будут завидовать, что вы сфотографировались со знаменитостью? Вот та глупость, кретинизм в обществе. Вторая вещь прямо с этим связана. Почему столько людей позволяют СМИ промывать им мозги?

— Почему?

— Все просто. Думать не надо. Вы читаете вступление или смотрите новости по телевидению, и у вас одно мнение. Вам не нужно размышлять, искать информацию и выстраивать контекст. Вам не нужно ни над чем задумываться — решение уже готово. Почему? Потому что это общество основано на одном феномене: одна проблема — одно решение. И самому не обязательно в нем участвовать. Это ключевое свойство современного общество.

— Исключительно западного? Или вообще во всем мире?

— Нет. Отметьте, что мы говорим о евро-американском цивилизационном ареале. Я упрощу для вас: англосаксонский ареал плюс большая часть Европейского Союза.

— Поэтому вы говорите, что в будущем эта модель нежизнеспособна?

— Именно так.

— И поэтому вы говорите о цивилизационных изменениях, которые неизбежны?

— Да. Они произойдут неизбежно, потому что эта модель уже заканчивается по одной логичной причине. Она основана на массовом чрезмерном потреблении, а значит, у подавляющего большинства населения должно быть достаточно денег, чтобы покупать то, что производится. Но раз поляризация доходов исключила такую возможность, то только вопрос времени, когда размеры кредитов станут такими, что их никто уже не сможет взять.

Один хрестоматийный пример. За время коронавирусного кризиса Европейский центральный банк напечатал 1,7 триллионов евро и раздал их коммерческим банкам, которые должны были раздать льготные кредиты, чтобы бизнес выжил. Большая часть этих денег вернулась в Европейский центральный банк при отрицательных процентных ставках. Новых кредитов никто не хотел. Объясните это? Ответ прост. Долговое бремя уже насколько велико, что каждый очередной кредит топит вас и тянет прямиком на дно. Поэтому никто из бизнесменов и не взял новых кредитов.