Философия развития человечества: эвтаназия и дети на продажу

Мнения
20:00
36 159 просмотров

В предыдущей статье я писал об идеологии «серого кардинала» Жака Аттали, известного финансиста, экономиста, писателя.

Биографы обращают внимание на близость Аттали к клану Ротшильдов. Жака Аттали также считают ярко выраженным носителем идеологии глобализма, сторонником единого мирового государства и мирового правительства. Член Бильдербергского клуба – сборища разных «серых кардиналов». Тесно связан со Всемирным экономическим форумом, возглавляемым Клаусом Швабом, еще одним «серым кардиналом». Также не забывают упомянуть, что он масон высокого градуса (предположительно иллюминат). Увлекается мистикой и каббалой. А также мальтузианец, т.е. сторонник сдерживания демографического роста или даже сокращения численности населения на планете. Экономические воззрения Жака Аттали носят ярко выраженный отпечаток мальтузианства. Вот на этот момент его идеологии я и хотел бы обратить внимание. 

В интернете гуляет цитата, авторство которой приписывается Жаку Аттали:

«В будущем речь пойдет о поиске способа сокращения популяции. Начнем со старых, потому что, как только они превышают 60-65 лет, человек живет дольше, чем производит, и это дорого обходится обществу. Потом слабых, бесполезных, которые ничего не приносят обществу, потому что их будет все больше и больше, и особенно, наконец, глупых… Мы избавляемся от них, заставляя их верить, что это для их же блага… Мы что-то найдем или вызовем пандемию, нацеленную на конкретных людей, настоящий экономический кризис или нет, вирус, поражающий старых или толстых, неважно, слабые поддадутся ему, испуганные и глупые поверят в него и дадут себя лечить. Мы позаботимся о том, чтобы лечение было предусмотрено,лечение, которое будет решением… Отбор идиотов происходит сам по себе: они идут на бойню сами по себе».

Говорят, что цитата взята из книги «Будущее жизни», вышедшей во Франции в 1981 году. Это сборник интервью, проведенных известным французским журналистом Мишелем Саломоном (Michel Salomon). Среди собеседников Саломона был и тогда еще молодой и начинающий Жак Аттали. Мишель Саломон представил его следующим образом: «Айн Вундеркинд», – сказали бы немцы, вундеркинд. В возрасте менее сорока лет Жак Аттали – всемирно известный экономист, педагог, популярный политический советник Социалистической партии и разносторонний писатель, автор не только теоретических работ по своей дисциплине, но и эссе в таких разных областях, как политика, музыка и, в последнее время, медицина…».

В разгар так называемой «пандемии ковида» появилось большое количество сторонников так называемого «честного интернета»; они действовали по заданию Фейсбук, Майкрософт, Гугл и других компаний, проводивших «зачистку» (цензурирование) цифрового пространства интернета.  Такие блюстители «честного интернета» заявляли: приведенной выше цитаты в интервью Мишеля Саломона нет. Я сам сверял фрагмент с текстом сборника. И выяснил, что в цельном виде такого фрагмента действительно нет. Но все мысли, содержащиеся в цитате, присутствуют.  Приведенный выше фрагмент интервью представляет собой композицию нескольких мест из сказанного «серым кардиналом». Более того, некоторые ответы Жака Аттали на вопросы Мишеля Саломона носят ещё более зловещий характер, чем в сконструированной цитате.

А поводом для интервью Саломона стала книга Жака Аттали 1979 года «Орден каннибалов: жизнь и смерть медицины». Саломон задаёт вопрос: почему вдруг экономист Жак Аттали интересуется вопросами здравоохранения, которые вроде бы далеки от экономики? Аттали отвечает, что Запад добился невероятных успехов в производстве товаров благодаря машинам. Производительность машинной экономики бьёт рекорды. Но кроме традиционного производства товаров есть ещё производство и воспроизводство человека.  Человек – также продукт экономической деятельности, преимущественно таких отраслей как образование и здравоохранение.  В производстве товаров уже давно произошли революции (промышленная на рубеже 18-19 вв. и несколько технологических), а вот производство человека все еще остается на допотопном уровне.  И в сфере воспроизводства человека срочно нужна революция.

Нужно, в частности, подвергнуть радикальным преобразованиям здравоохранение.  Аттали сетует:

«Сегодня медицина в некотором смысле не в состоянии лечить все болезни, потому что затраты на нее становятся слишком высокими».

Издержки медицины, по мнению Жака Аттали, можно и нужно снижать путем замещения живых медиков машинами (сейчас сказали бы: роботами). Аттали приводит сравнение. Ещё недавно в Европе были очень востребованы полицейские. Сегодня для обывателя законы стали естественной частью жизни, и потребность в полицейских стала постепенно убывать. Наступит время, когда потребность в медиках также начнёт убывать. 

Философствующий экономист Аттали заявляет в интервью, что целью экономики является счастье общества в целом и каждого человека в отдельности. А человек может быть счастливым лишь в том случае, если он здоров и не болеет, физически не страдает. Можно, конечно, человека лечить и поддерживать в нем жизнь. Но такое поддержание все равно не в состоянии вернуть человеку то счастье, которое он испытывал в молодости, когда был абсолютно здоров. К тому же воспроизводство жизни старого и больного человека обходится дорого и этому человеку, и его семье, и обществу. Такой полуживой человек становится бременем для здоровых, занятых эффективным трудом.

Жак Аттали решительно выступает против следующего заблуждения: мол, критерием прогресса общества считается продолжительность жизни человека. Повышение среднего срока жизни считается признаком прогресса. Максимизировать надо, как считает Жак Аттали, не срок жизни человека, а срок его здоровой жизни. И счастья при таком подходе было бы больше в обществе, и расходы на здравоохранение резко снизились бы. Вот фрагмент подобных рассуждений Аттали:

«Если отбросить цинизм, расходы на здравоохранение не достигли бы и одной трети нынешнего уровня (175 миллиардов франков в 1979 году), если бы все люди внезапно умерли в автокатастрофе. Таким образом, мы должны признать, что логика заключается уже не в увеличении продолжительности жизни, а в увеличении продолжительности жизни без болезней».

Итак, Аттали предлагает «оптимизировать» жизнь человека и расходы на медицину и здравоохранение.

Каким образом «оптимизировать» жизнь человека? Большой Брат, который должен следить за всеми и каждым, должен также осуществлять непрерывный мониторинг состояния людей: «Я верю… в скрытый тоталитаризм с невидимым и децентрализованным «Большим братом». Эти машины для наблюдения за нашим здоровьем, которые мы могли бы иметь для нашего же блага, поработят нас для нашего же блага. В некотором смысле, мы будем подвергаться мягкому и постоянному контролю за нашим состоянием…».  И вся информация о миллионах и миллиардах граждан будет собираться и храниться в централизованных базах данных:

«Обсуждение вопросов профилактики, экономики здравоохранения и надлежащей медицинской практики приведет к необходимости для каждого человека иметь медицинскую карту, которая будет записана на магнитную ленту. По эпидемиологическим причинам все эти файлы будут централизованно храниться на компьютере…».

Оптимизировать затраты на здравоохранение можно путем замены больных органов (частей тела) на здоровые. Здоровые органы (запчасти) можно взять у доноров или же производить искусственные запчасти, т.е. протезы. Переход на лечение с помощью протезов резко повысит производительность труда медиков, что, в свою очередь, приведет к сокращению численности медицинского персонала. Персонал будет заниматься не «ремонтом» больных органов, а их заменой на искусственные. Производство «железок» (протезов) будет поставлено на поток. Протезы, полагает Аттали, должны стать привычным товаром потребления. Человек на основе данных медицинского онлайн-контроля и своих финансовых возможностей принимает решение о том, какой орган ему следует купить и поставить на место износившегося или больного. Аттали пишет: «Врача в основном заменяют протезами, роль которых заключается в восстановлении функций организма, их восстановлении или замене. Если протез пытается сделать то же самое, он делает это так же, как и органы тела, и, таким образом, становится копией органов или функций тела. Следовательно, такие предметы были бы протезами для потребления».

Как следует из философии Жака Аттали, жизнь человека состоит из двух частей: первая – счастливая, когда человек здоров. Вторая – когда человек постоянно болеет и недомогает. И эту часть жизни надо минимизировать, а еще лучше – обнулить.  И такое обнуление называется эвтаназией. Жак Аттали считает, что прекращение жизни человека должно стать узаконенной «услугой». Предоставлять ее должен тот самый институт, который мы по привычке называем «здравоохранением». Со временем в этом институте центр тяжести будет перемещаться от здравоохранения к человеко-умерщвлению. Услуга будет недорогой: простую, стандартную функцию умерщвления смело можно передать машинам-роботам.

Вопрос об эвтаназии в «дивном новом мире» не раз затрагивался в разных научно-фантастических и антиутопических романах. Например, в антиутопиях Олдоса Хаксли («Дивный новый мир») или Джорджа Оруэлла («1984»). Но там решение принимается не самим человеком, а высшим начальством (соответственно Благодетелем и Большим Братом). А в рассказе английского писателя Эдварда Форстера «Машина остановилась» (1909) разрешение на эвтаназию выдается Генеральным советом.  А вот Аттали считает, что человек «дивного нового мира» имеет право сам осознанно и добровольно принимать решение о том, когда ему покидать этот мир. Вот один из ключевых фрагментов интервью:

«Эвтаназия во всех случаях будет одним из важнейших инструментов нашего будущего общества. Прежде всего, в социалистической логике проблема заключается в следующем: социалистическая логика – это свобода, а фундаментальная свобода – это самоубийство. Следовательно, право на прямое или косвенное самоубийство является абсолютной ценностью в этом типе общества. В капиталистическом обществе появятся и станут обычной практикой машины для убийства, протезы, которые позволят уничтожить жизнь, когда она слишком невыносима или экономически слишком дорога. Поэтому я считаю, что эвтаназия, будь то ценность свободы или товар, будет одним из правил будущего общества».

Как видим, право на суицид у Жака Аттали универсально, оно должно быть и при социализме, и при капитализме. Хотя Жак Аттали в первую очередь финансист и политик, но здесь он явно хочет выступить в роли философа, внести свою лепту в философию суицида. Говорят, что это философское учение появилось во Франции в ХХ веке. Считается, что авторами теории, подталкивающей человека к суициду, являются Жан-Поль Сартр и Альбер Камю.  Конечно, эта дьявольская «философия» появилась намного раньше. Еще в 19 веке она была озвучена героем романа Достоевского «Бесы» Алексеем Кирилловым.

Еще одна любимая тема Жака Аттали – «каннибализм». Я уж отмечал, что Аттали сравнивает человеческий организм с машиной, которая подвергается амортизации (износу). Такую «машину» лучше всего восстанавливать с помощью «замещения» отдельных узлов и деталей. Это на его языке называется «Новым Каннибализмом»: «На экономическом языке метафора ясна: это каннибализм. Мы потребляем тело».  Правда, Аттали умалчивает, что речь идет не только о «потреблении» собственного тела. Для замещения потребленных частей одних организмов могут использоваться здоровые части других, в том числе живых людей. По ходу интервью Аттали неоднократно возвращается к теме каннибализма – в разные эпохи истории человечества и находит в этом явлении положительный смысл. «Каннибализм – огромная терапевтическая сила», – заключает Аттали.

Итак, у Аттали воспроизводство человека и его утилизация (эвтаназия) – ведущая отрасль экономики. Само рождение человека у него также планируется и регулируется. То, что предлагает Аттали, представляет себой организацию «производства человека», очень напоминающую картину из романа-антиутопии Олдоса Хаксли «Дивный новый мир» (1932). В указанном романе организовано конвейерное производство человека.  При желании можно познакомиться с оценками и комментариями по поводу описанного Хаксли конвейерного производства человека в моей книге: Антиутопии. Заговор против человечества без грифа «секретно». – М.: Книжный мир, 2020.

Отмечу лишь, что те, кто следят за порядком в «дивном новом мире» Хаксли, не должны допускать естественного рождения человека в утробе матери (только на конвейере, в колбе).  Понятия «брак» и «семья» запретны, любые разговоры на эту тему считаются неприличными и даже опасными. Свобода сексуальных отношений между представителями мужской и женской части социума приветствуется и даже поощряется. Но свободное, вне конвейера, деторождение строго запрещено.  У Жака Аттали конвейера нет, хотя генная инженерия уже активно внедряется в процесс деторождения. Жак Аттали, будучи большим поклонником Карла Маркса, любит использовать понятия из «Капитала». Так вот, свободные от всяких предрассудков мужчины и женщины «дивного нового мира» Аттали вступают в «производственные отношения по поводу… рождения детей».

А детей надо рассматривать как товар. Аттали рассуждает, что многие пары хотели бы иметь двух и более детей. И физиологически они способны производить на свет большое количество детей. Может быть, даже государство заинтересовано в высоких темпах демографического роста. Но существуют ограничения со стороны бюджетов семей и государства. Но это противоречие можно преодолеть, придав ребенку статус «товара» и продавая его тем, у кого для этого достаточно денег.

У Жака Аттали процесс детопроизводства рационализирован. Отныне детопроизводство должно рассматриваться как часть экономической деятельности, оцениваться, регламентироваться, регулироваться и т.п. Жак Аттали рассуждает:

«Следуя логике моих общих рассуждений, невозможно понять, почему деторождение не должно становиться таким же экономическим производством, как любое другое. Вполне возможно представить себе, что семья или женщина – лишь одно из средств производства определенного предмета, ребенка. В каком-то смысле мы можем представить себе «арендные матрицы», которые уже технически возможны. Эта идея полностью соответствует экономической эволюции в том смысле, что женщина или пара станут частью разделения труда и общего производства. Таким образом, можно будет покупать детей так же, как покупают «арахис» или телевизор».

Свою предыдущую статью о Жаке Аттали я заключил следующими словами: «Жак Аттали – «серый кардинал», который находится на службе у дьявола». Мне кажется, что указанная фраза вполне годится для заключения и по данной статье.