«Все, баста, инфляцию надо давить»: у США – новый главный враг

Экономика
11:18
220 551 просмотр
«Все, баста, инфляцию надо давить»: у США – новый главный враг

«Это не пипец!»

Масяня

Александр Виноградов считает, что в мире разворачивается многослойный конфликт трех центров силы – Штатов, Китая, Европы. А где же Россия?

Следующий год, судя по информации на текущий момент, пройдет в США под знаком рецессии, констатирует экономический обозреватель «БИЗНЕС Online» Александр Виноградов. Но на фоне всего прочего, что происходит в мире, такое положение можно назвать практически нормальным. А в обсуждении ситуации руководством ФРС США явно прослеживается единодушие: нужно бороться с инфляцией, повышать ставку и сокращать баланс ФРС.

Ситуация на входе уже сейчас выглядит не очень

Фокус внимания этого материала будет вновь направлен за границы России. Две недели назад это были рассуждения о «закате Европы», по Освальду Шпенглеру или не по нему, и на сей раз речь пойдет о территории заокеанской, а именно: о США. Три недели тому назад было заседание правления ФРС США, на котором американский регулятор совершил давно анонсированное действие, а именно: повысил ключевую ставку на 0,25%, в результате чего она теперь гуляет в коридоре 0,25-0,5% (да, в США она устанавливается нечетко). Про это говорили, этого ждали, и рынок воспринял само это действие в целом нейтрально, именно поэтому рынки и ждали три недели – затем, чтобы ознакомиться с протоколами обсуждения текущей ситуации руководством ФРС, оценить, что именно думает регулятор и какую политику он намерен вести в ближайшем будущем.

Надо сказать, что ситуация на входе уже сейчас выглядит не очень. Здесь можно вспомнить главу ФРС США Джерома Пауэлла, который почти весь прошлый год старательно всех заклинал, что инфляция в США носит временный характер. Тогда было решено считать, что причиной инфляции являются разнообразные «ковидные» ограничения и прочие локдауны, породившие неполные объемы производства товаров по целому спектру производственных цепочек. Кроме того, вину возложили на те же «ковидные» ограничения, вызвавшие проблемы именно что с логистикой в планетарном масштабе. Это действительно так, и неоднократно высказанные надежды Пауэлла на то, что со временем рынок это все перебалансирует и расправит накопившиеся «узкие места», действительно могли бы реализоваться. Но дело здесь, очевидно, не только в «ковидных» ограничениях, но и в безудержной эмиссии различных мировых ЦБ, хотя Пауэлл оказался прав в своих предсказаниях: в настоящий момент тарифы на контейнерные перевозки из Шанхая на Запад снижаются, рынок нашел новый баланс. И это несмотря на то что весь насквозь провакцинированный Шанхай сейчас посажен под замок по причине ковида.

Здесь есть тонкий момент. Прошлые версии «количественного смягчения» не приводили к яростному инфляционному эффекту, наблюдаемому ныне, наоборот, позволяли оттащить экономику США от дефляционной спирали, сохраняя инфляцию на приемлемых уровнях. Связано это, на мой взгляд, с тем, что на сей раз дело не только в самих масштабах эмиссии, но и в том, что программы помощи дотянулись до кошельков американцев. Деньги пошли именно что в потребительский сектор, т. е. долларовый дождь пролился не только на широко понимаемый финансовый сектор. Соответственно, инфляция стала вопросом времени: если баблище с большой буквы «Б» идет и в карманы, и на счета финансовых структур, другого ждать было бы сложно.

В обсуждении ситуации руководством ФРС США явно прослеживается единодушие

Сейчас в США потребительская инфляция составляет 7,9%, а инфляция цен производителей (некоторый прекурсор к потребительской) – 10% с тенденцией к росту. Для РФ это грустная норма, но для США это пик за четыре десятка лет, и такие показатели инфляции в принципе объективно плохи тем, что они разбалансируют производственные цепочки, меняя устоявшиеся правила и протоколы. Проще говоря, теряется понимание того, как надо назначать цены на товары и услуги, чтобы не начать терять деньги, становится непонятно, насколько вырастут цены у поставщиков. Обычно здесь говорят о желаемом уровне инфляции в 2% (Россия последние годы старательно таргетировала 4%), но сама по себе эта цифра не является сакральной. Фактически инфляция должна быть заметно меньше средней маржи по всем отраслям экономики – и тогда рост цен вкупе с ее колебаниями воспринимается не как существенная неприятность, но как норма. Но если бизнес сам по себе приносит, скажем, 6-8% в год, то при скачке инфляции с 2% до 5% его реальная прибыльность падает в разы с понятными последствиями. Проще говоря, ситуация в США действительно для них непривычная и воспринимающаяся как опасная – и порождающая желание жестких мер воздействия, что мы и увидели в протоколах.

Так, надо отметить, что в обсуждении ситуации руководством ФРС США явно прослеживается единодушие. Все, баста, инфляцию надо давить, т. е. повышать ставку нужно, и сокращать баланс ФРС (т. е. продавать обратно рынку ранее выкупленные в рамках эмиссии ценные бумаги) тоже надо, причем оперативно. Если оценить это единодушие, то можно предположить, что ближайшие 3 раза нас ждет повышение ставки ФРС по 0,5% за такт с возможным дальнейшим сокращением темпа повышения ставок начиная с осени. Соответственно, можно предположить, что к началу следующего года ключевая ставка ФРС США может достичь 3%, чего не было уже очень давно, с того самого 2008 года.

Далее, были установлены примерные темпы сокращения баланса ФРС США, и они будут сравнимы с его расширением во время эмиссионной программы. Сейчас регулятор настаивает на ежемесячной продаже бумаг (т. е. изъятии долларовой ликвидности) в размере $95 млрд месяц, из которых $60 млрд будут составлять американские гособлигации, а $35 млрд – ипотечные бумаги. С учетом того что баланс сейчас разросся до $9 трлн, выходит, что заданный темп весьма солидный, порядка 1% в месяц. Более того, сокращение баланса может корректироваться, если это будет необходимо.

Если за тобой гонится тигр, необязательно быть самым быстрым, достаточно быть быстрее соседа

Что из этого следует? Инфляция в США объявлена главным врагом, ФРС будет ее зажимать, не считаясь с возможными потерями фондового рынка, который явно растерял все импульсы для роста: за I квартал индекс широкого рынка S& P500 упал более чем на 5%. Изъятие долларовой ликвидности, соответственно, лишь усилит давление на рискованные активы, в первую очередь акции. С другой стороны, рост ставок повысит доходности облигаций, и государственных, и ипотечных бумаг, и, похоже, рост стоимости таких заимствований на фоне высоких цен на жилье приведет к сокращению спроса и, соответственно, постепенному снижению инфляции. Тем не менее до конца года реальная ставка все еще будет оставаться отрицательной, т. е. ключевая будет ниже инфляции.

Следующий же год, судя по информации на текущий момент, пройдет в США под знаком рецессии, на что указывает вновь наблюдающаяся инверсия кривой доходностей, когда короткие облигации стоят дешевле (т. е. приносят больше денег), чем с более длительной дюрацией. Рынкам это тоже не понравится, коррекция продолжится, но время рецессии традиционно будет использовано для консолидации секторов и банкротства неприбыльных компаний. Проще говоря, США в неприятном положении сейчас, инфляция на пике за 40 лет, на горизонте маячит рецессия, но на фоне всего прочего, происходящего в мире, это, можно сказать, является нормальным.

На этом моменте можно вспомнить известную присказку о том, что, если за тобой гонится тигр, необязательно быть самым быстрым, достаточно быть быстрее соседа. Да, высокая инфляция, да, рецессия, да, долгая и унылая коррекция на рынке, но на фоне проблем в альтернативном центре силы, т. е. в Европе, это ерунда и мелочи. Потребительская инфляция чуть ниже, чем в США, 7,5% против 7,9%, но цены производителей растут на 31,4% в сравнении с 10% в США! Кроме того, здесь играет роль лоскутность Европы, не стоит забывать и о 4,5 млн беженцев с территории Украины. Наконец никуда не делась близость к нищим регионам Африки и Ближнего Востока, где, вполне возможно, в ближайшие месяцы может начаться натуральный голод, который, если брать аналогию, вполне может вырасти в некую «арабскую весну 2.0» с еще одним набегом вынужденных переселенцев.

Отдельный вопрос с Китаем. Экономика этой страны тоже замедляется, а рост баснословных уже долгов дает все меньший эффект. Но Китай, если ему хватит цепкости, вполне может перехватить сколько-то капитала, уходящего из Европы. Как, сколько – вопросов здесь масса, и ответа на них сейчас нет и быть не может. Эта история будет одной из самых важных на ближайшие годы.

Похоже, что в мире разворачивается многослойный конфликт трех центров силы и на кону – планетарный образ будущего на ближайший век или около того. С одной стороны – азиатская сфокусированность и меритократия с попыткой вырваться в квантовые вычисления и сильный AI, с другой – блеск финансов, медицинских и информационных технологий, резервная валюта и превосходящая военная мощь, а с третьей – воинствующий экологизм и многовековая культура ведения политики. Увы, на фоне этого всего спецоперация на юго-западных рубежах России выглядит лишь еще одним ходом в чужой игре, как бы это ни было серьезно для всех ею затронутых.