Возить придётся самолётами вместо фур, а это другие деньги: что меняется в цветочном бизнесе без импорта из Нидерландов

Бизнес
16:33
155 433 просмотра
Возить придётся самолётами вместо фур, а это другие деньги: что меняется в цветочном бизнесе без импорта из Нидерландов

Исторически закупать цветы на голландской бирже было проще и дешевле, чем напрямую у производителей. Руководители лавок и цветобаз рассказывают, какой теперь может быть логистика и как это повлияет на наличие и качество товаров в магазинах.

8 апреля Евросоюз опубликовал пятый пакет санкций против России, в котором ограничил экспорт цветов, а также клубней и луковиц растений. Разрешить поставки товаров из санкционного перечня страны-члены Евросоюза могут, но только если решат, что те нужны для гуманитарных целей. Цветы же, считают в BFM, не тот случай. Данная ситуация может сказаться и на цветочном рынке Беларуси, сообщает vc.ru.

Среди «запрещёнки» оказались розы, рододендроны и азалии, импорт которых из Евросоюза, по данным федеральной таможенной службы России, составил в 2021 году порядка $220 млн. А ещё часть зелени для букетов и тюльпанные луковицы, две трети объёма которых везли из Голландии. Общий импорт срезанных цветов в России в 2021 году составил $492,1 млн.

Экономических предпосылок для таких санкций гендиректор исследовательской фирмы «Технологии роста» Тамара Решетникова не видит. Местные цветоводы, по её словам «Коммерсанту», не конкурировали с европейскими и лишь часть продукции сбывали из России в соседние страны СНГ. Так что запрет на цветы – это нечто вроде ограничений на поставку товаров для роскоши, говорит она.

Сколько цветов импортировали

Цветы в России преимущественно импортные – либо сами срезы, либо посадочный материал: клубни, луковицы, саженцы. По данным ассоциации «Теплицы России», привезённых цветов в России примерно 80%. А посадочный материал для ходовых роз и тюльпанов и вовсе на 100% импортный: он завозится из Голландии и Германии.

То же подтверждают и магазины. В Uflor полагают, что импорт в России составляет более 60%, и сама страна закупает 70% срезанных цветков мира. Доля зарубежных растений в ассортименте Kimbirly Flowers составляет 80%.

Посадочный материал, по словам директора лавки и оптовой базы «Зеленогорск» Олеси Гвоздевой, вообще практически весь закупался в Европе. Чаще всего саженцы необходимо менять только раз в пять лет. Другой вопрос, успели ли цветоводы их заранее закупить. Если нет, то весной 2023 года магазины рискуют остаться без ходовых цветов, полагают Гвоздева и вице-президент «Теплиц России» Александр Литвиненко.

«Из Голландии к нам возили ранункулюсы, сирень, анемоны, тюльпаны, гиацинты, нарциссы, пионы, стабилизированную зелень, крашенные сухоцветы, шамелациум, эустомы, огромное количество сортов кустовой и одноголовой хризантемы, орхидеи цимбидиум, фаленопсис, ванду, дельфиниум, тропические листья в букеты, писташ», – рассказала владелица магазина Kimbirly Flowers Екатерина Бурлакова.

Несмотря на то что запрет только ввели, магазины уже сталкивались с трудностями при импортных закупках – например, гвоздик и гортензий. Об этом рассказала хозяйка магазина «Цветочный Микс» Елена Кравченко. И то же подтверждают в новосибирской цветочной лавке, которая пожелала сохранить анонимность:

«Товар уже не выезжает, а остатки не резиновые».

Почему цветочникам так важна Голландия

Голландия – крупный транзитный хаб и целая цветобиржа для российских цветочников.

«Они не столько выращивают сами, сколько многое привозят к себе на перепродажу. И строили они эту систему не одно десятилетие», – говорит владелец лавки из Новосибирска.

Именно через Нидерланды в Россию попадали цветы и зелень из Кении, Колумбии, Израиля и Эквадора.

«В самой Голландии можно взять цветы на аукционе, а если закупаетесь напрямую с плантаций из других стран, то самолёты всё равно приземляются в Амстердаме и уже оттуда перегружаются в фуры и сухопутно едут в Россию. Цены были низкие, поэтому даже с высокими логистическими расходами покупать там цветок было выгоднее», – говорит владелица магазина Kimbirly Flowers Екатерина Бурлакова.

Голландия брала на себя обработку заказов, собирала целые самолеты цветов из других государств и после отправляла клиентам. Если запреты вступят в силу, оптовики, вероятно, решат везти цветы напрямую из Кении, Эквадора и Колумбии. Однако чтобы перевозка «отбилась», нужно будет нагружать целые самолёты, говорят в новосибирской лавке. О том же волнуется и директор «Зеленогорска» Олеся Гвоздева.

«Те объемы, которые продают в Голландии, выгодны для транспорта. Мы могли выбрать из большого числа позиций и привезти разные цветы в нужном количестве», – говорит она.

Возить придётся самолётами вместо фур, а это другие деньги: что меняется в цветочном бизнесе без импорта из НидерландовТакой букет может получиться из цветов, привезенных из или через Голландию

Новые прямые перевозки обойдутся дороже, и цветок вырастет в цене на 10-15%, но, по словам Бурлаковой, есть плюс. Качество цветов будет лучше, так как ехать они будут не неделю, а сутки-двое.

«Срок жизни срезанных растений зависит от вида и сорта – от недели до четырёх, иногда дольше. Но это если при хранении и транспортировке цветок содержится в специальных температурных условиях и влажности», – рассказал директор по закупкам Uflor Роман Зеленский.

Часть цветка, по его словам, едет «на сухую», что позволяет затормозить процесс цветения и цикл жизни растения. Но если товар из Голландии брокеры всегда добросовестно паковали, то в других потенциальных партнёрах в «Зеленогорске» не так уверены. Просто потому, что у них пока нет отлаженной системы.

Если не из Голландии и Эквадора, то откуда

Скорее всего, доставлять растения будут либо напрямую на арендованном транспорте – из-за запрета на грузоперевозки фурами, зарегистрированными в России и Беларуси. Либо через третьи страны, полагает Роман Зеленский из Uflor.

Коммерческий директор тепличного комплекса «Подосинки» Ирина Земцева считает, что этими транзитами станут дружественные России государства – Беларусь, Казахстан, Армения. Последняя, по словам Земцевой, если что, сможет заменить и Эквадор. В магазинах Flowwow думают, что среди вариантов также Узбекистан.

По мнению Олеси Гвоздевой, оптовики попытаются переориентироваться на Израиль, Турцию и Китай. Но те вряд ли располагают таким же широким ассортиментом, как голландцы.

Варианты найдутся, но сроки и стоимость таких перевозок увеличатся: расходы на логистику выше, посредников больше, курс валют по-прежнему колеблется. Так считает владелец новосибирской лавки, опрошенный vc.ru, представители Flowwow и хозяйка Kimbirly Flowers.

«Транзит возможен через страны СНГ, но цена для покупателя вырастет, а качество упадёт. Из-за этого объёмы поставок и спрос на цветы сократятся», – говорит Бурлакова.

С последним согласна руководительница питомника «Цветочная поляна» Ольга Малина. Но особых поводов для беспокойств она не видит: «Срезка до сих пор просачивается через границы». Возможно, потому, что санкции грозят убытками прежде всего голландским поставщикам, – так считает управляющий цветочным центром Panin Plants Владимир Панин. По его словам, они, вероятно, попытаются опротестовать решение Евросоюза. К тому же работать с Россией они сами не отказывались, так что теперь будут искать решения, обнадёживает гендиректор ассоциации «Теплицы России» Наталья Рогова.

Поможет ли местное производство

По данным Минсельхоза за 2021 год, в России работает более 80 промышленных предприятий по выращиванию цветов. В основном, как рассказывают в «Теплицах России», это розы (95%), герберы (3%) и хризантемы (1%). Там же полагают, что всем им хватит материала и на 2022 год.

Правда, в Минсельхозе признают, что логистические сложности уже есть. Так что без дальнейших поставок клубней и луковиц из Голландии, Германии, Франции и Италии пострадают как промышленные производители цветов на срезку, так и любители, считает Александр Литвиненко.

Возить придётся самолётами вместо фур, а это другие деньги: что меняется в цветочном бизнесе без импорта из НидерландовТакой букет можно собрать из местных альстромерий, если они будут

Селекция тем временем в России развита плохо, и без поддержки государства это вряд ли в ближайшем будущем изменится, говорят в «Подосинках». Так что местные цветоводы, помимо альтернативных каналов поставок, ищут также способы воспроизвести купленные в Европе саженцы.

По словам Тамары Решетниковой, это незаконное копирование материала. Но Ольга Малина из «Цветочной поляны» говорит, что бороться с плагиатом трудно и прецедентов в судебной практике мало.

«Чтобы привлечь к ответственности таких производителей, все возможные сорта должны быть зарегистрированы в нашем госреестре, но большинство из них нигде не зафиксировано», – поясняет она.

Так что пока отечественное производство вряд ли в силах восполнить нехватку импортных позиций. С одноголовыми розами, говорит Катерина Бурлакова, проблем не будет: в стране множество теплиц, которые выращивают тысячи цветков каждый день. Но вот менее тривиальные и более прихотливые растения и сорта, вероятно, окажутся в дефиците.

Во-первых, в России недостаточные объёмы производства. Из Европы, по словам Бурлаковой, завозят ассортимент, превышающий предложения местных тепличных комплексов в несколько раз. Владелец новосибирской лавки тоже думает, что местные цветоводы покроют разве что 30% ассортимента.

Во-вторых, и Зеленский, и Бурлакова, и Малина в беседе с vc.ru полагают, что нарастить мощности производства не позволяют климат, почва, а также экономические и технологические условия. В Эквадоре и Кении многие сорта выращивают чуть ли не под открытым небом, а российским цветоводам для этого понадобятся дорогостоящие тепличные комплексы, говорит владелица Kimbirly Flowers.

«Лилии привозили с другого континента не потому, что кому-то так захотелось. Просто вырастить хороший цветок в России дорого, а наши цветочные хозяйства считают деньги. Себестоимость продукции ведь складывается из нескольких факторов: зарплаты, посадочного и расходного материала, освещения, обогрева, транспортировки.

Если выращивать много срезки, то маржинальность при крайне существенных затратах выйдет небольшая – даже при наших достаточно низких ценах на энергоресурсы, которые нужны, чтобы цветок получал достаточно света и тепла», – объяснила руководительница питомника «Цветочная поляна» Ольга Малина.

Есть и другая проблема, о которой говорят цветочники. Это качество местного товара. По словам Катерины Бурлаковой, пионы из Нидерландов и России отличаются и по размеру бутона, и по презентабельности, и по аромату, и по стойкости. А стоят при этом практически одинаково, говорит она. О том же рассказывает Олеся Гвоздева:

«Мы [изучали] российскую розу – и кустовую, и одноголовую. Цена такая же, как у эквадорской или колумбийской, но [товар] не выдерживает сравнений. У нас в вазе цветок простоял меньше недели».

По словам владельца новосибирской лавки, местная роза иногда не стоит и суток, а эквадорская «живёт» порой больше недели.

Будут ли цветы в лавке у дома

«Однозначно можно сказать, что цветы есть и будут. Вопрос – какие и почём», – говорит vc.ru Роман Зеленский.

По его словам, импорт из Африки и Южной Америки пока не запрещён, местные срезанные растения тоже есть, поэтому привычные цветы вряд ли исчезнут. Однако подорожают – причём даже те, что производят в России и Беларуси.

«Российские комбинаты, пользуясь возросшим спросом, уже подняли цены до уровня товара из Эквадора и Колумбии. Раньше цена за стебель отечественной розы в магазине варьировалась в среднем от 70 до 180 рублей, а теперь стоит 150-250₽. Колумбийская и эквадорская роза, для сравнения, обходилась в 180- 250 рублей, а сейчас – в 200-300 рублей за стебель», – отметил директор по закупкам компании Uflor Роман Зеленский.

Катерина Бурлакова считает так же, но ассортимент, говорит она, сузится, а качество цветов снизится. В цене вырастет и доставка зелени из Израиля, который выращивает её в больших объёмах.

«Авиатранспортировка из Израиля в Россию будет дороже, чем стоил транзит через Голландию. Единственный плюс – время в пути сократится на пять дней, что улучшит свежесть и стойкость растений», – говорит владелица Kimbirly Flowers.

Проблем с зеленью для букетов не ждёт и Роман Зеленский. Но владелец новосибирской лавки уверенность коллег не разделяет. Он считает, что в условиях санкций эвкалипт и фисташка останутся разве что в премиальных салонах, а магазины попроще будут спасаться сочинским рускусом и устаревшими позициями типа берграса.

«Дооформить-то букет, конечно, получится, просто вряд ли так современно, как привык клиент», – поясняет он.

«Базовые цветы нам, наверное, помогут обеспечить Сочи, Краснодар и Казахстан. Ну или как флористы шутят: «Возьмём секаторы и будем летом заготавливать больше зелени». Но это уже другая история. Клиент не станет платить за то, что растёт на грядке или у дома. Зачем, если можно сорвать и так?

Печально, что теряется ценность цветов. И с наступлением осени и зимы, конечно, будет сложнее. Но надеемся на лучшее», – рассказал владелец новосибирской цветочной лавки.

Возить придётся самолётами вместо фур, а это другие деньги: что меняется в цветочном бизнесе без импорта из НидерландовЭто типичный «сочинский» букет, говорят в новосибирской лавке

Ольга Малина ничего плохого в отечественном материале не видит. Главное – умение флориста работать с ним и презентовать его клиенту.

«Импортная срезка всё равно найдётся – как было с санкционными сырами. Но вообще букеты можно делать и из наших цветов – ромашек, гладиолусов, которые по силам быстро вырастить мелким фермерам», – рассуждает она.

Президент «Теплиц России» Алексей Ситников тоже настроен оптимистично. По его словам, Россия располагает достаточным посадочным материалом, который можно размножать, и в силах возобновить работу по выводу новых сортов. А луковицы тех же тюльпанов покупают только в августе-сентябре, так что шанс найти альтернативных поставщиков ещё есть.

Роман Зеленский считает, что выходы найдут и сами посредники. По его словам, поставщики уже заверяют магазины, что поставки зарубежного цветка не прекратятся.

Бизнесу придётся перестраиваться, чтобы адаптироваться к новым реалиям. Кто-то, как полагают в новосибирском магазине и в Kimbirly Flowers, закроется. Но таковы законы любого рынка, говорит Ольга Малина. Конкурентная борьба существовала во все времена, просто в кризис она более оживлённая.

Полина Лааксо

Главные новости Бреста за неделю
Жировка Июль 2022
04-07-2022 102 632 просмотра