«Говорили, что сяду на 7 лет». Брестчанина задержали прямо в здании ГТК за «похищение сотрудницы»

icon 11:35
icon3 004 просмотра
«Говорили, что сяду на 7 лет». Брестчанина задержали прямо в здании ГТК за «похищение сотрудницы»

В июле 2017 года брестчанин Александр зашел в здание Государственного таможенного комитета решить рабочие вопросы. Его проводили в кабинет, надели наручники и сообщили, что он задержан за нападение на должностное лицо таможенных органов.

По словам мужчины, три часа сотрудники отдела по борьбе с контрабандой пытались получить доступ к его мобильному телефону, чтобы изучить звонки и переписку. Когда у них ничего не вышло, они передали Александра сотруднику милиции, который снял с него наручники и отпустил. Несколько месяцев возмущенный брестчанин добивался возбуждения уголовного дела в отношении таможенников, но в их действиях состава преступления так и не нашли.

Александр живет в Бресте, работает юристом в компании, которая занимается международными грузоперевозками. С сотрудниками Государственного таможенного комитета он сталкивается часто, так как занимается оформлением документов на грузоперевозки по направлению Европейский союз – Беларусь.

История, которая с ним произошла, датируется июлем 2017 года. На вопрос, почему именно сейчас он решил о ней рассказать, он отвечает так:

– Я долго пытался добиться возбуждения уголовного дела в отношении таможенников, которые меня пытались задержать. Писал заявления, обжаловал отказы в возбуждении уголовного дела. Со временем стало понятно, что ничего я не добьюсь. Материалы проверки хранились в Минске. В феврале этого года я приехал в столицу, отснял себе материалы – и решил рассказать, чтобы люди хотя бы знали, что со мной произошло и что никто за это не понес ответственности, – объяснил Александр.

«Втроем схватили меня за руки и попытались отжать палец»

26 июля 2017 года Александр приехал в Минск, чтобы отнести в ГТК документы по работе. До того как пойти в ведомство, он, говорит, встретился со своей знакомой таможенницей.

– Мы с ней познакомились по работе, но отношения были дружеские. 26 июля я приехал и мы договорились встретиться недалеко от здания ГТК, чтобы обсудить рабочие вопросы. Я подъехал, подошел к ней, поздоровался, и мы пошли по улице Могилевской. Потом сели в мою машину и отъехали во дворы. Там мы беседовали около 20 минут. Я ее не задерживал и не захватывал. Она в любой момент могла выйти из машины и уйти. Я отвез ее ближе к работе – и мы попрощались, – рассказал собеседник.

Минут через 30 после расставания со знакомой Александр прошел в здание ГТК.

– Я встречался с разными таможенниками, а начальника одного из отделов Александра Б. я знал ранее. Вышел из одного кабинета, меня пригласил Б. зайти к нему в кабинет. Я зашел, за мной зашел еще один сотрудник, Эдуард Д. В то время он был начальником одного из отделов, сейчас работает начальником одного из управлений ГТК. Кто-то из них сказал мне, что я задержан и меня посадят на семь лет. На меня Б. надел наручники. Д. говорил, что меня посадят. Далее в кабинет зашел подчиненный Б. – Сергей Я. Он забрал у меня мобильный телефон. Мне сказали его разблокировать, но я отказался. Они хотели почитать мою рабочую переписку в мессенджерах. Мне угрожали физическим насилием.

Александр отказывался выполнить требования таможенников.

– Они втроем схватили меня за руки и попытались отжать палец, чтобы разблокировать телефон по отпечатку пальца. У них ничего не получилось: мой мобильник можно было разблокировать только по ПИН-коду, который я отказывался называть, так как не понимал, на каком основании я задержан и почему должен разрешать им копаться в моем телефоне, – вспоминает брестчанин.

По словам Александра, через некоторое время в кабинет зашел сотрудник милиции, подполковник из Октябрьского РУВД, которого вызвали работники таможни.

– При милиционере они вели себя адекватно, но, как только он вышел из кабинета, мне снова начали угрожать и говорить, чтобы я писал чистосердечное признание в том, что похитил сотрудника таможни – свою знакомую, с которой встречался до визита в ГТК. Я отказался. Затем милиционер вернулся, и я стал давать объяснения. Потом я, таможенники и милиционер пошли к моей машине для осмотра. Около часа обыскивали мою машину. Даже привели кинологов с собаками. Там ничего не обнаружили. После этого с меня сняли наручники, увезли в РУВД – и сразу же отпустили, – рассказал Александр.

«Больше жаловаться некуда»

На следующий день Александр написал заявление в милицию с требованием провести проверку в отношении сотрудников ГТК, которые его задерживали. Кроме того, он прошел судебно-медицинскую экспертизу, в ее результатах указаны ссадины правой руки, кровоизлияние под ногтевой пластиной одного пальца стопы, которые образовались от воздействия твердых тупых предметов. Вывод: обнаруженные травмы относятся к телесным повреждениям, не повлекшим кратковременного расстройства здоровья.

Во время милицейской проверки сотрудники таможни отрицали, что применяли к Александру физическую силу. В своих объяснениях они сообщили, что брестчанина задержали, так как поступила информация о том, что он совершил нападение на сотрудницу таможни. По их версии, 26 июля Александр преследовал сотрудницу таможни до работы, затем схватил ее, силой затолкал к себе в автомобиль и отвез во дворы. Тем самым он якобы совершил похищение человека, которое предусматривает от 5 до 7 лет лишения свободы. В тот же день соответствующее заявление поступило в милицию. По этому факту прошла проверка. В возбуждении уголовного дела за похищение человека в отношении Александра было отказано за отсутствием состава преступления.

Так же закончилась и проверка по заявлению брестчанина.

7

«Сотрудники ГТК в действительности имели право провести задержание и применить спецсредства, так как это не противоречит ст. 26 Закона Республики Беларусь "О таможенном регулировании в Республике Беларусь". В то же время факт применения физической силы в отношении Александра основывается только на пояснениях последнего. При этом результаты судебно-медицинской экспертизы не являются достаточными основаниями для принятия решения о возбуждении уголовного дела», – сообщалось в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела.

Отказ из милиции Александр пытался обжаловать в прокуратуре. Однако возбуждения уголовного дела он так и не добился.

– Сроки обжалования уже истекли. Больше жаловаться некуда.

«Затолкал в автомашину и пытался увезти»

TUT.BY направил запрос в Государственный таможенный комитет с просьбой прокомментировать задержание брестчанина. 13 сентября в редакцию пришел ответ за подписью заместителя председателя ГТК Александра Богдевича. Приводим его полностью:

«26 июля 2017 года в ГТК поступило заявление от сотрудницы ГТК о том, что под угрозой применения насилия гражданин Республики Беларусь затолкал ее в автомашину и пытался увезти в неизвестном направлении против воли (данное деяние охватывается признаками преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 182 УК (Похищение человека), и относится к категории тяжких).

С целью предотвращения незаконных действий гражданина сотрудниками ГТК приняты неотложные меры по пресечению преступления в соответствии с уголовным и уголовно-процессуальным законодательством, и данного гражданина задержали. В связи с вызывающим и провокационным поведением в соответствии со статьей 26 Закона Республики Беларусь "О таможенном регулировании в Республике Беларусь" были надеты наручники до прибытия следственно-оперативной группы МВД, которая приняла заявление от потерпевшей сотрудницы и в дальнейшем проводила следственные действия и иные проверочные мероприятия.

По указанным фактам проведены проверочные мероприятия и дана правовая оценка органами уголовного преследования. Таможенными органами принятое решение не обжаловалось, ввиду того что указанная проверка проводилась по личному заявлению.

В то же время компетентными органами Республики Беларусь на основании поступившего заявления в отношении должностных лиц ГТК проведена проверка и дана правовая оценка их действиям в рамках уголовно-процессуального законодательства Республики Беларусь, в связи с чем орган уголовного преследования пришел к обоснованному выводу об отсутствии в действиях должностных лиц ГТК признаков нарушения законодательства, а факт применения наручников признан правомерным».