В Столинском районе из-за обмеления Припяти закрылась паромная переправа – и это проблема

icon 14:10
icon4 876 просмотров
В Столинском районе из-за обмеления Припяти закрылась паромная переправа – и это проблема

Паромная переправа Лунинец – Столин из-за снижения уровня в воды в Припяти приостановила работу. На вопрос, как надолго, ответить не берется никто, но все надеются, что в регионе пойдут дожди и все наладится, пишет интернет-портал Федерации профсоюзов Беларуси.

Капитан-механик паромной переправы Евгений Рафалович прекрасно знает, как туго приходится жителям двух соседних районов, когда паром прекращает работу. Обычно это случается зимой, во время ледостава. Но иногда летом уровень воды в Припяти опускается ниже критического и приходится становиться на якорь.

– Чтобы мы могли работать, минимальный уровень воды в реке должен составлять 80−90 см, – рассказывает Евгений Рафалович. – Сейчас нет и этого. Сначала мы уменьшили вес перевозимого транспорта – одна единица не более 2 тонн, но это лишь полумера. Из-за длительного отсутствия осадков пришлось прекратить работу.

Паром может перевозить однократно до 60 тонн груза. Это примерно 20 легковых автомобилей. Летом он делает за день по 22 рейса, зимой – 20. В итоге за месяц с одного берега на другой реки Припять переправляют порядка 2 тысяч автомобилей. Когда переправа становится, народу приходится туго: путь из Лунинецкого в Столинский район серьезно удлиняется. Если ехать через Пинск, то приходится преодолевать лишние 100 километров, если через Житковичи Гомельской области – все 160.

– Обиднее всего, что два района отделяют друг от друга всего 100 метров, – подчеркивает Евгений Викторович, – но преодолеть водную преграду на автомобиле без переправы невозможно. А вот добраться из Лунинца в Столин можно – по железной дороге. Или старым дедовским способом – на лодке. Местные жители по праву считают ее средством передвижения и в случае необходимости перевозят с одного берега на другой.

Паромная переправа Лунинец – Столин появилась не так уж и давно – ее возвели в 2012 году по программе развития Белорусского Полесья и отдали на баланс Лунинецкого ДРСУ-101 филиала КУП «Брестоблдорстрой». Как жили люди до этого?

– Выручали дизель-поезд или все та же лодка, – говорит лунинчанин Игорь Гапон. – В соседнем районе испокон веков растили огурцы и капусту, делали кирпич. К тому же в нашем городе проживает немало столинцев, у которых на другом берегу осталась родня. Появление парома существенно облегчило жизнь людям, однако и без него ничего не останавливается. Сложнее, конечно, но не катастрофично.

На столинской стороне паром расположен в деревне Коробье. Местных жителей там можно пересчитать по пальцам, а вот домов сохранилось много. И ни один не пустует. Их приспособили под дачи и агроусадьбы, пользующиеся спросом как у жителей нашей страны, так и у иностранцев. По словам капитана паромной переправы, их приезжает немало, в основном украинцы и россияне. Любят этот уголок Полесья и рыбаки. Так что переправа без дела не стоит. Правда, ее содержание обходится примерно в 360 тысяч рублей и финансируется из Брестского областного и Лунинецкого районного бюджетов. Одно время попробовали сделать переправу платной, но такая практика просуществовала недолго. Сейчас с одного берега Припяти на другой любой транспорт «переезжает» бесплатно.

На переправе, помимо ее руководителя, работают еще 8 человек – 6 матросов и 2 моториста. Все вместе они обеспечивают работу катера, задействованного на переправе. И несут круглосуточное дежурство, даже если переправа не работает.

– Бывают ситуации, когда нам приходится действовать в авральном режиме, не придерживаясь расписания, – рассказывает Евгений Рафалович. – Месяца два назад железная дорога ремонтировала мост, и движение дизелей было перекрыто. Чтобы люди могли добраться до места назначения, мы переправляли автобусы с одного берега на другой.

Часто приходится и в ночью перевозить скорую помощь, спешащую на вызов или везущую кровь из одного района в другой. Иногда приходится помогать милиции и также по ночам гонять туда-сюда паром.

– Никогда такого не было, чтобы мы закончили работу, оставив на одном из берегов очередь автомашин. Если не управляемся за последний рейс, то делаем самый последний, но людям помогаем.