13-летняя школьница родила от… родителя

icon 16:05
icon5 381 просмотр
13-летняя школьница родила от… родителя

Мать девочки упросила суд оставить мужа-извращенца на свободе, сообщает «Комсомольская правда».

То, что 13-летняя Катя беременна, выяснилось неожиданно. Школьница упала в обморок прямо на уроке. Перепуганная учительница тут же вызвала «скорую». Думали, аппендицит. Позвонили маме семиклассницы – Светлане Кротовой (имена и фамилии в истории изменены по этическим соображениям). Мать примчалась в больницу прямо с работы, бросилась к врачам. Те и огорошили: – А ваша дочь беременна! На восьмом месяце уже…

«Меня изнасиловали в машине!»

Полненькая фигура помогла Кате скрывать тайну до последнего дня даже дома. А когда все открылось, девочку спросили: отец ребенка – кто?

– Меня изнасиловали! Какие-то незнакомые парни на «девятке», –глотая слезы, шептала Катя маме.

Милиция принялась искать неизвестных парней на неизвестной «девятке». А врачи тем временем по заданию следователей провели генетическую экспертизу. Тут и открылась тайна номер два, покруче предыдущей: отцом будущего ребенка оказался… отчим девочки, 48-летний Алексей Кротов.

Расследование и суд по делу были скорыми. Приговор – полтора года условно. Услышав на суде об этом, Катя вздрогнула, и с мольбой посмотрела на мать: «Мы опять будем жить ВМЕСТЕ?!» Но та только сжала локоть дочери: «Молчи!». Через месяц после обморока в школе Катя родила. Мать настояла на время родов перевезти дочь в другой город. Там заставила отказаться от малыша.

Совратил дочь, пока жена была на работе

Светлана Кротова работает менеджером в частной фирме. Муж Алексей – строителем на крупном предприятии. Он «сошелся» со Светланой, когда ее дочке было три месяца. Официально удочерять Катю не стал, но малышку растил буквально с пеленок.

– Отец, как родной ей: и на собрания родительские ходит, и учебой Катюши интересуется, – восхищается классная руководительница девочки. – А как он по моде ее одевает! Курточки, колготочки – недешевые...Знакомые и соседи тоже в голос убеждают: таких отцов, как Кротов, на доску почета вешать надо.

– Он вообще мужчина отличный, непьющий, – рассказывает о семье знакомая Римма Николаевна. Про «подвиги» Кротова и беременность Кати она не знает, Светлана «тайну» похоронила в семье. – Супруга тоже души не чает в муже, а он в ней. На работу на машине возит и с работы забирает. Каждый день, представляете?

Да уж как не представить… В тот день, почти год назад, отец тоже отвез жену на работу, а потом вернулся домой. Катя в школу еще не ушла – сидела на кухне, пила чай. Тут прехороший папочка и сделал свое гнусное дело...

«Не лезьте куда не надо!»

Поговорить с отчимом не удалось. После того, как судейскую среду всколыхнул недоуменный вопрос: почему за совращение несовершеннолетней педофилу дали условный срок и оставили под одной крышей с жертвой, Кротов скрылся.

Зато найти маму Кати не составило труда. Фирма, где работает она, хорошо известна в городе. Выходим с Кротовой из ее кабинета. Высокая, статная, голос лидера – уверенный, громкий. Не похоже, что муж запугал ее и угрозами заставил защитить на суде.

– Мне стыдиться нечего! – Кротова смерила нас холодным взглядом. – А вам совет: не лезьте не в свое дело!

– Неужели вам Катю не жаль?

– Это моя дочь, а не ваша! – в голосе снова приказ.

– Может, вас все-таки запугали? - переспрашиваем мы.

– Ой, да не смешите… Это меня-то испугать?! – ухмыльнулась Светлана. – А вздумаете в газету писать, подам в суд.

«Синяков нет, дома пахнет едой»

С самой девочкой мы столкнулись случайно, недалеко от дома. Одета Катя симпатично: вязаная белая шапочка, пуховичок, лакированные сапожки. Учится хорошо. Любит литературу, и дополнительно посещает кружок астрономии. Перешла в восьмой класс.

Но про отчима, объясняет она, никто в школе не знает. И про роды тоже. То ли от холода, то ли от волнения Катя начинает дрожать.

– От ребенка не жалко было отказываться? – затрагиваем «запретную» тему.

– Нет, – в глазах девочки заблестели слезы.

– Мама сказала: «Брось, это только обуза!»...

После встречи с девочкой мы отправились в отдел по делам несовершеннолетних. Только там сидят люди, которые теперь могут помочь девочке, раз мать не хочет.

– Я не согласен с решением суда. Оставлять Кротова на свободе было нельзя, – возмущается начальник городского отдела по делам несовершеннолетних. – У меня у самого дочь, и от всей этой истории горло перехватывает.

После суда в семью к Кротовым наведывался участковый – проверял, не обижает ли отчим Катю. Пока Кротов был дома, не в бегах, тревожных звонков не поступало. Участковый докладывал: Катю никто не обижал, синяков на лице нет, дома прибрано, пахнет едой. Но разве в душу к ребенку залезешь...

Концы в воду, и семья снова идеальная?

Узнать о том, что муж совратил родную дочку, – шок для любой женщины. Что тут подсказывает материнский инстинкт? Усадить изверга за решетку, на худой случай выставить за дверь. Чтобы в глаза не видеть – никогда. И чтобы к дочери на пушечный выстрел не приближался. А тут – наоборот: мать всеми силами бросилась спасать не дочь, а мужа...

Кажется, если бы в этой истории восторжествовала хоть какая-то справедливость и судья посадил отчима-насильника в тюрьму, мать обвинила бы Катю в том, что потеряла из-за нее мужа.

И ведь вроде бы за окном не Америка, где после инцеста психотерапевт по очереди работает с насильником и жертвой, и в итоге семья снова счастлива. В отдельно взятой российской семье для «всепрощения» даже психотерапевт не требовался. Просто концы в воду, и «идеальная» в глазах окружающих семья снова становится идеальной. По вечерам жена ставит мужу борщ на стол. А он интересуется, сделала ли дочка уроки.

Пятерку получила? Гладит по голове. И даже не скупится на модные колготки с сапожками. Предел супружеских добродетелей в глазах окружающих: муж не пьет-не курит-не бьет (чего же боле?). И даже возит на машине жену. А уж если на родительское собрание к ребенку пришел – вообще идеал.

...Каким чудовищным образом такие «идеалы» мы выпестовали?!