Россия и Беларусь готовы начать интеграцию. Что важно о ней знать

Политика
11:33
30 577 просмотров
Россия и Беларусь готовы начать интеграцию. Что важно о ней знать

После почти трех лет переговоров Москва и Минск объявили о возможности подписания документов об интеграции двух стран. Она будет состоять из 28 «союзных программ» и не предполагает политических трансформаций.

28 программ вместо 31 «карты»

Владимир Путин и Александр Лукашенко могут подписать все «дорожные карты» насчет интеграции на встрече 9 сентября, сообщил белорусский посол в России Владимир Семашко. Процесс проработки «дорожных карт» длится уже три года, теперь он, по его словам, находится на финише.

Пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков анонсировал совместную пресс-конференцию двух глав государств. Сентябрьская встреча станет пятой для них в этом году, но впервые президенты собираются совместно выступить с публичными заявлениями.

Переговоры об интеграции активно шли с конца 2018 года, но из-за серии противоречий (Минск требовал снизить цены на газ и нефть, а также компенсировать потери от российского налогового маневра и снять ограничения для импорта белорусской продукции в Россию) стороны никак не могли достичь соглашения. Первоначально план интеграции содержал 31 «дорожную карту» в различных направлениях сотрудничества, от разработки единого Налогового кодекса до формирования единой аграрной и промышленной политики. На самом раннем этапе также допускалось создание двенадцати наднациональных органов, включая единый эмиссионный центр, но эти предложения были отброшены.

На фоне протестов в Беларуси и международной изоляции страны 31 «дорожную карту» заменили на 28 «союзных программ». Отчасти это было связано с тем, что термин «дорожные карты» из-за взаимных претензий Москвы и Минска, а также слухов о возможном поглощении Беларуси приобрел негативный оттенок, объяснил РБК российский дипломатический источник. Об этом заявил на пресс-конференции в августе и Александр Лукашенко:

«Мы очень серьезно, чтобы никого не напрягать, замусолили эти названия и прочее, мы их отредактировали».

В конце апреля этого года стороны согласовали 26 программ из 28, оставшиеся касались налогово-таможенной и нефтегазовой сфер. В августе нерешенным оставался только один вопрос – цены на природный газ.

Важность интеграции для России среди прочего заключается в том, что она, как считает Москва, позволит надежнее привязать к себе Беларусь на случай неконтролируемой смены власти в стране, отметил в разговоре с РБК российский дипломатический источник.

Газовый вопрос

Что касается цен на российский газ для Минска, то Владимир Семашко перспективы урегулирования этой проблемы оценил так:

«Последнюю программу, я думаю, мы седьмого числа дожмем. Скорее всего, на следующий год останется та цена, которая есть».

Это означает, что Минск принял условия Москвы. В 2021 году Беларусь покупает у России газ по $128,5 за 1 тыс. куб. м, но Минск всегда добивался снижения этой цены. Аргументом было то, что соседняя с Беларусью Смоленская область России платит за газ в два раза меньше. В 2021 году оптовые цены для области составляли $55 за 1 тыс. куб. м для населения и $67 за 1 тыс. куб. м для других потребителей, в том числе промышленных. Поэтому, например, еще в прошлом году Минск требовал цену ниже $100 за 1 тыс. куб. м (в Европе цена на газовые фьючерсы на днях превысила отметку $600 за 1 тыс. куб. м.). Сейчас Семашко привел тот же аргумент.

«Мы говорим о том, что еще через год цена должна быть близкой к тому, что мы имеем на границе России и Беларуси, будь то на границе со Смоленской областью, будь то Новгородской, Брянской и так далее», – сказал он.

Сейчас на долю транспортировки приходится до 70% стоимости российского газа для Беларуси, отметил посол, и добавил, что при внутрироссийском ценообразовании доля транспортировки и логистики в цене газа не должна превышать 20-30%.

По словам источника в белорусском правительстве, участвующего в переговорах по интеграции, российский Кабмин в вопросе снижения цены на газ занимает жесткую позицию.

«Хотите газ, как в Смоленской области – вступайте в состав России», – приводит пример жесткости переговоров собеседник РБК.

Он подтвердил, что Беларусь, скорее всего будет вынуждена пойти на условия Москвы по поставкам газа без существенной скидки.

Согласие покупать российский газ по цене $128,5 за 1 тыс. куб. м сложно назвать уступкой Минска, считает глава Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов. В 2019-2020 годах, когда велись переговоры и называли эту цену, она казалась высокой, говорит эксперт, и был даже период, когда цены на газ в Европе опускались ниже нее.

«Но сейчас картина радикально изменилась. В Европе ценник более $600 за 1 тыс. куб. м. В этом плане я бы не сказал, что это крупный успех России. $128,5 за 1 тыс. куб. м выглядят, мягко говоря, гуманно, – продолжает Симонов. – Исходя из нынешней конъюнктуры, Москва должна была, наоборот, потребовать серьезного увеличения цены».

Однако, по его словам, определенный успех в том, что «Минск пока отказался от лозунга о едином газовом рынке и тезисе «хочу газ, как в Смоленской области».

Налоговый маневр

Другим проблемным сюжетом был налоговый маневр, который Россия начала в 2019 году. Беларусь исторически покупала российскую нефть, не выплачивая пошлины в российский бюджет, в отличие от, например, соседних балтийских государств. Но два года назад Россия начала постепенно отменять экспортную пошлину на нефть (30% стоимости) и заменять ее пропорционально увеличенным налогом на добычу полезных ископаемых (НДПИ). До 2024 года пошлина на нефть должна снижаться с 30% на 5 п.п. каждый год, из-за этого Беларусь, которая ежегодно завозила из России 24 млн т нефти, а затем часть ее направляла на внешние рынки, стала лишаться своего преимущества.

Чтобы российским НПЗ на фоне отмены экспортной пошлины было выгодно продавать нефтепродукты внутри России, был придуман обратный акциз – специальный налоговый вычет, фактически субсидия на продажу нефтепродуктов на внутреннем рынке. Такая же схема компенсации, через введение обратного акциза, была предложена и Беларуси, но она долгое время не устраивала Минск, ведь заработать эта схема могла только после введения единого Налогового кодекса. Плюс акциз никак не компенсирует Беларуси средства, которых она уже лишилась с 2019 года. Минск оценивал свои возможные потери из-за маневра в 2019-2024 годах в $10,5-11 млрд.

Источник РБК в белорусском правительстве сообщил, что Минск в итоге отказался требовать возмещения потерь от налогового маневра за прошлые годы и согласился ввести обратный акциз. «Если «карты» подпишут в сентябре, то в октябре акциз уже заработает», – допустил собеседник РБК.

По словам Владимира Семашко, акциз заработает «в следующем году, даже с конца этого года». Белорусский посол подтвердил, что механизм не предусматривает предоставление белорусской стороне новых кредитов или межбюджетных трансферов.

«Вы увидите, это будет открытая тематика. И это будет начало, дальше все будет развиваться», – обещал Владимир Семашко.

Источник: РБК. Автор: Александр Атасунцев.

Главные новости Бреста за неделю