Бизнес на «бабушкином золоте». Вот сколько зарабатывает кладоискатель за сезон

Общество
09:11
14 992 просмотра
Бизнес на «бабушкином золоте». Вот сколько зарабатывает кладоискатель за сезон
Фото из интернета

Владимир Порываев из Москвы построил бизнес на поиске кладов и потерянных вещей. Он основал собственную кладоискательную контору и зарабатывает на том, что многие считают хламом. За один сезон мужчина находит по несколько кладов и зарабатывает на этом десятки тысяч долларов. Деньги ему приносят леса и поля, дачные участки и даже обычные хрущевки.

О том, как начал бизнес на поисках кладов и потерянных вещей, Владимир рассказал в материале.

Бизнес на хобби: «Бабушка закопала деньги в трехлитровой банке. Я приехал — и нашли»

— Поиски старинных предметов увлекали меня еще в детстве. Я рос в селе Семеновском Московской области. На берегу речки рядом с домом я часто находил старые монетки — их выносило течением. В удачные дни бывало по пять монет в день, причем далеко не все советские, бывали экземпляры и постарше.

Но когда вырос, выбрал более стандартный карьерный путь: учился в МАДИ, служил в чине капитана ФАПСИ, а в 90-е годы возглавлял отдел кадрового обеспечения в крупной компании. Но в свободное время все так же продолжал делать вылазки с металлоискателем.

С середины 90-х в России стали доступны металлоискатели и другая поисковая техника. Тогда поиски вышли для меня на новый уровень. В какой-то момент я понял, что находки могут приносить не только удовольствие, но и неплохой доход. К тому же я уже порядком устал от службы и хотел уйти. Работа в найме совсем не привлекала, поэтому я задумался о собственном бизнесе, который мог бы позволить мне больше путешествовать и исследовать старину.

Благодаря кладоискательству у меня появилось несколько товарищей, которые разделяли интерес. Мы выходили на совместные поиски. Видели заинтересованность со стороны жителей деревень и сел, которые находились недалеко от мест поисков. Так и появилась задумка: использовать их интерес и построить на этом бизнес.

Взвесив все за и против, я все же решился и в 2003 году основал «Кладоискательскую контору Владимира Порываева». Для старта потребовалось около $ 2 тыс. Этой суммы хватило на аренду небольшого офиса, покупку поисковой техники и даже скромную рекламу услуг.

Поначалу все дела вел сам. Занимался поиском кладов, консультировал в области кладоискательства, проводил экспедиции для кладоискателей. Клиентов находил во время выездов в деревни Подмосковья — люди всегда очень живо интересовались тем, что я делаю со всей этой аппаратурой посреди полей.

Местные охотно делились всякими байками — мол, говорят, что какой-то купец зарыл свой клад в лесу, или чей-то дед схоронил военные трофеи в огороде. А я проверял — не все из этого выдумки.

Например, однажды деревенский житель рассказал, что его дед где-то на участке закопал  варежку с золотыми монетами, а потом сам забыл, в каком именно месте. Я за полчаса нашел этот клад. Этот случай хорошо запомнился и сыграл мне на руку в дальнейшем. Однажды мне звонила бабушка, которая накопленные деньги закопала на участке в трехлитровой банке. А когда пришло время воспользоваться ими, найти не смогла — грунт сместился, банку затянуло поглубже в почву. Я приехал — и нашли!

Семейные истории, которые многие считают милыми глупостями, — это наводки. С их помощью можно ходить на поиски хоть с каким-то обоснованием. Это зачастую оправдывает затраты и позволяет заработать.

Сколько можно заработать на кладах: «Почти в любой хрущевке можно найти несколько заначек»

Для поиска клада по заказу клиент должен заключить с конторой договор. Если вероятность найти вещь, по моим оценкам, высокая — то в документах фиксируется процент от суммы находки. Если же мне кажется, что дело вряд ли выгорит, то прописывается почасовая оплата моей работы. Стоимость часа — от 2 тыс. российских рублей (около $ 27).

Моя деятельность полностью легальна, хотя у многих это вызывает сомнения. Я официально зарегистрирован, плачу налоги, всегда проверяю документы о собственности на землю у своих клиентов. Перед началом поисков всегда запрашиваю разрешение у местной администрации и других уполномоченных органов. На это нужно много времени, зато не возникает проблем. Если такие разрешения не получить, то, по закону, все, что я найду, переходит в собственность государства.

Помимо оказания услуг я также постоянно ищу клады самостоятельно. Сезон — с начала весны до начала зимы. Зимой же я штудирую карты и архивы — чтобы были зацепки для поисков. Нужно знать, где копать, а не просто ходить по полям и лесам. С заготовленными маршрутами я отправляюсь на поиски, когда теплеет.

В среднем за сезон удается найти около 5 кладов, тайников или схронов. Не все из них приносят большие деньги, но некоторые дают вполне солидный заработок. По моим прикидкам, в среднем клад приносит около $ 10–15 тыс.

Основная добыча — монеты и украшения из золота. Находки продаем коллекционерам или реализуем через наш офис-магазин.

Зимой тем не менее работа тоже есть. Зачастую обращаются жители домов под снос или те, кто потерял что-то ценное. Случаи бывают разные: то бабушка на старости лет забудет, где прятала от воров золото и деньги, то невеста во время ссоры выбросит кольцо из окна, то внуки, наконец, добрались до дедушкиного подвала. На самом деле почти в любой хрущевке можно обнаружить множество заначек и тайников, найти раритетные вещицы или антиквариат.

Магазин для кладоискателей: «Позволяем себе выбирать клиентов»

Находки — это еще не все. Я решил масштабироваться и открыл три небольших магазина-офиса в торговых центрах. Выбирал те, где было больше мужской аудитории, которая могла бы заинтересоваться товарами. Нанял 7 человек продавцами-консультантами.

Сейчас работает один магазин в Москве. Мы поняли, что открывать множество филиалов — нецелесообразно. Лучше — организовывать доставку.

В магазине мы выставляем на продажу различные находки, антиквариат, военную и историческую атрибутику. Покупатели — обычные люди, например, коллекционеры монет.

Также продаем аппаратуру и литературу для тех, кто увлекается кладоискательством. Торговля металлоискателями, детекторами и аксессуарами — почти такая же весомая часть дохода, как и поиски кладов. Она особенно важна в зимний период, когда экспедиции не проводятся.

В ассортименте у нас более 50 моделей. В сезонный месяц в среднем реализуем более 200 штук. Металлоискатель в среднем стоит около 30 тыс. рублей (примерно $ 400), самые дорогие модели обходятся вплоть до 650 тыс. рублей (примерно $ 8860). С каждого аппарата можно получать около 15–20%. Случаются даже оптовые заказы. К тому же мы организуем доставку в Казахстан и Беларусь.

Также мы предлагаем взять металлоискатель напрокат — это стоит 500 рублей в сутки (чуть менее $ 7). Принимаем аппараты по системе трейд-ин — когда старую технику можно обменять на новую с доплатой. Иногда выкупаем у искателей и населения объекты коллекционирования — монеты, значки, марки и т.д.

Мы, пожалуй, одна из немногих компаний, которая позволяет себе выбирать клиентов. В мире кладоискательства очень много отчаянных авантюристов, которые покупают металлоискатель и рассчитывают за пару дней окупить его в ближайшем поле. Когда этого не случается, они возвращаются и требуют вернуть деньги или заменить им технику. Мы научились тому, что клиент не всегда прав. Поэтому с такими личностями дальше работу не продолжаем — пускай идут к конкурентам. Если продолжать с ними возиться, все равно выйдет накладнее.

Продвижение и конкуренция: «За 25 лет накопилось много историй — они работают в плюс для рекламы»

В качестве каналов продвижения в основном используем YouTube. Канал завели еще 8 лет назад, он постепенно рос и набирал популярность. Сейчас у нас почти 60 тыс. подписчиков, видео набирают десятки тысяч просмотров. Выкладываем разноплановый контент: от историй о наших поисках и находках до обзора новостей из мира кладоискательства. Иногда я записываю видео с ответами на часто задаваемые вопросы.

Время от времени пользуемся таргетированной рекламой на целевую аудиторию. В основном это мужчины среднего возраста — от 30 до 50 лет, среднего достатка. Но это не та социальная группа, которая много времени проводит в социальных сетях или в Интернете в целом.

Также на пользу всегда идут публикации в СМИ о каких-то находках или буднях металлоискателей в России. После некоторых статей сразу наблюдается заметный рост заказов и интереса к теме в целом. Поэтому я всегда охотно рассказываю о своих успехах. Моя кладоискательская контора работает уже более 20 лет, а магазин более 17. Я сам активно занимаюсь поисками более 25. Это огромный опыт и копилка историй, которые работают в плюс для рекламы.

Конкуренция в сфере торговли металлоискателями довольно высокая. В Москве есть еще примерно 15 магазинов, которые работают с нами в одной нише. Кажется, что это немного, но товар специфический, поэтому напряжение на рынке есть. Чтобы нас выбирали, постоянно расширяем ассортимент, работаем на личный бренд через YouTube и медиа, совершенствуем консультирование наших продавцов.

Результаты и планы: «Хватает на безбедную жизнь мне и сотрудникам»

Сегодня «Кладоискательская контора Владимира Порываева» — один из крупнейших магазинов на постсоветском пространстве в своей нише. На мой взгляд, главное наше достижение в том, что контора не только пережила все кризисы, но и смогла стабильно продолжать расти даже во время них.

Основные цели конторы на данный момент:

  • Поддерживать и постепенно расширять ассортимент товаров для кладоискательства
  • Совершенствовать работу продавцов-консультантов — им необходимо досконально знать особенности каждой модели металлоискателя или детектора, чтобы можно было за короткий период объяснить покупателю принципы работы приборов
  • Усилить присутствие на рынках соседних стран. Пока мы просто организуем доставку в Казахстан и Беларусь. Покупатели приходят благодаря YouTube-каналу и сарафанному радио кладоискателей. Но хотелось бы расширить охват и привлечь аудиторию из стран СНГ
  • Продолжать повышать осведомленность людей о кладоискательстве: рассказывать о нормах и правилах в этом занятии, планировать экспедиции, работать с сообществом для создания комьюнити. Во многих странах есть клубы кладоискателей, это довольно популярное хобби. В России пока все еще, скорее, разрозненные любители, которые в лучшем случае общаются на тематических форумах. А хочется консолидации
  • Наращивать объемы продаж металлоискателей и детекторов, выйти на 300–350 единиц в месяц.

Выручку и оборот компании я раскрывать не готов. Но для безбедной жизни мне и моим сотрудникам этого хватает. Я могу позволить себе путешествовать и ездить в экспедиции далеко за границу — как я всегда и хотел. Я обеспечен жильем в Москве и личным транспортом. И никогда не ставил основной целью обогащение. Для меня самым важным было то ощущение, когда ты находишь нечто уникальное. Это до дрожи в руках потрясает. И несмотря на многолетний опыт, со мной такое все еще случается.

Источник: Про бизнес