Зачем России вспоминать зверства евро-гитлеровцев

icon 16:59
icon6 321 просмотр
Зачем России вспоминать зверства евро-гитлеровцев

Колумнист "КП" Дмитрий Стешин рассказывает, как бывшие соучастники «Дранг нах Остен» методично пытаются сделать Россию виновной во Второй мировой войне.

Ровно 77 лет назад, 9-10 октября 1942 года, зондеркоманда СС-10А, убила 214 детей-инвалидов из Ейского детдома. Это было не спонтанное зверство, «эксцесс исполнителя» – то, что случается в кровопролитных боях, когда солдаты, потерявшие товарищей, врываются во вражеские траншеи и не щадят никого. Нет. Это была выверенная, оформленная документально, операция по уничтожению больных детей. Для убийства применялись машины-душегубки, но, от детдома до места захоронения ехать всего 15 минут и детей, скорее всего, хоронили живыми.

Накануне годовщины этой трагедии обнародованы архивные документы – акты описывающие эксгумацию братской могилы в Ейске в апреле 1943-го, сразу после освобождения города.

Да, большинство детей, действительно, было закопано в землю живыми. Поэтому они и лежали в могилах обнявшись… С костылями в руках. С игрушками. Дети от 4 до 7 лет, почти все с врожденными физическими увечьями. За что их так зверски убили чужие люди, пришедшие в Ейск с другого конца континента?

Не знаю, как у других людей, у меня после Ейской трагедии, (не знал про нее раньше), отношение к немцам качнулось в обратную сторону. От нейтрального и сдержанного … уж не знаю куда.

Воспитанный на советских фильмах и литературе о войне, я был страшно удивлен, когда в середине 90-х, бабушка мне вдруг сказала: «я давно простила немцев». Бабушка пережила августовскую бомбежку Сталинграда, когда одновременно сгорели свыше 40 тысяч человек. Проработала в Сталинграде на заводе до конца октября, и в итоге, дошла до Франкфурта на Одере. Разумеется, ее слова о прощении немцев, нам, не видевшим той войны, оспаривать невозможно. И было бы не нужно оспаривать, если бы те же немцы сидели тихо и помалкивали. Нет, хорошо чувствуется, в последние годы, как им и их соседям по еврокоммунальной квартире хочется все переиначить наоборот. Как хочется стать жертвами, а русских – сделать агрессорами в той войне. Зачем? Наверное, чтобы опять сходить в Россию за «жизненным пространством»? Других причин история не знает.

Следите за руками: в 2019 году, каждое знаковое событие Второй мировой пересматривается и выворачивается наизнанку, стабильно, четко, по календарю. Из этого, на первый взгляд, стихийного процесса, торчат рога европейской педантичности. Благо в «походе против большевизма» участвовала почти вся Европа.

Итак, ко Дню Победы издадим в России книжку про «миллионы изнасилованных немок», к юбилею Курской битве заявим, что ее не было вообще. К 1 сентября, дате начала Второй мировой, опять обвиним СССР в сговоре с Третьим Рейхом. А кроме немцев, есть еще и французы, которым не нравятся парады в честь снятия Блокады Ленинграда – «слишком много милитаризма», написали в «Франс-Пресс» в минувшем январе. Есть претерпевшая Финляндия. Есть еще Прибалтика, вечная жертва России. Правда, в этом году были вскрыты массовые захоронения жителей Новгородской области. И имена карателей установлены ФСБ – почти три тысячи новгородцев расстреляли наши соседи из бывшей Латвийской ССР, служившие в латвийском легионе СС. Говорят, таких братских могил в Батецком районе еще десятки – не все еще нашли.

Наверное, нам нужно было начинать защищаться раньше, еще в те годы, когда в России миллионным тиражом была издана книга «Ледокол» Резуна-Суворова, беглого «историка», до сих пор прячущегося на английской военной базе. Эта книга о том, как Гитлер лишь на пару недель опередил Сталина своим блицкригом. Был вынужден напасть на СССР и в целом, ни в чем не виноват. С этого «Ледокола», сотни раз опровергнутого настоящими историками, все и началось. И само не закончится. Европа сотни лет пыталась нас завоевать и лишь последняя война дала России иммунитет от очередного «Дранг нах Остен». С начала Второй мировой прошло 80 лет. Похоже, иммунитет заканчивается у нас, а у Европы заканчиваются плохие воспоминания...

Поэтому, огласка трагедии в Ейске, как влитая, ложится в цитату из Высоцкого: «наши мертвые нас не оставят в беде». Жаль, что приходится их тревожить. Жаль, что не можем без них обойтись.