«В 16 лет у меня уже был свой бизнес». Как Виктор Прокопеня стал крупнейшим налогоплательщиком страны

icon 12:16
icon4 589 просмотров
«В 16 лет у меня уже был свой бизнес». Как Виктор Прокопеня стал крупнейшим налогоплательщиком страны

Виктор Прокопеня – один из самых молодых предпринимателей Беларуси. В 16 лет он создал свой первый бизнес, в 27 продал его израильскому миллиардеру. С тех пор работает директором своей компании VP Capital.

Интервью Виктора Прокопени для ютуб канала Елизаветы Осетинской вышло вчера. За сутки видео набрало почти 40 тысяч просмотров. В Инстаграме у Виктора больше 5 миллионов подписчиков, а за плечами компания Viaden Media, встреча с Президентом и 8 месяцев в СИЗО. Обо всем самый успешный предприниматель Беларуси рассказал в интервью каналу «Русские норм!» Далее самые интересные ответы, яркие высказывания Виктора Прокопени.

О своей популярности

У меня было какое-то количество медийности, но она очень сильно увеличилась, когда мы начали работать над проектом по изменению IT-индустрию. И потом была встреча с президентом у меня в офисе, на которой мы решили сделать из Беларуси IT-страну. И мне нужно было рассказывать, для чего, почему, каким образом это делается, так у меня появилась медийность.

Декрет №8

Декрет похож на указ Президента. Но если не брать первый уровень, то после Президента у нас идет так называемая «шведская демократия». То есть ты должен согласовать со всеми органами содержание указа, прежде чем его подпишут. И каждый орган может вносить изменение в содержании.

Суть в том, что в Беларуси сегодня можно открыть фирму за один день. У нас нет рабочих виз. Если иностранец подписал договор на работу с IT-компанией, ему не нужно получать вид на жительство. Можно заниматься любыми видами деятельности в IT и иметь все налоговые льготы, которые существуют. Также в Беларуси легализованы все способы применения блокчейна. Майнинг криптовалют не облагается налогами, доходы от него можно не декларировать ближайшие пять лет. В белорусском обществе широкая поддержка IT-индустрии, потому что у нас нет нефти, газа, полезных ископаемых, как в России. И единственное, чем мы можем зарабатывать и что сегодня актуально, — это экономика знаний. После принятия этого декрета белорусская IT-отрасль выросла на 38%.

8 месяцев в СИЗО. Почему не уехал?

Потому что я считаю, что Беларусь можно изменить и сделать ее лучше. И у меня это получается. Когда вообще нет денег, ты думаешь: заработаю много, не буду работать, и жизнь будет прекрасна, буду сидеть под пальмой. Потом наступает это время, и ты понимаешь, что ничего интересного в этом нет. Не интересны ни пальма, ни яхта, ни машины. Самое большое удовольствие ты получаешь, когда тратишь не на себя, а на кого-то. Это вопрос понимания того, от чего ты на самом деле будешь счастлив. Я не думаю, что предприниматели, которые уехали и не возвращаются, сильно счастливы от того, что не могут повлиять на то, чтобы их друзьям, людям, которые им дороги, было лучше.

О настоящем предпринимателе

Мне было еще 27 лет, я все время хотел на пенсию. Я работал с 13 лет, в 16 у меня уже был бизнес. Мы сначала продали часть компании Viaden Media. И у покупателя (израильского миллиардера Тедди Саги) было право купить остальную долю, но примерно через три года. А они выкупили эту долю условно через полгода. Спустя неделю мы увидели новость, что они дальше их продают за $600 млн. Я ушел из компании. Просыпаешься утром, и тебе не приходит ни один имэйл. Я поехал в Перу, погулял по горам, вернулся в Минск и понял, что мне нечем заняться. Это страшнее, чем, когда у тебя дел слишком много. Я понял, что настоящий предприниматель — это не просто человек, который предпринимает что-то. Это человек, который не может не предпринимать. Между этими состояниями — пропасть. Есть люди, которые занимаются бизнесом, чтобы заработать деньги, а есть те, которых прет, которым хочется чего-то нового, чего-то добиться, которые не могут просто сидеть спокойно. Многие молодые предприниматели говорят, что заработают много денег, а потом будут сидеть на пляже. Чувак, не будешь ты сидеть на пляже. Поверь мне, я был под пальмой в 27 лет!

Об объединении Беларуси и России

Беларусь — это отдельное государство, которое имеет свою историю, свою культуру и свое общественное мнение. Если произойдет объединение, которое не будет признано мировым сообществом, то Беларусь превратится в Чернобыльскую зону с точки зрения экономики. В сегодняшней конфигурации мира какие-либо присоединения государств или их территорий не ведут ни к чему хорошему для тех людей, которые находятся на этой территории. И это не связано с моим мнением или мнением каких-то людей. Это связано с тем, что так устроена на сегодняшний день мировая политика и отношения. Поэтому нужно думать о том, каким образом сделать свою экономику лучше.

Яркие цитаты

Настоящий предприниматель — это не просто человек, который предпринимает что-то. Это человек, который не может не предпринимать.

У нас нет нефти, газа, нет каких-то ископаемых. Единственное, чем мы можем зарабатывать и что сегодня актуально, - это экономика знаний.

IT-компания, она как мать, она должна рожать, а не оказывать услуги.

Нет никаких способов кого-либо в чем-то убедить, кроме как разговаривать.

Сегодня суверенитет — это когда ты сам зарабатываешь деньги, когда у тебя нет долгов, когда нет способов на тебя каким-то образом повлиять.

Беларусь можно изменить и сделать ее лучше

Я считаю, что Беларуси нужно прекратить все аресты, чтобы российские бизнесмены приезжали к нам и жили у нас. У нас такая же проблема, как и у вас. Просто у вас это только начинается. У нас уже поняли, что от этого огромный ущерб экономике. Одна такая посадка стоит стране сотни миллионов долларов.

Я бы хотел, чтобы две страны, соседи, похожие, которых очень многое объединяет, жили дружно без конфликтов, без войн, без проблем и взаимных упреков.