Иран и Азербайджан балансируют на грани войны

Мнения
13:32
18 725 просмотров
Иран и Азербайджан балансируют на грани войны

Ирано-азербайджанские отношения за последний год резко обострились. Иран не готов смириться с теми изменениями, которые произошли на Южном Кавказе после Второй Карабахской войны.

В последние недели Иран и Азербайджан оказались на грани прямого вооруженного конфликта. По крайней мере, такое впечатление может сложиться из чтения СМИ и местной аналитики. Иранцы подтягивают войска к границе и проводят там учения, а журналисты и политологи Исламской Республики пишут о том, что не потерпят превращение Азербайджана в «оплот сионизма» (из-за того, что у Баку теснейшие отношения с Иерусалимом). В свою очередь, азербайджанцы пишут о том, что готовы дать отпор иранской агрессии – при помощи своих турецких и израильских союзников, сообщает expert.ru.

«Азербайджанский патриотизм, уровень которого уже повысился из-за недавней победы во второй Карабахской войне, уже мобилизуется на противостояние иранской угрозе», – отмечает издание The National Interest.

Большая кавказская игра

На самом деле действия Ирана имеют свою логику: в Тегеране считают, что новая конфигурация на Южном Кавказе несет прямую угрозу Исламской Республике. И дело тут отнюдь не в «сионистах». Да, Израиль являясь союзником Азербайджана, снабжает азербайджанскую армию техникой и оружием, использует азербайджанскую территорию для шпионажа (как электронного, так и с помощью дронов) против Ирана и в перспективе рассматривает Азербайджан как возможный плацдарм в случае начала полномасштабной войны против Исламской республики. Однако все это происходит уже давно, и никаких новых сюрпризов для Ирана в азербайджанско-израильских отношениях не произошло.

Причина иранского гнева в изменениях, которые случились после второй Карабахской войны. Изменениях, которые в Тегеране считают прямой угрозой не просто национальным интересам, а национальной безопасности.

Так, победа Турции во Второй Карабахской войне серьезно усилила влияние Анкары в регионе. Из трех местных стран одна (Азербайджан) теперь находится под прямым контролем Эрдогана, вторая (Грузия) под его серьезным влиянием и третья (Армения) при премьер-министре Николе Пашиняне готова подчиняться турецкому давлению. А Турция в Иране считается отнюдь не партнером, а стратегическим соперником на Ближнем Востоке – кем она, собственно, практически всегда и была для Персии.

Собственно, иранцам уже начали показывать их новое место на Южном Кавказе. Дело в том, что примерно 21 километр дороги, которая связывает Иран и Ереван, сейчас находятся под властью Азербайджана, и Баку выставил там КПП, где с иранских водителей взимают плату в 120-130 долларов за машину. А некоторых просто задерживают. В Тегеране подобная практика – хоть и легальная, по сути – рассматривается как прямой вызов и унижение. Поэтому Иран очень хочет, условно говоря, продемонстрировать Турции (без ведома которой Азербайджан вряд ли решился бы на демонстративное унижение Тегерана) пределы ее могущества.

Понаехали

Помимо усиления Турции, победа Анкары и Баку во Второй Карабахской стала мощным стимулом для азербайджанских националистических настроений. Причем не только в Азербайджанской Республике, но в северных останах (провинциях) Ирана, населенных азербайджанцами и условно называемых Иранский Азербайджан. В совокупности же азербайджанцы составляют, по разным данным, от четверти до трети населения Ирана, и Анкара с Баку делает все, чтобы эти люди ощущали в себе причастность не к персидской, а к тюрской идентичности. А это уже – прямая угроза возникновения самой настоящей «пятой колонны» в случае обострения ирано-турецких отношений или даже подрыв территориальной целостности Исламской Республики. Поэтому Тегеран хочет продемонстрировать Азербайджану последствия его вмешательства во внутренние дела Ирана. 

Наконец, во время Второй Карабахской войны Турция привезла в Карабах тысячи подконтрольных ей сирийских террористов – о чем прямым текстом заявил президент Франции Эммануэль Макрон и сказал глава российской Службы Внешней Разведки Сергей Нарышкин. Террористов, которых Россия с Ираном оптом утилизировали в Сирии ровно для того, чтобы они не появились возле их собственных границ. И проблема не в том, что эти террористы могли вторгнуться из Азербайджана или Нагорного Карабаха в Иран – Тегеран опасался гораздо более сложной и опасной комбинации.

«Представь себе ситуацию, когда иранский пограничный патруль убивают из стрелкового оружия с той стороны границы. У Ирана не будет иного варианта кроме как жестко ответить, вплоть до военного удара по Азербайджану. Который, в свою очередь, вызовет волнения среди иранских азербайджанцев», – рассказывает корреспонденту Эксперта Online один из российских иранистов.

Примерно такой же сценарий – правда, тоньше и намеками – обрисовывали в частных разговорах и иранские дипломаты.

Предел возможностей

Конечно, многим нравится иранская риторика – особенно тем, кто считает, что Российская Федерация чуть ли не «сдает» Кавказ Турции.

«Иран думает рационально. Он видит, что Турция, Азербайджан отрезают Иран и Россию от Южного Кавказа. И у меня ощущение, что они удивлены тому, что Москва этого не видит», – говорит один из экспертов автору статьи.

Однако проблема Тегерана в том, что он вряд ли зайдет дальше риторики. Если Турция и Азербайджан не устроят серьезную провокацию (наподобие сценария с убийством иранского пограничника или же вторжения на армянскую территорию для пробития коридора) и просто будут игнорировать претензии Тегерана, то Исламская республика будет выглядеть как бумажный тигр, который громко говорит, но ничего не делает.

И действительно, какие у Ирана есть варианты? Любые прямые неспровоцированные односторонние действия против Азербайджана повлекут за собой серьезные волнения в Иранском Азербайджане. Действовать через Армению Тегеран не может – во-первых, потому, что в Иране с огромным подозрением относятся к Николу Пашиняну, считая его западным агентом (поставленным в том числе и для реализации американских задач против Исламской Республики), а, во-вторых, потому, что нынешнее армянское руководство принципиально не хочет защищать даже собственный суверенитет. Идти на прямой военный конфликт с Турцией (неизбежный в перспективе) иранцы, по всей видимости, не готовы – по крайней мере, до тех пор, пока не урегулируют свои отношения с США. Попытки же Тегерана по образцу Китая превратить Россию в свой «наконечник копья», не проходят – Москва тоже пока не готова к прямому столкновению с Турцией (хотя известная ближневосточная газета Al Monitor уже написала об ультиматуме, выдвинутом Владимиром Путиным Эрдогану на недавней встрече).

Все это читается и осознается в Баку и Анкаре. Поэтому там уверены, что боятся иранских эскапад не стоит. И никакой войны на Кавказе – если, конечно, вести себя грамотно – не будет.

Автор: доцент Департамента медиабизнеса и массовых коммуникаций Финансового Университета при правительстве РФ Геворг Мирзаян