Страсти по Рериху: мемориальный кабинет, оголенный кабель и музей в Нукусе

icon 12:10
icon4 554 просмотра
Страсти по Рериху: мемориальный кабинет, оголенный кабель и музей в Нукусе

9 октября художнику Николаю Рериху исполняется 145 лет, а страсти так и не утихли, сообщает «Комсомольская правда».

В мире, где веют враждебные вихри и полно турбийонов, есть одно место, в котором сконцентрированы эманации тысяч доброжелательных людей. Это место – кабинет Рериха.

Накануне 145-летия художника Николая Рериха, которое просветленный мир отмечает 9 октября, в Музее Востока открылся мемориальный кабинет семьи Рерихов. В небольшом помещении на 30 квадратных метров, но зато со сводчатым, как в храме, потолком, раскинулся длинный деревянный стол, за которым работал Святослав Рерих, более 180 экспонатов в стеллажах и около тридцати картин на стенах. Открытие сопровождалось большой концентрацией народа и звучанием непонятных слов.

Страсти по Рериху: мемориальный кабинет, оголенный кабель и музей в НукусеОткрытие экспозиции «Мемориальный кабинет Н.Рериха» в Государственном музее Востока к 145-летию со дня рождения Николая Константиновича Рериха.

Смысл произнесенного сводился к тому, что отныне и всегда каждый гость музея Востока, обойдя залы с искусством Индии и Монголии, может завернуть в кабинет, отдохнуть на диванчике и отвести душу в разговорах с сотрудником, который будет присутствовать в кабинете и просвещать людей по любым вопросам, касающимся творческого наследия семьи Рерихов.

Пользуясь возможностью, мы спросили, что за загадочный текст лежит под стеклом:

«Вороны летают, криками докучают, на березу сели и потом слетели. Я спугнул их живо выстрелом ружья. С криком полетели вороньи князья».

– Это стихотворение семилетнего Святослава Рериха, – с удовольствием пояснили музейные работники.

Страсти по Рериху: мемориальный кабинет, оголенный кабель и музей в НукусеВ небольшом помещении на 30 квадратных метров, но зато со сводчатым, как в храме, потолком, раскинулся длинный деревянный стол Рерихов, более 180 экспонатов в стеллажах и около тридцати картин на стенах.

Как рассказала «КП» хранитель кабинета Лариса Келим, кабинет основали еще в 1979 году, благодаря американской гражданке Катрин Кэмпбелл-Стиббе, другу семьи Рерихов. Она передала в Советский Союз уникальную коллекцию живописи и графики Николая Рериха и его сына Святослава, а также предметы декоративно-прикладного искусства из их индийского собрания. Однако несмотря на сорокалетнее существование, до сих пор кабинет Рериха не состоял в экспозиции.

Те, кто следят за долгим конфликтом Музея Востока и Международного Центра Рерихов, конечно, давно запутались и поэтому интересовались, что из того, что висело ранее в МЦР попало в кабинет.

При звуках аббревиатуры «МЦР» сотрудники музея Востока грустнели и поясняли, что фразу «что взято из МЦР» употреблять некорректно:

– Имущество у МЦР было большое, а мы приняли на учет наследие Советского Фонда Рерихов.

Страсти по Рериху: мемориальный кабинет, оголенный кабель и музей в НукусеОткрытие сопровождалось большой концентрацией народа.

Из Советского фонда в кабинет поступило много чего. Например, гималайские пейзажи, знаменитый триптих Fiat Rex («Да здравствует владыка!»), главное сокровище кабинета – алтарь, привезенный из Тибета, с которым ужасно не хотела расставаться дарительница Кэтрин Кэмпбелл.

Кабель под Рерихом

На днях представители Международного центра Рерихов распространили информацию о том, что накануне юбилея Рериха беда угрожает бронзовому изваянию Николаю Рериха и его жены, установленным в усадьбе Лопухиных. От МЦР потребовали в пятидневный срок под угрозой сноса убрать мемориал (в котором хранится прах Рериха) с территории усадьбы. Однако заместитель директора музея Востока Тигран Мкртычев заверил корреспондента «КП», что ни о какой угрозе памятнику Рерихам речи не идет.

– Разговоры о том, что памятник Рериху сносится – очередная манипуляция Центра Рерихов с целью вызвать общественную волну, – сказал Мкртычев. – На территории усадьбы располагаются разные памятники. Несмотря на то, что они установлены без согласования, никто их не может забрать и снести, потому что это чужая собственность.

По словам Мкртычева, проблема памятника Рериху в том, что ровно под ним проходит перебитый электрический кабель. Соответствующее письмо, нормирующее состоянии кабеля и было направлено МЦР.

– Чтобы восстановить кабель – нужно что-то сделать. Есть разные варианты решения проблемы, но если центр ценит память Николая Рериха, то он должен найти место, где можно было бы расположить памятник на законном основании, – отметил собеседник.

Страсти по Рериху: мемориальный кабинет, оголенный кабель и музей в НукусеЭкспонаты в Государственном музее Востока к 145-летию со дня рождения Николая Константиновича Рериха.

Пара слов о музее в Нукусе

Вообще, видеть Тиграна Мкртычева было большой неожиданностью. Дело в том, что в июле в СМИ прошла информация о том, что Мкртычев занял должность директора музея Савицкого в Нукусе. По этому поводу говорили много и разнообразно.

– Как, разве вы не в Узбекистане? – не могли не поинтересоваться мы.

– Нет, – вздохнул Мкртычев. – Я действительно выиграл конкурс, но еще не занял должность, потому что не вышло постановление кабинета Министров Узбекистана.

– Долгое время вы были лицом борьбы музея Востока за фонды Рерихов. Почему же вы решили участвовать в конкурсе?

– Я не вижу противоречия. Музей Савицкого – уникальный музей, в котором собрана вторая по численности после Русского музея коллекция русского искусства. Поскольку я всегда занимался Средней Азией, ко мне обратились люди, которые хотели, чтобы я навел порядок в музее и принял участие в конкурсе. Противоречий никаких не вижу, а вот миссия прослеживается отчетливо. Игорь Савицкий, как и Николай Рерих, много сделали для популяризации российской культуры за рубежом. Поэтому символично, что я занимаюсь и тем, и другим.

– Правду ли говорят, что о существовании музея в Нукусе, наполненного шедеврами русских классиков, узнали совсем недавно?

– Нет, это не совсем так. Дело в том, что о коллекции Савицкого было известно, но долгое время Узбекистан оставался закрытой страной и получить доступ к этому сокровищу было невозможно. Сейчас в Узбекистане действует Фонд развития культуры и искусства при Министерстве культуры Республики Узбекистан. Этот фонд является локомотивом реформ в музеях Узбекистана и курирует реновацию нескольких музеев в Узбекистане, в том числе и музея в Нукусе. Передо мной стоит множество задач, одна из которых – открыть сокровища музея Нукуса для туристов и исследователей. Эта открытость и будет не на словах, а на делах способствовать укреплению дружбы между нашими государствами.