Подделал картин на $21 млн, отсидел 4 года и живёт в Швейцарии: история фальсификатора Вольфганга Бельтракки

Культура
13:40
19 189 просмотров
Подделал картин на $21 млн, отсидел 4 года и живёт в Швейцарии: история фальсификатора Вольфганга Бельтракки

По собственным заверениям, Бельтракки выдал за картины известных художников около 300 собственных и заработал по некоторым оценкам $45 млн. После разоблачения, суда и тюрьмы он – успешный художник, о котором сняли фильм.

«Вредное» влияние отца

Настоящее имя Вольфганга Бельтракки – Вольфганг Фишер, фамилию Бельтракки он позднее взял от жены. Он родился в 1951 году в деревне Хёкстере, в Германии.

Отец Бельтракки был реставратором и расписывал фресками церкви. И для дополнительного заработка копировал работы Рембрандта, Пикассо, Сезанна и других мастеров.

Благодаря отцу сын в детстве приобщился к живописи и уже в 14 лет нарисовал копию работы Пикассо. По словам Бельтракки, в 17 лет он мог написать что угодно.

214Слева оригинал Пабло Пикассо «Мать с ребёнком», справа – копия Бельтракки, сделанная им в 12-14 лет

В школьные год он подрабатывал в стрип-баре и часто ездил на музыкальные фестивали. В 17 лет он бросил учебу, но позже поступил в Академию художеств в Аахене. Там он часто пропускал занятия, а если посещал их, то скучал, и вскоре ушёл и оттуда. Кроме того, преподаватель не верил, что ученик сам писал картины.

В конце 1960-х Бельтракки купил мотоцикл Harley-Davidson и стал хиппи. До начала 1980-х он кочевал по Европе и северной Африке. Полтора года провёл на пляже в Марокко, жил в коммуне в Испании и в плавучем доме в Амстердаме, где устраивал психоделические световые шоу в ночном клубе Paradiso.

Параллельно художник занимался живописью, его работы приняли на престижную выставку в Доме искусств в Мюнхене в 1978 году. Он также покупал и продавал картины на антикварных рынках Барселоны, Лондона и Парижа.

«Я рисовал на тротуарах в центре города. В Барселоне, в одной из поездок, можно было зарабатывать 100 немецких марок (около €50) в день. Это была огромная сумма. В то время мой отец зарабатывал 800 марок в месяц», – рассказал Вольфганг Бельтракки.

Однажды Бельтракки купил за $250 зимний пейзаж неизвестного голландского художника 18 века. Он заметил, что картины этого периода, где персонажи катаются на коньках, стоили в пять раз дороже. Бельтракки воспользовался этим: написал несколько таких работ и, по его утверждению, продал за немалые деньги.

«Вы не просыпаетесь однажды и не решаете: «Я стану фальсификатором». Конечно, окружение оказало на меня определённое влияние. Я родился в 1951 году, и мои родители принадлежали к поколению, которое дважды предавала политическая элита.

Моему отцу, который не был членом партии, во время Второй мировой войны пришлось сражаться на нескольких фронтах, и он провёл много лет в плену. Моя семья потеряла дом, была в долгой эвакуации в Тевтобургском лесу. Всё это заставило мою мать задуматься: всегда ли будут две правды? Она стала бездействующим анархистом, а я вырос «фриком», которого не заботило устоявшееся общество 60-х.

Моими средствами выражения были нонконформистская одежда, нонконформистское поведение и нонконформистское искусство», – объяснял Вольфганг Бельтракки в интервью The Forest Magazine в 2017 году.

В 1981 году Бельтракки попробовал устроиться на постоянную работу. Он открыл в Дюссельдорфе фирму по торговле искусством Kurten & Fischer Fine Arts GmbH. Его партнёром стал продавец недвижимости. Бельтракки ездил по Европе и покупал картины по привлекательной цене для перепродажи.

«Мне пришлось сидеть без дела в офисе, и я очень быстро понял, что ненавижу это», – отмечал Бельтракки.

Вскоре его вытеснили из дела, обвинив в убытках из-за покупки картин на аукционе, в «опрометчивой распродаже картин по заниженной цене» и в «грубом пренебрежении обязанностями управляющего директора». Чтобы решить финансовые трудности, Бельтракки сосредоточился на подделках.

Не копии, а новые произведения

Бельтракки не копировал существующие работы. Вместо этого он изобретал новые, которые по стилю совпадали с картинам подделываемого художника. Также он воспроизводил их по названиям, которые числились в списках картин мастеров, но считались утерянными. Было важно, чтобы не было и изображений этих работ.

«Я писал картины в единственном экземпляре и никогда не копировал их, это всегда были уникальные произведения, связанные с определённым контекстом и периодом, выполненные в определённой технике, с определенным нарративом. Круг моих покупателей ограничивался приблизительно дюжиной больших дилеров и аукционных домов, я не продавал работы частным лицам», – говорил Бельтракки в интервью The Art Newspaper в 2018 году.

После расхождения с партнёрами Бельтракки подделывал не старых мастеров, а французских и немецких художников начала 20 века – для них было легче найти рамы и оригинальные пигменты.

214По центру оригинальная картина Мольцана. Слева и справа – подделки Бельтракки

Специализацией Бельтракки стали работы в стиле немецкого экспрессиониста Йоханнеса Мольцана. В 1980-е годы он продал около дюжины «Мольцанов» на $45 тысяч. Одну из картин купила вдова самого художника.

«Я создавал подделки «волнами» в зависимости от того, требовались ли мне деньги. Я мог писать десять работ в месяц, а потом шесть месяцев ничего не делать», – делится Бельтракки.

Более поздняя группа подделок 1980-х – работы другого немецкого экспрессиониста Генриха Кампендонка, которого нацисты осудили как художника-дегенерата. В 1980-е годы искусствовед Андреа Фирмених готовила полный каталог работ Кампендонка вместе с сыном художника. Позже Бельтракки признался, что пять или шесть его подделок попали в каталог, а Фирмених приняла их за оригиналы.

В 1980-е Бельтракки познакомился с Отто Шульте-Келлингхаусом, который стал его деловым партнёром и напарником в сбыте подделок. Вместе они придумали историю происхождения картин Бельтракки: дедушка Отто, портной Кнопс покупал картины в 1920 годах у арт-дилеров, во времена нацистов спрятал их и оставил внуку большую коллекцию.

214Картина «Материнство» на обложке каталога аукциона в отеле Drouot, Париж, 22 ноября 1991 года. Считается, что её подделал Бельтракки. На аукционе её продали за 953 тысячи франков (сейчас – более 1 млн долларов)

«Бонни и Клайд в мире искусства – только с карандашами»

Встреча с Хеленой

Фальсификация Бельтракки достигла особых масштабов после встречи с будущей женой Хелен Бельтракки в 1992 году. Она работала в кинопроизводственной компании и от случая к случаю торговала антиквариатом.

214Вольфганг и Хелен поженились в 1993 году. Художник взял фамилию жены

В интервью The Vanity Fair в 2012 году Хелен Бельтракки вспоминала, как она узнала о занятии Вольфганга Бельтракки:

«Я заметила картины некоторых известных художников 20 века, которые висели на стенах его дома в Фирзене. Спросила Вольфганга: «Они настоящие?». И он сказал: «Они все мои... Я их сделал». Я ответила: «Значит, ты подделываешь произведения искусства?» На что он сказал: «Совершенно верно. Это моя работа».

Хелен охотно стала соучастницей Вольфганга и Отто Шульте-Келлингхауса. Она предложила голландскому аукционному дому Lempertz якобы картину французского кубиста Жоржа Валмье – написанную Бельтракки.

Сама Хелен удивлялась, насколько легко специалист поверил им, даже не проводя анализ картины. Он рассматривал её всего несколько минут и спросил, за сколько Хелен готова её продать. Они договорились на 20 тысяч немецких марок. Тогда это была небольшая сумма, но через несколько лет подделку продали на аукционе в Нью-Йорке за $1 млн.

Метод Бельтракки

Убедительная легенда

Спустя некоторое время после продажи поддельной картины Валмье Бельтракки вместе придумали правдоподобное происхождение работ.

Супруги говорили, что это произведения из коллекции деда Хелены, кёльнского бизнесмена Вернера Йегерса. Он якобы приобрёл картины в 1933 году у своего друга, коллекционера-еврея Альфреда Флехтхейма, спасавшегося бегством от нацистов. По «семейной легенде», Йегерс спрятал картины в своём загородном доме в горах Эйфель, недалеко от Кёльна.

Йегерс и Флехтхейм действительно существовали, и последний был коллекционером, его собрание распродали нацисты. Однако в этой истории были нестыковки. Например, Йегерс стал членом нацистской партии в 1930-е годы, что ставит под сомнение его дружбу с Флехтхеймом. Кроме того, у них была разница в возрасте 34 года.

Чтобы история была убедительнее, Бельтракки сделал фотографии жены в образе её бабушки на фоне картин из придуманной коллекции Йегерса. И выдавал их за старые, сделав расфокус и распечатав на довоенной бумаге.

214Поддельная фотография бабушки Хелены Бельтракки, для которой она сама позировала. На подобных фотографиях часто были фотокопии развешанных картин – многие уже были проданы

Фальшивые этикетки

Бельтракки стал крепить их на оборотной стороне рам, чего он не делал раньше. Чтобы состарить их, он ставил на них чайные и кофейные пятна. На этикетках была изображена карикатура на Альфреда Флехтхайма – придумка Бельтракки.

214Поддельная этикетка на раме слева. Она якобы подтверждала, что подделки Бельтракки происходили из коллекции Альфреда Флехтхейма. Позднее Бельтракки называл эту идею «идиотской»

«Живопись по системе Станиславского»

Такое сравнение приводит сам Бельтракки. Создавая картину, он глубоко изучал творчество и личность подделываемого художника, вплоть до того, что тот ел. Бельтракки исследовал исторические тексты, культурный и политический контекст, литературу о мастере и его собственные высказывания. Так он старался добраться до эмоционального уровня, чтобы между ним и художником возникла связь.

«Я считаю, что самое важное требование – уловить суть произведения искусства. Вы смотрите на него, можно сказать, поглощаете, и вы должны понимать его визуально, не задумываясь о том, как оно было сделано. Я умел делать это уже в детстве», – говорил Вольфганг Бельтракки в интервью Der Spiegel в 2012 году.

Однако специалист по живописи немецкого экспрессиониста Макса Пехштейна Айя Сойка говорит, что Бельтракки не всегда работал так, как заявляет. По её исследованию, он использовал проектор, чтобы переводить акварели Пехштейна тушью на холст, и дальше прописывал рисунок маслом. Сам Бельтракки отрицает это, считая нелепым.

214Бельтракки считает, что ему удавалось обманывать арт-рынок благодаря высокому качеству исполнения

Важной частью работы был поиск старых холстов и рам, соответствующих эпохе. Они могли стоить как €30, так и €5000. Бельтракки удалял с холстов старую краску, чтобы написать подделку. А иногда вставлял детали старого изображения в новое.

Сбытом подделок занимались Хелен, её сестра Жанетт Спюрцем и Отто Шульте-Келлингхаус.

214«Девушка с лебедем» в стиле Камендонка. Эксперты аукционного дома не заметили подделку и продали картину более чем за 100 тысяч долларов

214«Орда» в стиле Макса Эрнста. Была продана за 2,8 млн евро

214Подделка в стиле кубиста Жана Метценже

Первая ошибка не приносит вреда

В 1995 году химический анализ одной из поддельных картин Мольцана, датированной 1920-м, выявил пигмент, который появился только в 1957 году. Эту картину написал Бельтракки и выдал за оригинал.

В центре расследования был берлинский арт-дилер, продававший фиктивных Мольцанов. Однако полиция подозревала, что художник и его партнёр Шульте-Келлингхаус были причастны к этому, последнего даже вызвали на допрос.

Испугавшись преследования, супруги Бельтракки продали свой дом в Фирзене за $1,7 млн, сели в кемпинг-кар и поехали на юг Европы. Сначала они жили в Марселе, потом купили поместье Domaine des Rivettes под французским городом Мезе и 26 гектаров виноградников за почти €1 млн. Из поместья они ездили на выходные в Андорру.

В Domaine des Rivettes у Бультракки была мастерская, где он продолжал писать подделки. К началу 2000-х годов его дело процветало, он продавал картины за шестизначные суммы. Например, за его подделку в стиле Кампендонка актёр Стив Мартин заплатил $850 тысяч в 2004 году.

Даже директор Центра Помпиду Вернер Шпис, ведущий эксперт по художнику Максу Эрнсту, не понял, что картина «Лес» – подделка. Как вспоминала Хелен Бельтракки, при взгляде на картину Шписа охватило волнение, и он заявил, что у нет никаких сомнений в подлинности. Он посоветовал продать её через дилера.

В итоге швейцарский торговец искусством продал картину компании Salomon Trading за €1,8 млн ($2,3 млн). Позднее итальянский издатель Даниэеле Филипакки купил её уже за €5,5 млн ($7 млн).

214Картина «Лес» в стиле Макса Эрнста

В 2005 году Бельтракки приобрели виллу в городе Фрайбург, в Германии за €5 млн.

Роковой тюбик с белилами

«Красная картина с конями» в стиле Камендонка из придуманной коллекции Йегерса положила конец афере Бельтракки.

214«Красная картина с конями» в стиле Генриха Кампендонка. До разоблачения специалисты даже прозвали её «ключевой работой современного искусства»

В 2006 году аукционный дом Lempertz продал её мальтийской компании Trasteco за €2,8 млн ($3,6 млн). Это была рекордная сумма за работу этого мастера.

После покупки компания неожиданно запросила у аукционного дома сертификат подлинности. Lempertz сослались на то, что сын Кампендонка признавал картину подлинной. Тогда Trasteco обратилась к эксперту по Камендонку Андрэе Фирмених. Раньше она приняла подделки Бельтракки за подлинники и внесла их в каталог, но в этот раз посоветовала провести исследование.

Для начала в 2008 году экспертизу поддельной этикетки провёл знаток живописи 20 века Ральф Йенч. Он понял, что это фальшивка, так как видел настоящие этикетки картин из коллекции Флехтхейма. Также Йенч отметил, что коллекционер был человеком вкуса и никогда бы не допустил «такой глупый портрет» – то есть карикатуру, которую создал Бельтракки.

Кроме того, химический анализ картины показал, что она содержала титановые белила, которых не существовало в 1914 году – такую дату поставил Бельтракки на картине.

«Я всегда использовал цинковые белила, что было совершенно нормальным во времена Кампендонка. В тот раз я использовал белила из тюбика, на котором, к сожалению, не было указано, что в составе есть небольшое количество титановых белил. Другими словами, всё обнаружилось из-за неправильно маркированного тюбика», – признался Бельтракки в интервью Der Spiegel в 2012 году.

Йенч обнаружил ещё 15 картин с поддельными этикетками с карикатурой Флехтхейма. В том числе «Лес» Макса Эрнста, который к тому моменту висел в квартире издателя Филипакки на Манхэттене.

Как говорил обманутый покупатель, это был один из лучших «Эрнстов», которых он когда-либо видел. И готов был забыть о разоблачении. Но немецкая полиция сказала ему, что если он не подаст в суд на продавших ему картину – галерею Cazeau-Beraudiere, то будет выглядеть как сообщник.

Расследованием занялся берлинский отдел полиции по мошенничеству в сфере искусства.

214Землетрясение в стиле Макса Эрнста. В 2009 году картина была продана за $1,1 млн на аукционе Sotheby‛s

В 2010 году Trasteco подала иск против Lempertz. В числе обвиняемых фигурировало имя Жанетты Спюрцем, сестры Хелен Бельтракки. Именно она предоставила эту картину аукционному дому.

«Мы были шокированы, узнав об этом от аукционного дома. Мы подумали, что игра окончена», – вспоминает Вольфганг Бельтракки.

Полиция продолжала расследование. Постепенно всплыло имя сообщника Бельтракки Отто Шульте-Келлингхауса. Йенч рассказал полиции о ряде работ с поддельными этикетками. Галеристы упоминали о Хелен Бельтракки, которая, по их словам, продавала подозрительные работы. Кроме того, следствие разыскало членов семьи Вернера Йегерса и выяснило, что он никогда не знал Альфреда Флехтхейма и не покупал его коллекцию.

214Натюрморт в стиле Фернана Леже. Во время расследования полиция предотвратила продажу картины за €6 млн

Вольфганга и Хелен Бельтракки арестовали во Фрайбурге 28 августа 2010 года и посадили в тюрьму в Кёльне.

«В доме нашего сына уже провели обыск. Хелен говорила по телефону с офицером, ответственным за обыск, и сказала ему, что мы будем во Фрайбурге в пятницу. Следователи даже впустили нас в дом, а когда мы поехали в ресторан на ужин, они перекрыли улицы собаками и полицейскими машинами и вытащили оружие. Они даже заставили детей положить руки на машину. Как будто мы террористы», – рассказал Вольфганг Бельтракки.

Суд состоялся 1 сентября 2011 года. Супругов и их сообщников обвиняли в подделке 14 работ на общую сумму €16 млн ($21 млн).

Корреспондент немецкой газеты Der Spiegel назвал процесс «фарсом». В своём признании Вольфганг Бельтракки в красках рассказывал об увлечении наркотиками в юношестве, критически высказывался об арт-рынке, говорил, что подделки были «большим развлечением». Они нежно обнимались с Хелен в начале каждого дня суда.

Искусствовед Вернер Шпис, который ранее признал подлинной подделку Бельтракки – «Землетрясение» якобы Макса Эрнста – признавался, что задумывался о самоубийстве после того, как разразился скандал. В 2013 году его самого судили за атрибуцию подделки – он должен был выплатить более €300 тысяч обманутому покупателю.

В обмен на признание в подделке 14 картин Вольфганга и Хелен Бельтракки приговорили к шести и четырём годам тюрьмы с «отгулами» за хорошее поведение соответственно. По условиям приговора супруги должны были устроиться на оплачиваемую работу и приходить в тюрьму только на ночь. Они также должны были выплатить $20 млн штрафа. После окончания суда Бельтракки снова обнялись и поблагодарили присутствующих.

Шульте-Келлингхауса приговорили к пяти годам лишения свободы на тех же условиях. Сестру Хелен – к 21 месяцу условно.

Однако в ходе суда так и не выяснилось, сколько на самом деле работ подделал Бельтракки. В декабре 2011 года полиция докладывала уже о 53 картинах, в 2012-м – о 58. Сам Бельтракки говорил, что подделал более 50 художников, но не раскрыл точное количество, ведь, по его словам, на суде его спрашивали только о 14.

После ареста супруги работали в фотостудии у своего друга. Хелен привлекала клиентов, а Вольфганг отвечал за художественные вопросы. Он называл заключение облегчением, потому что он мог открыто заниматься любимыми делами: писать, снимать фильмы, лепить и рисовать собственные работы.

«Я не принимал решение стать фальсификатором. Я осознал свой талант в раннем возрасте и использовал его безрассудно. Это развивалось с годами. В глубине души я не считаю себя преступником. Но в юридическом смысле я осужденный преступник», – отметил Вольфганг Бельтракки в интервью Der Spiegel в 2012 году.

Успех после тюрьмы

Разоблачение Бельтракки не помешало его успеху. Ещё когда он был в тюрьме, в 2014 году галерист из Берна Кристин Брюггер предложила ему организовать выставку. Она говорила, что была очарована его техникой. На выставке были как подделки, так и его собственные работы. Брюггер продала все картины за €650 тысяч ($737 тысяч).

В январе 2015 года Бельтракки досрочно освободили и с тех пор они живут в Швейцарии. После тюрьмы они опубликовали несколько книг. В 2015 году о фальсификаторе вышел документальный фильм «Бельтракки – искусство подделки». Он был снят ещё во время их заключения, и в 2014 году показан на кинофестивалях.

214Обложка фильма Beltracchi:The Art of Forgery. Режиссёр Арне Биркеншток

Уже в мае 2015 года в Мюнхене открылась выставка работ Бельтракки «Свобода». Художник так объяснял название: «Во-первых, теперь я свободен и не должен снова попасть в тюрьму. Во-вторых, я могу делать всё, что хочу». Выставка вызвала интерес ещё до открытия, работы хотели купить. Самая дорогая оценивалась в €78 тысяч ($88,5 тысяч).

«Моим худшим преступлением было поставить под сомнение всю систему искусства. Я доказал, что «произведения искусства» – не результат внутреннего призрака поцелованного богом сверхчеловека, а результат способностей, знаний и творческих достижений художника», – уверен Вольфганг Бельтракки

В 2018 году Бельтракки говорил: «Как правило, мои картины продаются ещё до того, как я их заканчиваю». По его словам, он получает шестизначные суммы и идёт параллельно арт-рынку: его работы покупают коллекционеры, но он не представлен на аукционах или в крупных галереях. Супругам удалось выплатить $20 млн долга.

214Вольфганг и Хелен Бельтракки в своей мастерской в Люцерне в 2019 году

214Бельтракки за работой

214Картину в отеле Felix в Цюрихе Бельтракки написал в 2020 году. Она рассказывает историю святых города

В 2019 году Бельтракки участвовал в выставке «КАЙРОС. Подходящий момент». Он написал работы, которые никогда не существовали, но, которые, по его мнению, должны были бы быть написаны. Как и раньше, он выполнил их в манере других мастеров.

Например, он написал картину в стиле Уильяма Тёрнера: корабль Beagle отплывает из Девонпорта в пятилетнее путешествие в 1831 году. На борту Чарльз Дарвин совершил своё первое большое плавание.

Идея Бельтракки заключалась в следующем: Тёрнер был в то время в Девонпорте, но не знал, насколько важной станет эта прогулка для всего человечества – во время неё Дарвин развил свою эволюционную теорию. За Тёрнера это событие запечатлел Бельтракки.

214Вольфганг Бельтракки. Beagle отплывает и Давенпорта в 1831 году. Несуществующая картина Уильяма Тёрнера

Источник: vc.ru

Автор: Daria Prokofieva