Полная расшифровка интервью Александра Лукашенко Би-би-си (Часть 2)

Интервью
12:06
21 396 просмотров

"Вырежем всех мерзавцев, которых вы финансировали", "Это не оппозиция – это предатели": в большом интервью Би-би-си лидер Беларуси Александр Лукашенко говорил о кризисе на белорусско-польской границе, прошлогодних протестах и "кознях" Запада против его страны.

Начало интерью здесь

Би-би-си: Хочу спросить про Владимир Путина, вы вместе работаете…

А.Л.: А почему вы у него не спросите – вы в Москве.

Би-би-си: Я у него спрошу про вас.

А.Л.: Спросите сначала про меня.

Би-би-си: Вы давно работаете вместе, и мне интересно, чему вы научились у него, а чему он, может быть, научился у вас?

А.Л.: Когда спросите у него, чему он у меня научился, вам понятно станет, чему научился я у него. Точка.

Би-би-си: Но вы вместе сейчас создаете новый интеграционный…

А.Л.: Создаем. Вы с Америкой, я с Россией. Вот и вы с Америкой, Англия с Америкой, а я с Россией.

Би-би-си: У нас с Америкой союзного государства нет.

А.Л.: Будет. У вас больше, чем союзное государство. Вам американцы сказали уйти из Европейского союза. Трамп сказал - вы ушли.

Би-би-си: А где доказательства?

А.Л.: А там, где толпы людей по Минску ходили и их было огромное количество.

Би-би-си: Да, это на кадрах, это все видели.

А.Л.: И это на кадрах, это факт. Неоспоримый. Скажите, пожалуйста, почему вы бучу не поднимаете по поводу беженцев с Франции. 600 человек недавно к вам проникли и у вас конфликт в Великобритании, и Макрон пригрозил вам, что он отключит электричество на каких-то ваших островах британских. Почему вы об этом не рассказываете народу? 600 человек приплыло к вам. Вот последняя партия!

Би-би-си: Потому что я нахожусь в Беларуси. Там есть корреспонденты, которые рассказывают [об этом]. Поэтому я возвращаюсь к…

А.Л.: Ответ принимается, хорошо.

Би-би-си: …к союзу. Будет, может, не через год и не через два, один лидер этого союза, один президент? Есть такой план для этого союза России и Беларуси?

А.Л.: Союз – это два суверенных независимых государства, которые выстраивают этот союз. Когда вы с американцами устраиваете союз, речи не идет о том, что у вас не будет королевы и парламента.

Би-би-си: У нас нет союзного государства.

А.Л.: У вас союз есть, и вы мне задали вопрос, поэтому слушайте мой ответ. Значит, вы когда создавали свой союз, американцы не сказали, что у вас не будет королевы и парламента. Точно так и мы, свой союз формируя с середины 90-х, еще начиная с Ельциным, четко определялись, что это будут две страны, Беларусь и Россия, которые выстроят союз, и он будет мощнее, чем унитарное государство. Вот вам откровенно говорю. А вопроса "один президент, два президента" мы никогда с Путиным, клянусь вам, этот вопрос не обсуждали. Никогда. Потому что такого вопроса в повестке дня не стоит.

Би-би-си: Владимир Путин вчера посоветовал вам, по-моему, общаться с оппозицией. Будете это делать?

А.Л.: Слушайте, Владимир Путин, не знаю, кому – вам советовал, еще кому-то советовал – он мне ничего не советовал. Я с ним разговаривал вот сейчас больше часа, и никаких советов с его стороны ни по одному из вопросов я не услышал. Это первое.

Второе: что касается оппозиции. С оппозицией мы не просто ведем переговоры, мы с оппозиционерами, которые, кстати, сидели на Окрестина, в СИЗО сидели, они сегодня формируют свою партию. Я думаю, что они сформируют ее, не знаю. Это их дело. У них отличная от моей точка зрения, они видят Беларусь в каком-то плане по-другому. Но они не предатели, и они на ваши деньги в стране не живут. Вы знаете Воскресенского, который имеет свою точку зрения, но они патриоты, и с этой оппозицией, какая бы ни была там точка зрения – с этой оппозицией мы ведем диалог и будем вести переговоры.

Но есть беглые, есть предатели, которые сидят в Литве, в Польше и у вас – Санников, по-моему, в Лондоне сидит, ему вопросы задайте, – и финансируют, подпитывают их, вы их содержите.

Недавно в Литве назвали цифру: около 400 тысяч евро обходится содержание одной из беглых, которая в Литве сидит. Вот с этими? Это не оппозиция – это предатели. С ними мы никакого диалога и никаких переговоров вести не будем. А оппозиция – это та, которая находится здесь. Я могу параллель провести: вот как только Путин с Навальным сядут за стол переговоров, я мгновенно со Светланой [Тихановской] начну вести переговоры.

Би-би-си: Вы бы хотели, чтобы Путин с Навальным сели [за стол переговоров]?

А.Л.: Это его проблемы. Я в такие хотелки не играю. Для меня, если вы хотите мою точку зрения знать, для меня Навальный – это продажный человек, и Путин с ним никогда не сядет за стол переговоров. Он не оппозиционер для Путина, он предатель интересов России, понимаете? А оппозицией у него можно назвать коммунистов. Это оппозиционная партия отчасти и к Путину.

Вот с коммунистами он ведет диалог, он с ними разговаривает. Так же и я: с теми, кто в стране и патриоты, – я готов разговаривать с любыми, какую бы точку зрения они ни продвигали. Более того, Тихановский, Бабарико и иже с ними – я поехал к ним в СИЗО и с ними разговаривал. Назовите хоть одного президента, который себе позволил такое. Все, кто в нашей стране и хотят добра Беларуси – я с ними готов хоть завтра разговаривать.

2

Би-би-си: А как можно вести переговоры в тюрьме?

А.Л.: А с предателями я разговаривать не намерен. А как в тюрьме - сходите и посмотрите. Вас сейчас тюрьму отправят, и вы посмотрите, хорошо или плохо.

Би-би-си: Это угроза?

А.Л.: Это вам совет. Вы меня про тюрьму спросили - я вам отвечаю: поезжайте, мы вам откроем сейчас даже ту комнату, где я был, и вы там посмотрите, что там плохо, что хорошо.

Би-би-си: Такое ощущение, что всех, кто высказывается против вас, ваших оппонентов вы называете предателями или врагами. Почему?

А.Л.: Это не мои предатели, Стив, это предатели белорусского государства! Они сбежали за границу и там сидят. Почему они сбежали, ответь мне на этот вопрос. Я знаю, что ты скажешь. Они испугались, да? Они боятся репрессий, что их в тюрьму посадят, да?

Би-би-си: Это хорошая причина.

А.Л.: Я спрашиваю, ты это мне ответить хотел? Я тебе скажу: если ты борешься за народ если ты готов сражаться за народ, революционер – борись! Все революционеры прошли тяжелый путь. Слушай в 1994-м меня расстреляли на восточной границе. Не знаешь этого? Меня расстреляли, но я не сдался. Я шел до конца и люди мне поверили. Они почему сбежали? А потому что вы их кормите, одеваете, гладите, чистите, подмываете в отличие от этих беженцев. Вы бы лучше им [беженцам] деньги дали, чем там содержать этих беглых. Вот в чем отличие.

Би-би-си: В таком случае уважаете ли вы тогда Марию Колесникову за то, что она не покинула страну?

А.Л.: Мария Колесникова бежала из страны, ее задержали на границе.

Би-би-си: Она паспорт порвала.

А.Л.: Она съела паспорт – это ее дело.

Би-би-си: Она не хотела покинуть страну.

А.Л.: Я не знаю, что она хотела, и знать не хочу. Она бежала вместе со своими соратниками. Втроем они бежали и их задержали. Ее задержали на границе, а те переехали линию границы, и их взяли украинцы. Нам не вернули. Вопросы есть? Вопросов нет.

Би-би-си: Александр Григорьевич, спасибо большое.

А.Л.: Большое пожалуйста. Я понял, что я наконец удовлетворил ваши требования. Только не надумай создавать, что я тебя угрожал в тюрьму, а то ты еще уподобишься некоторым там.

Би-би-си: Нет, нет, я понимаю.

А.Л.: Я тебе сказал так, как я это понимаю. Ты был свидетелем вчера и сегодня на границе. Если есть, ну, хоть чуть-чуть сочувствия к этим людям, расскажите правду. Расскажите! Вы, Стив, это можете сделать.

Би-би-си: Я хочу вас спросить. Потому что Беларусь находится прямо в центре Европы…

А.Л.: Там Полоцк, город Полоцк, знаешь? У нас есть древний Полоцк – там географический центр Европы.

Би-би-си: Вы понимаете, почему Европе, Евросоюзу трудно с вами общаться? Если посмотреть на события, которые произошли в последние полтора года. Так вот, если как-то отойти назад и посмотреть на выборы. Я говорил про 80% – все-таки этот вопрос стоит. Потом то, что было с репрессиями, потом вот этот пассажирский самолет RyanAir, мигранты – есть ряд причин, почему европейским государствам сложно [с вами] общаться. Конечно, я думаю, что все рады были бы как-то иметь дело с Беларусью.

А.Л.: Я отвечу, почему вам со мной сложно, хотите? Вам со мной сложно, потому что я не танцую под вашу музыку. Я провожу независимую политику и от вас, и от кого угодно – от американцев, от англичан, от Евросоюза. Я вижу свой народ. Но вы что, скажете, что я своих соседей теребил, я что, организовывал с поляками, латышами, литовцами, с украинцами какие-то драки на границе? Никогда.

Когда Меркель мне позвонила несколько лет назад и попросила организовать здесь саммит нормандской четверки по Украине, здесь прекращена была война. Да, там постреливают до сих пор, но войны нет. Тысячами не гибнут, как в Дебальцево или в других местах, в этом аэропорту. Мы сделали все с поляками, у нас 300 тысяч примерно, может чуть меньше, поляков живет особенно на западной границе.

Я всегда по-божески относился, всегда говорил, что соседи от бога, их не выбирают. Мы что, литовцам, латышам какие-то проблемы создавали? Никогда. Зачем вы в прошлом году пришли в наш дом и пытались его разрушить? Зачем? Какое ваше дело до наших выборов? Мы же не лезем в Великобританию или в Америку. Мы же не лезем в ваш дом - вы чего пришли в наш дом и начали его крошить и ломать? Почему вы финансировали? Почему вы не задали вопрос, что в Германии сегодня сидит один из деятелей, который организовал здесь два теракта, которые покушались на нашего журналиста - вашего коллегу? Почему вы об этом не сказали, его не защитили?

Этот человек, который в Германии сидит, они с вашими санниковыми связаны, пытались организовать диверсию на российском объекте. Почему вы пришли в наш дом? Мы вас не звали.

Вот я тебя пригласил сегодня к себе. Что ты мог. Ты говоришь что угодно, но ты мой гость. Я тебя пригласил. Ты приехал по моему приглашению. Но почему вы без приглашения пришли? У вас что, принято там, у англосаксов это принято? Ворваться в чужой дом и порядок наводить?

Би-би-си: Мне кажется, что постоянные обвинения в адрес Запада, или НАТО, или Польши, или кого угодно, что они создают здесь проблемы и что все, что происходит здесь, есть результат их работы – это неправда, это сказка. Что вышли люди – в интервью я этого не говорил, но многие говорят, 200 тысяч человек вышли, это огромное количество народа.

А.Л.: Давай будем исходить из того, что вышло 200 тысяч по всей стране, так? Но 10 миллионов! 9,7 миллиона тогда. 200 тысяч - и 9,7 миллиона, что вы хотите тогда?

Би-би-си: 200 тысяч в Минске, были протесты в других городах. То есть это большой протест.

А.Л.: Большой. Давай будем говорить. Слушай, за меня не проголосовало на тех выборах, по-моему, 650 или 670 тысяч. Представляете? Но это всего лишь 13-15%, а кто-то не пришел, а всего 13-15%. Отсюда и 80%. Вы называете 200 тысяч, я называю 600. Так это 600, а не 10 миллионов! Поэтому вы немножко с арифметикой разберитесь.

И дело не в этом, Стив. Я задаю вам конкретный вопрос: вы почему в прошлом году во время жуткого напряжения, с пандемией связанного… Я же не просил у вас помощи, и вы мне не помогали, мы как могли боролись с этой пандемией. Вы меня обвиняли, что я там народ свой не лечу, что я издеваюсь над ним, а сегодня все идете моим путем.

Сегодня все пошли моим путем, и это уже признает Всемирная организация здравоохранения. Ладно.

Би-би-си: Вашим путем?

А.Л.: И в это время вы ворвались в мой дом, вы пришли в Беларусь, где живут мирные 10 миллионов человек, пострадавших в последней войне как никто. Евреи только могут сравниться с тем, как пострадали мы и они в той войне. Вы почему пришли в мой дом?

Би-би-си: Александр Григорьевич, при чем здесь Вторая мировая?

А.Л.: Как при чем? Вы молиться на нас должны до сих пор, причем молиться потому, что мы воевали против фашизма вроде в коалиции с вами, вы не помните? Вроде с англичанами в коалиции. Помните дядьку, который сигары все время ходил и курил, и у нас с трубкой, вы этого не помните?

2

Би-би-си: А как относится Вторая мировая война к сегодняшней политической ситуации в Беларуси? Это абсолютно разные вещи.

А.Л.: Я вам объясню. Вы за Вторую мировую войну с белорусским народом еще не разобрались, не рассчитались за те потери, которые мы понесли. Еще 100 лет не прошло с начала войны, а вы уже вырвались опять в этот дом и пытаетесь новую войнушку развязать. Да никто не понимает, что, если мы развяжем здесь войну в Беларуси, будет втянута НАТО и будет втянута Россия. Это ядерная война.

Би-би-си: Никто не хочет новую войну.

А.Л.: Чего тогда лезете сюда?

Би-би-си: Мы не лезем сюда.

А.Л.: Вы лезете! Вы в прошлом году финансировали мятеж. Вы финансировали, вы управляли мятежом с территории Польши, вы! А за вами стояли американцы.

Би-би-си: А люди, которые вышли на улицу и кричали "Лукашенко украл наши голоса" – их финансировал Запад? Нет, они действительно верят и думают, что вы украли голоса.

А.Л.: Все лидеры финансировались Западом. В противном случае они бы там прибежище сегодня не нашли. Они все сидят у вас. Почему они сбежали туда, откуда их прислали и откуда их финансировали? Слушай, Стив, что ты мне рассказываешь? Эти все тихушки, лохушки, цепкалы – они у вас сидят! Почему? Потому что это ваши люди, и вы их финансировали. Они же не побежали в Китай – их бы там не приняли, потому что они к ним не имеют никакого отношения. Что ты темнишь? Ты же это прекрасно понимаешь! А ты меня попрекаешь "репрессии, репрессии". А что ты от меня ожидал? Я должен был защитить страну и свой народ. И я это сделал.

Би-би-си: Или себя?

А.Л.: Может быть, я в чем-то был неправ, но я сделал так, как прописано в наших законах. Не нравится – ваше дело, ваше право. Это вам не нравится. Но я тебе сказал так, как я понимаю, думаю и как думает 87% минимум на сегодняшний день наших людей. Они увидели ваше лицо, они увидели вашу демократию, свободу слова, пощупали на зуб эту свободу слова, и вот (ты тоже там присутствовал) как вы ядохимикатами поливали бедных безоружных людей. Вот они увидели…

Би-би-си: С кирпичами и с камнями, которые ломали заборы пограничные?

А.Л.: С кирпичами, с камнями, что вы только там не творили! Почему на нашу территорию стреляли? Ты знаешь, что нельзя даже оружие поворачивать в сторону определенной территории. Почему об этом не написал? Почему вы лили воду из водометов на 100 метров с ядохимикатами на нашу территорию? Это нарушение государственной границы! Я вам говорю как пограничник, я на той границе служил, я знаю там каждый метр. Там моя застава, могу тебя пригласить и показать. Вы нарушили государственную границу как минимум. Вы бросали гранаты светошумовые на нашу территорию. И еще нас обвинили.

Би-би-си: А с вашей территории пошли камни и металлические предметы.

А.Л.: Ты бы еще сказал, что мы снабдили беженцев тоже гранатами и они бросали гранаты. Там солдат взял гранату светошумовую, там, в Польше, и не умея обращаться – ну, она в ногах взорвалась. А вы обвинили белорусов.

Да если бы я не контролировал сейчас этот лагерь, там бы уже давно оружие было, которое через Украину прут сюда из Донбасса. Если ты этого не знаешь, так послушай. И не факт, что они не застрелили бы какого-то там Мэтью, как его, Мэтью Чанса или тебя. Для чего? Для того, чтобы потом Лукашенко обвинили, что это он виноват. Почему вы об этом не говорите?

Ладно Лукашенко. Почему вы не говорите о той благотворительности, о том сочувствии, которое проявляет мой народ в отношении этих беженцев. Вы уже как фашисты поступили! Слушайте, люди спят под открытым небом, вы включаете пограничные прожектора (я знаю, что это такое, ярче чем на солнце смотреть), вы включаете музыку какую-то, какой-то там звук сирены, вы включаете эти мигалки и прочее, вы летаете на вертолете!

Понимаешь, что сейчас следователи докладывают? Распыляли этот слезоточивый газ, вода и ядохимикаты, и вертолеты летали на низкой высоте. Для чего? Для того, чтобы вихрем от винта вертолета распылить подальше, чтобы до детей достало. Почему ты об этом в Си-эн-эн и Би-би-си не рассказал? Почему на своем канале об этом не рассказал, что польские вертолеты летали над границей?

Би-би-си: Я рассказывал то, что говорил и кстати, мы показывали польские вертолеты. Так что я вам очень благодарен. Спасибо большое за возможность пообщаться.

[...]

А.Л.: Хорошо. Ну не обижайся, ты сам затеял этот разговор. Он для нас сегодня абсолютно не актуален, абсолютно. Все, что ты говорил – это для нас уже не имеет никакого значения.

Главные новости Бреста за неделю
Жировка Июль 2022
04-07-2022 102 632 просмотра