Япония – страна «заходящей иены» и «закатывающейся экономики»

Экономика
12:02
120 628 просмотров
Япония – страна «заходящей иены» и «закатывающейся экономики»

Известно, что в разгар мирового финансового кризиса 2008-2009 гг. центральные банки ведущих стран мира начали проводить денежно-кредитную политику, которая получила название «количественное смягчение».

Для того чтобы смягчить кризис и преодолеть его последствия. Суть таких «количественных смягчений» заключалась в увеличении денежной массы и снижении ключевой ставки ЦБ. Эти меры должны были сделать деньги более доступными и дешевыми для экономики.

Увеличение денежной массы достигалось путем покупки центробанками государственных долговых бумаг (преимущественно казначейских облигаций), что приводило к наращиванию их активов. Ведущие центробанки мира (ФРС США, Европейский центральный банк, Банк Англии, Банк Японии) за несколько лет увеличили свои активы в несколько раз. Что касается ключевой ставки, то некоторые ЦБ не просто ее уменьшили, они сделали ее отрицательной (чего ранее никогда не случалось). Отрицательную ключевую ставку на некоторое время установили центробанки Дании, Швеции, Швейцарии.

Через несколько лет после окончания мирового финансового кризиса центробанки стали сворачивать политику «количественных смягчений». Тем более что в некоторых странах обозначилась угроза разгона инфляции. А для борьбы с ней требовались уже «количественные ужесточения» – сжатие денежной массы и повышение ключевой ставки. Правда, «количественные ужесточения» были прерваны в 2020 году в связи с так называемой «пандемией ковида», которая спровоцировала экономическую рецессию в большинстве стран мира. Но в 2022 году обозначился новый вал инфляции в мировой экономике (его связывали с начавшимися антироссийскими санкциями) и почти все ведущие ЦБ вновь вернулись к «количественным ужесточениям». В июле 2022 года ЦБ Дании перевел ключевую из отрицательной зоны в положительную. Банк Швеции сделал это еще раньше – 1 января 2020 года. Национальный банк Швейцарии из отрицательной зоны вынырнул в положительную только в сентябре 2022 года. ЕЦБ поднял ключевую ставку с нулевой отметки до значения 0,50% в июле 2022 года. И т. д.

Все ведущие ЦБ действовали достаточно синхронно. За исключением одного. Речь идет о Банке Японии. Для справки: этот центробанк входит в четверку ведущих ЦБ мира. На начало лета этого года величина активов ЦБ, входящих в топ-4, была следующей (трлн долл.): ФРС США – 7,2; ЕЦБ – 7,1; НБК (Народный банк Китая) – 6,0; Банк Японии – 4,9. Если соотносить величину активов ЦБ с размерами ВВП страны, то Банк Японии – единственный, у которого эти активы больше, чем ВВП (величина последнего по паритету покупательной способности иены к доллару США в 2023 году равнялась 4,2 трлн долларов). А у США, например, активы ФРС составили менее 28%. У Китая пропорция еще более скромная. А вот у Японии – более 100%! Это означает особую значимость центробанка для экономики страны Восходящего солнца. Особая значимость ЦБ для экономики Японии проявляется даже в том, что высший орган управления в Банке Японии называется Политическим советом (состоит из 9 человек во главе с председателем и его двумя заместителями).

Итак, Банк Японии уже долгие годы проводит курс на «количественные смягчения». И до самого последнего времени никаких признаков перехода Банка Японии на рельсы количественного ужесточения не было.

Хотя экономисты пишут и говорят, что «количественные смягчения» – новое явление в политике центробанков, которое было порождено мировым финансовым кризисом 2008-2009 гг., однако, как оказывается, Банк Японии такими «смягчениями» начал заниматься задолго до указанного кризиса. Еще более четверти века назад, в феврале 1999 года, Банк Японии без особой шумихи опустил ключевую ставку с 0,50% до нулевой отметки. Кажется, до того момента таких прецедентов в деятельности центробанков не было. Нулевая ключевая ставка выглядела как некий абсурд, это противоречило тогдашним учебникам экономики.

Но Банк Японии в очередной раз удивил весь мир, когда в августе 2016 года нулевую ключевую ставку опустил до отметки минус 0,10%. И Банк Японии оказался рекордсменом среди ЦБ по времени, в течение которого он держал ключевую ставку в отрицательной зоне. Она была выведена оттуда лишь в марте нынешнего года. Получается без малого восемь лет. Банк Японии приучил жить экономику страны в условиях полного денежного «расслабления».

Такое «расслабление» возымело сильно негативное влияние на экономику Японии. Некогда Страна восходящего солнца продемонстрировала всему миру «экономическое чудо». Разрушенная Второй мировой войной экономика Японии восстала из пепла. В 70-е годы она в капиталистическом мире стала второй экономикой после США. До конца прошлого столетия ее приводили как пример страны с высокой динамикой экономического развития. По данным МВФ, доля Японии в мировом ВВП в 1980 году равнялась 7,95%. В 1991 она достигла 9,08%. Это было пиковое значение.

А дальше началась пробуксовка. Темпы экономического развития Японии стали стремительно падать, причем они были уже даже ниже среднемировых. Вот данные по доле Японии в мировом ВВП (%): 2000 г. – 6,84; 2010 г. – 5,02; 2020 г. – 3,98; 2023 г. – 3,70. Согласно прогнозу МВФ, доля Японии в 2029 году сократится до 3,21%. Эти цифры свидетельствуют об экономическом закате Страны восходящего солнца. И чтобы остановить или хотя бы затормозить этот закат, Банк Японии еще в 90-е годы прошлого столетия стал тихой сапой проводить денежно-кредитную политику, которая позднее была названа «количественными смягчениями».

Банк Японии тянул до последнего, не желая прерывать затянувшийся на 25-30 лет период «денежного расслабления». Это было смертельно опасно для Японии. «Денежное расслабление» Японии сопровождалось стремительным ростом государственного долга Страны восходящего солнца. Рост госдолга – оборотная сторона процесса наращивания активов Банка Японии и денежной массы. В результате страна «экономического чуда» также прославилась тем, что у нее образовался рекордно высокий уровень долга. Величина государственного долга Японии по отношению к ее ВВП составила (%): 1990 г. – 63,0; 2000 г. – 135,6; 2010 г. – 205,9; 2020 г. – 258,7; 2022 г. – 261,3. Для сравнения отмечу, что в США в 2022 году государственный долг составил 121,4% ВВП. А в Европе самый высокий относительный уровень государственного долга у Греции, в 2022 году он равнялся 177,4% ВВП. А у следующей за ней Италии – 144,4% ВВП.

Ведущие ЦБ (ФРС США, ЕЦБ, Банк Англии и др.) заявили, что будут сокращать денежную массу и свои активы путём продажи находящихся на их балансах казначейских бумаг. Кое-то что делается. Но очень медленно. А вот Банк Японии (в отличие от других ЦБ) пока никаких серьезных и конкретных заявлений насчет «разгрузки» своего баланса от казначейских бумаг вообще не делает. До сих пор ЦБ Японии такие бумаги не продает, а продолжает скупать (чистые закупки бумаг остаются на уровне 38 млрд долл. в месяц).

Японские казначейские бумаги в активах Банка Японии в настоящее время занимают 78%. Их чисто символическая доходность не позволяла бы держаться этому центробанку на плаву, он был бы хронически убыточным. Спасают его находящиеся на балансе американские казначейские бумаги, позволяющие Банку Японии, образно говоря, «поддерживать штаны».

Понятно, что государственный долг надо обслуживать, т. е. платить по нему проценты держателям казначейских бумаг. Расходная часть государственного бюджета Японии на 2024 года запланирована в размере 112,57 трлн иен (763,2 млрд долл. США). При этом расходы на оборону (которые в бюджетах многих стран являются главной статьей бюджетных расходов) должны составить 7,94 трлн иен (53,8 млрд долл.). Но главной статьей японского бюджета является не оборона, а обслуживание государственного долга. На эти цели запланированы расходы в размере 27,1 трлн иен (190 млрд долл.), что станет самым высоким показателем за всю историю. На процентные расходы (т. е. расходы по обслуживанию госдолга) приходится четверть (24,9%) расходной части японского государственного бюджета. Процентные расходы больше расходов на оборону более чем в 3,5 раза!

Для сравнения отмечу, что процентные расходы растут и в бюджетах многих других стран. Например, в США в текущем финансовом году, как отмечают эксперты, они впервые сравняются с расходами на оборону и даже немного их превзойдут. Но ведь процентные ставки по казначейским бумагам США привязываются к ключевой ставке ФРС США, а она там сегодня 5,5%. А в Японии, как я отметил выше, только три месяца назад (в марте 2024 года) впервые ключевую ставку повысили с минус 0,10% до плюс 0,10%. Кстати, это вообще первое повышение ключевой ставки начиная с 2007 года. Такого затяжного денежного «расслабления» (17 лет) не знает ни один ЦБ мира.

Проценты по казначейским бумагам Японии чисто символические, они не превышают одного процента (по десятилетним бумагам – 0,9%). В отличие от казначейских бумаг США, доходность которых находится сегодня в диапазоне 4,5-5,0 процентов. Почувствуйте разницу. Нетрудно подсчитать, что если бы доходность японских казначейских бумаг находилась на уровне американских, то Стране восходящего солнца не хватило бы и всего бюджета для обслуживания своего государственного долга.

Вот почему Банк Японии так упорно не желал идти в ногу с другими ведущими центробанками, которые переходили от «мягкой» («голубиной») денежно-кредитной политики к «жесткой» («ястребиной»). Но и до бесконечности продолжать «мягкую» политику Банк Японии также не может. Пока другие ЦБ проводили «мягкую» политику, японская иена чувствовала себя вполне неплохо: ее курс по отношению к другим валютам оставался достаточно комфортным для экономики Страны восходящего солнца. А вот когда ФРС США, ЕЦБ, Банк Англии стали ужесточать свою политику, то это привело к снижению курса иены. Более высокая ключевая ставка в стране по сравнению с ключевыми ставками в других странах привлекает капитал в такую страну и повышает курс валюты такой страны. И, наоборот, более низкая по сравнению с другими странами ключевая ставка оказывает понижательное влияние на курс валюты такой страны. Японская иена еще в 2021 году имела курс по отношению к доллару: 105 иен за доллар США. А в настоящее время курс уже 158 иен за доллар США. За три года японская иена ослабла по отношению к американскому доллару примерно в полтора раза!

А, может быть, Токио к этому и стремится, специально ослабляет иену для того, что стимулировать свой экспорт? Такая версия не проходит. Во-первых, слишком уже значительное («избыточное») ослабление, если его рассматривать как способ стимулирования экспорта. Вот, Китай, например, в плановом порядке снижает курс своего юаня (прежде всего, по отношению к доллару США), но очень «небольшими порциями». Во-вторых, у Японии дефицитный торговый баланс, т. е. импорт существенно превышает экспорт. А в этом случае потерь от снижения курса национальной валюты больше, чем выигрыша.

Следует напомнить, что японская иена – резервная валюта. Во-первых, таков ее международно-правовой статус. Она включена Международным валютным фондом в так называемую «корзину СДР» (другими валютами, включенными в «корзину» и имеющими официальный статус «резервных», являются доллар США, евро, британский фунт и китайский юань). Во-вторых, ее охотно накапливали в своих международных резервах многие страны. Охотно до тех пор, пока у иены был растущий или стабильный курс. Но сейчас он стал падающий (не только по отношению к доллару США, но также к евро и даже юаню). Такую «падающую» валюту накапливать нет смысла. Иена будет терять свою привлекательность как международная валюта со всеми отсюда вытекающими последствиями для Страны восходящего солнца. Также «падающая» иена удорожает для японских компаний импорт, способствуя росту дефицита торгового баланса Японии.

Та ситуация, в которую попала Япония и которую я обрисовал, является тупиковой и для Банка Японии, и для всей Страны восходящего солнца. В Банке Японии и правительстве страны судорожно ищут выход из этого тупика. Но выхода не просматривается. Японию без натяжки можно назвать страной «заходящей иены» и «закатывающейся экономики».

Автор: Валентин Катасонов, российский экономист