image

«Вы не понимаете – это другое», Или как я общался с белорусскими оппозиционерами

Мнения
11:28
18 304 просмотра
Юрий Подоляка
Юрий Подоляка

Сегодня свой материал я хочу посвятить Беларуси, вернее свои воспоминания о поездке в Беларусь и в первую очередь воспоминания моей поездки из Минска в Гродно.

Нас ехало 3 человека и водитель. Погода была промозглая и хорошо способствовала разговору. И на протяжении трех часов мы с ребятами говорили о жизни, ну и с учетом того, что я уже заранее знал, что водитель является сторонником БЧБ, потому что тот человек, который мне его порекомендовал, он сказал:

«Я знаю водителя – он хороший, но он сторонник БЧБ и тебе будет очень интересно с ним поговорить».

Собственно говоря, так оно все и вышло... А два других попутчика – они тоже оказались в какой-то степени оппозиционерами – один сочувствующий и оппозиционно настроенный к нынешней власти, так как хотел чего-то нового, другого, светлого, а девушка, которая с нами ехала – она была ярая сторонница БЧБ и она довольно неплохо пыталась объяснить свою точку зрения.

В общем, разговор у нас получился очень интересным. Вспомнить я его решил в связи с тем, что предыдущему моему ролику, в котором я описывал ситуацию в Литве: о том, откуда Литва берет свои деньги, а так же, как правильно считать среднюю литовскую зарплату. Я получил некоторые комментарии типа:

«Юрий, ну зачем вы все это объясняете? Умным людям и так все понятно, а те люди, которые убеждены в противоположной точке зрения – им ты все равно ничего не объяснишь».

Вы знаете, я уже не однократно сталкивался с таким случаем, когда с человеком начинаешь говорить, он ярко против тебя настроен, но через время, через несколько месяцев, через год, он становится твоим коллегой. В том числе и по Беларуси. С некоторыми ребятами, с которыми я переписываюсь до сих пор, мы уже, так сказать, в хороших отношениях, а вот начиналось наше знакомство с того, что они писали мне в личку комментарии:

«Юрий, вы ничего не понимаете! Я вам сейчас расскажу, что происходит у нас в Беларуси!».

Проходили недели.… Потом они складывались в месяцы, и люди, в том числе вследствие того, что они видели действительность, и так же мы с ними общались, они становились совершенно противоположными людьми с точки зрения отношения к тому, что происходит в их стране.

Я до сих пор считаю разговор, особенно разговор с правильными примерами, когда человек поражается в разговоре своим собственным открытием, основанным на его собственных словах – это обычно самый лучший способ убедить человека в том, что он не прав. Главное ему не говорить, что он не прав. Главное просто правильно подтолкнуть к данной мысли.

И вот сегодня приведу несколько примеров, как я это сделал со своими попутчиками из Минска в Гродно. А началось все с того, что я сел в такси, в котором уже сидел водитель, девушка, потом по дороге мы заехали в Минский аэропорт и забрали еще одного нашего попутчика и, зная уже ситуацию, я начинал провокационно вбрасывать тему: «Ну, как вы относитесь к тому, сему…?» И у нас потихоньку вышел разговор на такие, довольно-таки, откровенные темы. Причем я сразу задал вопрос, когда выяснилось, что ребята скептически относятся к действующей власти:

«А что вас, собственно говоря, не устраивает в том, что сейчас происходит в стране?»

Ну и первым я сразу услышал – это зарплата, почему я, собственно говоря, к зарплате литовцев так не ровно дышу, а еще я услышал термин, что, мол, мы хотим жить как в Европе, чтобы мы спокойно могли путешествовать, работать в Европе и чтобы нас ничего не стесняло, чтобы наши дети росли в свободной стране и могли нормально развиваться и соответственно получить хорошее и качественное образование, чтобы они могли найти себя в жизни. В общем, за все хорошее против всего плохого. И тут я начал применять свой метод – я подождал минут 5-10, пока разговор пошел на другие темы и вернул его обратно. Говорю:

«Ребята, а вы где побывали в своей жизни?»

Оказалось, что ребята и в Литве были, и в Польше были, и вообще они с Европой знакомы очень даже неплохо. Хорошо знают о той жизни, собственно говоря, поэтому они так и говорят. А вообще, я говорю:

«Какая сейчас проблема выехать из Беларуси или раньше была проблема выехать из Беларуси, поработать в Польшу, Литву и т.д.?»

«Да вообще никаких проблем, все нормально, берешь и едешь».

И тут я делаю контрольный в голову:

«Так, подождите, вы же мне только 10 минут назад рассказывали, что главной причиной, почему вы вышли на майдан – это то, что вы хотите спокойно и свободно ездить в Европу. Чтобы вам никто не препятствовал спокойно это делать. А по факту получается, что вы уже и сегодня и до майдана вашего, имели эту возможность? Так чего вы, собственно говоря, хотите?»

Ну, и естественно они сразу перешли на запасные рубежи, мол, хотим свободы для наших детей, а еще хотим высоких зарплат, потому что у нас зарплаты низкие.

На тот момент я уже знал, что зарплаты не такие уже и низкие. Средняя зарплата в Беларуси на тот момент составляла примерно 600$. И с учетом того, что я, например, знал как устроены налоговая система Литвы, т.е. те 1,5 тыс. евро, которые на тот момент были официальной средней зарплатой в Литве, а на руки это было, по-моему, даже меньше, 980 с чем-то евро на тот момент, когда этот разговор проходил, статистика такая была. И я сказал:

«Ребята, на самом деле, ваши 900 с чем-то евро в Литве и 600$, ну пусть там 550 или 540 евро в Беларуси – это вполне себе сопоставимые деньги. Причем можно очень долго спорить, где больше, а где меньше, с учетом той социальной нагрузки, соответственно косвенных доходов, которые вы получаете, живя в Беларуси, в том числе и очень низкой коммунальной платы».

Причем, как выяснилось, мои попутчики ровным счетом об этом ничего не знали. Они знали о Литве и литовской зарплате только то, что у них 1,5 тыс. евро. И, соответственно, даже не смотря на то, что им было, грубо говоря, уже около 30, даже за 30 лет некоторым, так вот они до сих пор даже не могли себе представить, что зарплаты в разных странах считаются по-разному.

Они то считали, что вот эти 600$, которые они сегодня получают в среднем в Беларуси, их надо сравнивать с 1,5 тыс. евро, а когда они услышали, что сравнивать надо сравнимо, а в данном случае это где-то 980 евро и 600 $, и опять же, здесь нужно учитывать, что они еще и получают добавочные блага, с которыми тоже согласились.

Да, в Беларуси гораздо больше бесплатных услуг, возможностей для реализаций, чем в Литве. И они это тоже, кстати, знали, но, тем не менее, они то считали, что 1,5 тыс. евро. Ну и думают, ладно, 1,5 тыс. – это столько, вот это столько, вот это столько – в целом это намного больше, чем в Беларуси. А вот если эти вычеты делать, начиная с 980 евро, то жизнь становится далеко не такой однозначной. И для них это стало еще одним откровением.

И так, потихоньку мы уходили в сторону, и потом, потихоньку, я вывел разговор к свободе детей. Причем у девушки оказался ребенок, возрастом 3-4 лет, которая мне рассказывала, что она очень хочет, чтобы ее дочь выросла свободной, не закрепощенной, чтобы ее ничего не стесняло. Я сказал:

«А давайте предположим ситуацию: ваш ребенок пытается засунуть пальцы в розетку, что вы ему сделаете?»

«Я ему объясню, что так делать нельзя, что будет очень больно и т.д.»

«Подожди, 2-х летнему ребенку ты объяснишь, что так делать нельзя, потому что будет очень больно? Ты видно очень плохо знаешь детей, потому что он пока не почувствует боль, он скорее всего тебя не поймет. Ты ему просто запретишь это делать».

«Собственно говоря, то, что делала власть Беларуси, считая вас своими неразумными детьми, запрещая разрушать то, что в целом неплохо работает. Если разобраться, вам никто не мешает сегодня ехать в Европу работать, получать образование, при этом, не разрушая то, что есть у вас на Родине. Потому что пример Украины говорит о том, что если применить полностью те методики, которые были у вас на Майдане, то конечный результат получится именно украинский».

На что я естественно получил ответ:

«Вы не понимаете, у нас – это другое».

Ну да, я так и сказал:

«Да, действительно, откуда мне понять, жителю Украины, из России, правда приехал, поэтому мне очень трудно понять белорусскую действительность, и я очень пытаюсь вас понять. Пока, мне удается это очень трудно, но возвращаясь к вашим детям, все-таки, вы ему запретите».

«Ну да, я ему запрещу!»

Т.е., получается, вы для своего ребенка становитесь диктатором, а не учите его свободе.

«Ну так для его же собственного блага».

«А с чего вы решили, что Лукашенко бил вам по рукам, которые вы совали в розетку, не для вашего же собственного блага? Вот уже прошел год с того момента, как ваши события случились. Ваша свобода сильно изменилась, вам что, запретили ехать в Европу?»

«Да нет, не запретили, мы совершенно спокойно можем поехать в Европу без всяких проблем».

«Вам кто-то не дает учиться в Литовском Вильнюсском Университете?»

«Да нет, без проблем».

«Так получается, свободы вас не лишили?»

«Да, но мы не смогли поменять власть в стране».

«А вот если бы ребенок ваш засунул палец в розетку и его убило бы, вы были бы счастливы, что ребенок добился свободы?»

Чтобы вы понимали, что самое важное в таких разговорах – дать высказаться своему оппоненту, чтобы на основании уже его слов бать его же собственными аргументами. Т.е. ему нужно объяснить его же собственные аргументы, вооружившись теми знаниями, которые есть у вас. Именно по этой причине я эти знания стараюсь вложить в руки, что бы вы могли, уже вооружившись, вот этими вот знаниями убеждать своих земляков. Потому что да, они не будут смотреть мой канал. Мне часто говорят:

«Юрий, ну почему вы тут распинаетесь перед нами, мы ведь все это понимаем. А вот тем людям, которым надо это донести, вы им донести этого не сможете».

Отлично я это понимаю. Я хочу другого. Я хочу дать вам, тысячам, десяткам тысяч людей инструмент, для того чтобы вы уже пошли в массы и уже хотя бы каждый из вас убедит хотя бы одного человека – это значит, что в том числе и я смог убедить десятки тысяч людей, даже если эти люди ни разу не увидят моего блога.

Хочу закончить историю наглядным примером: когда речь зашла об образовании, о том, что мы хотим давать хорошее, правильное, европейское образование, которое позволяет людям нормально развиваться и соответственно достигать успехов в жизни, я плавно перевел разговор на IT-сферу, которая в Беларуси, как вы знаете, очень неплохо развита. И задал простой вопрос:

«Ребята, объясните мне пожалуйста, а по чему, вот я знаю, что есть хорошая, мощная, IT-школа в Беларуси, очень хорошая, IT-школа в России, в Украине, а почему в Польше нет мощной IT-сферы?»

Водитель начал было говорить фразу, и заткнулся буквально на полу слове:

«А это не прест….»

«Ты хочешь сказать, что это не престижная работа? Нет, ты ошибаешься – это очень престижная работа и любой житель Польши и, я думаю, что ты уже понял, когда начал говорить первую половину фразы – понял, что сказал что-то не то. Действительно, программист – это очень престижная работа и в Польше, и в Германии, это очень высокооплачиваемая работа. И поляки естественно очень хотят быть программистами, но, к сожалению, не могут».

У меня сразу аргумент: потому что советская система очень и очень плохая, а поляки, в основном те ж, учились по советской системе и естественно их научили неправильно. Так говорю, подождите, а белорусы говорю, а украинцы учились по какой-то другой системе? Но почему результат в Польше один, а здесь совершенно другой? И почему вы сильно уверены в том, что советская система была плохой? А на самом деле ответ то уже давно известен и уже открыт и уже описан.

Логическое мышление формируется в очень раннем возрасте. Если в дошкольных учреждениях и в начальных классах эти азы не заложены, грубо говоря, это не значит, что именно так все было, но что бы вы понимали, если он вместо того, чтобы 1+1=2 будет рисовать солнышко только и радоваться жизни в эти годы, именно в первые, ранние годы жизни, то никогда из него айтишник не получится. Даже если человек очень талантлив, предрасположен к этому и мечтает быть айтишником всю свою оставшуюся жизнь. Он уже никогда им не будет, потому что у него это не заложен этот аппарат в самом раннем детском возрасте.

То что, собственно говоря, и давала советская система образования, которая до сих пор еще дает и в Беларуси, и в России, к сожалению, в Украине все меньше и меньше, и, скоро Украина, как программистская держава уже иссякнет, тем не менее она тоже до сих пор дает этот продукт, этих специалистов. Если это будет разрушено, то айтишная белорусская школа как и российская, они исчезнут.

А еще очень важно, и здесь я хочу особо подчеркнуть, поэтому я в конце эту историю привожу, дать людям обязательно выход. Показать им выход, причем этот выход они должны найти для себя сами.

Я постепенно перевел разговор на то, что на самом деле советская система образования – это не совсем советская система образования, это Российская имперская система образования, которая в свое время была перенята у Германской империи, той еще самой Кайзеровской Германии. Именно прусский учитель, именно прусская система образования, которая начала формироваться в конце 18 начале 19 в. и вывела Германию, на тот момент абсолютно мало кто представлял, что Германия может стать какой-то великой страной, буквально за несколько десятков лет, превратил Германию в самое бурно развивающееся Европейское государство. С очень мощной наукой, мощнейшая германская наука была весь конец 19 века, весь 20 век и если разобраться, то на Луну американцев отвез лучший ракетчик третьего Рейха.

Можно очень долго спорить на тему: был там кто-то на Луне или не был, тем не менее «Сатурн 5» создал Вернер фон Браун – лучший ракетчик Гитлера. То есть воспитанник той самой немецкой Кайзеровской школы, которую в Советском союзе принято называть советской.

И как только мои оппоненты узнали, что эта система, по которой и они, в том числе, обучались, она не русская, а она немецкая, сразу противоречия в голове ушли. Они сказали:

«Не такая уж, действительно, у нас плохая система образования».

Действительно, немецкая система показывает свои плоды. И вот знаете, я не знаю, удалось ли мне в чем-то их убедить, не удалось, но, по крайней мере, я точно знаю, что после этого разговора они точно советскую и русскую систему образования, которую преподают, в том числе и в Беларуси, уже перестанут презирать. И они будут считать, что это очень хорошая система, по которой должны дальше учиться их дети. Собственно говоря, они это в разговоре и признали.

Ну а остальное во многом зависит от того, насколько они смогут согласиться со своими собственными ошибками, но, скажем так, шанс у них появился, потому что у них появилась пища для размышления. А еще я очень надеюсь на то, что все-таки советское базовое, системное образование, которое, в том числе, в них заложено, а также годы, и надо понимать, что годы – они многое дают. Пока молодой, ты думаешь совершенно по-другому. Когда ты начинаешь взрослеть, а потом когда растишь своих детей, ты начинаешь сам сильно изменяться. И, соответственно, меняются твои приоритеты, а также меняется твое отношение к окружающей жизни.

Я думаю, многие из вас, и я в том числе, в молодости были очень похожи на вот этих молодых бунтарей, которые хотят жить по-другому. Мы вот тоже, в 80-х – 90-х гг. хотели жить по-другому. И мы тоже считали, что мы можем добиться только хорошего, доброго, вечного, а если нам говорили старшее поколение, что возможно мы добьемся не совсем тех результатов, на которые мы рассчитываем, мы тоже говорили, что вы не понимаете, это другое, и какими-то другими похожими словами.

Ну и соответственно сейчас, на сегодняшний момент, наша задача, как я ее вижу – это попытаться удержать нынешнее молодое поколение от тех роковых ошибок, на которые их толкают наши заокеанские партнеры, ну и соответственно заниматься воспитанием уже нового поколения. Именно по этой причине я так много времени уделяю проекту «Кино уроки», вернее системе воспитания, которая, конечно, касается не только доброго, хорошего и вечного, но и мудрого, разумного. Это то, что, я абсолютно уверен, поможет построить совершенно новую систему, которую мы с вами, возможно, уже не сможем построить, но смогут построить наши дети, в которых будет заложено вот то, что мы хотим в них заложить.

Главные новости Бреста за неделю