back b
image

Брестские ремесленники об Указе № 384 «Об осуществлении физическими лицами ремесленной деятельности». Ольга Данилюк и Наталья Мартысюк.

09-11-2017 14:50
559 просмотров
Татьяна Мухоровская

Подруги Ольга Данилюк и Наталья Мартысюк стали ремесленниками с интервалом в 2 года, в начале 2010-х.

Ольга, художник и педагог, закончила БрГУ им. А.С. Пушкина, занимается авторской текстильной куклой.

Ольга. - Я даже не могу сказать конкретно, когда это началось. Помню первые брюки, которые пошила себе на уроках труда в 5-ом классе. Наверное, тогда начала шить одежду для кукол, позже - и сами куклы. С 7-го класса я занималась в студии Ольги Орловой, ездила из Жабинки в Брест. Художественная студия тогда работала на базе Клуба юных моряков. Занятия были очень интересные и разноплановые: нас учили работать с бумагой, тканью, глиной, соломкой…  Это позволило определиться с творческими предпочтениями: с какими-то материалами работать приятнее, комфортнее, другие – менее интересные, не мои.

Наталья. – У меня два образования - бухгалтерское и филологическое, учитель белорусского языка. Сначала работала секретарем, потом специалистом отдела снабжения, в карьерном плане доросла да начальника отдела снабжения. Работа сложная и напряженная, нужна какая-то разрядка, нужно на что-то отвлекаться. Я вспомнила бабушкины уроки и стала вышивать крестиком. Гладью как-то не идет, крестик интереснее.

- Как появляются идеи для вышивки? Что вдохновляет?

Наталья. - Раньше все было просто: нашел готовый сюжет, вышил четко по схеме и доволен. Сейчас могу взять какой-то готовый дизайн и переработать его под свою идею. Это происходит примерно так: нахожу более-менее подходящий готовый вариант, выбираю из него какие-то фрагменты, разрезаю на элементы, компоную по-своему, переворачиваю, переставляю, добавляю элементы, если необходимо. Фактически, делаю новую схему. С одной стороны - это схема, например, парижских вышивальщиц, с другой - полностью моя творческая работа.

- Как вы поняли, что пришло время стать ремесленником?

Ольга. – Все начиналось с подарков родным и близким. Я придумывала разные полезные и оригинальные вещицы. Когда их стало слишком много, выяснилось, что мои работы нравятся и посторонним людям, они интересуются, хотят купить. Значит, есть спрос. Я поняла, что можно продавать, но как это сделать это легально? Наташа к тому времени уже была ремесленником. Она и рассказала, что у ремесленника есть возможность масштабно представить свое творчество на ярмарке, где люди могут увидеть и купить твои изделия. Все стало понятно, логично, системно. Ты вырос из домашних штанишек. Ты получаешь статус: не просто Вася с улицы, который сделал одну куклу и захотел ее продать на ярмарке, а профессионал, который делает штучные и оригинальные вещи.

Наталья. - У покупательской активности есть спады и подъемы. Если ты ремесленник, то берешь на себя определенные обязательства, работаешь, даже если у тебя на этот момент никто ничего не покупает, нарабатываешь. На праздники люди покупают больше и активнее, и тебе есть, что предложить.

- Ремесленник обязан работать и участвовать в ярмарках или имеет право? Это больше «Должен» или «Хочу»?

Ольга.  – Не хочешь – не участвуй. Ярмарки проводятся, в основном, 2 раза в год. Мы уже знаем, что к определенному времени нам надо подготовиться. Это своеобразный дедлайн хорошо стимулирует, заставляет серьезно задуматься о самоорганизации.

- Но ярмарка всего 2 раза в год.

Ольга.  - На ярмарку приходят не только те, кто хочет прямо сразу что-то купить. Есть люди, которым нравится ручная работа, они иногда приходят просто посмотреть. Если работа понравилась, человек берет визитку, зная, что, например, в июле у мамы – день рождения и можно вне ярмарки обратиться к ремесленнику и заказать что-то оригинальное. Ярмарка – это праздник, выставка, знакомство, общение, удовольствие. Мы не только продаем то, что придумали и сделали, но и обмениваемся идеями, материалами, планами.

- По ныне действующему закону вы работаете на ярмарках и сдаете в свои изделия в магазины. Почему в магазине нельзя узнать фамилию мастера? Несколько раз спрашивало, но не сказали.

Ольга.  - В магазине 30% наценка, он заинтересован продать сам.

­- А мастера заинтересованы в том, чтобы их знали?

Наталья. - Мастера заинтересованы в том, чтобы их работа окупилась и принесла прибыль. Между ярмарками есть возможность реализации изделий только через магазин. Одно дело, когда ты делаешь что-то под заказ и совсем другое, когда ты делаешь то, что интересно тебе самому. Твоя работа либо лежит дома на полке, либо в магазине ищет того, кому глянется. Магазин помогает найти человека, которому понравится уже готовое изделие, созданная по вдохновению.

- Фактически мастер соглашается отдать свое произведение магазину на условиях анонимности.

Ольга.  - Есть такой момент. Но можно посмотреть на ситуацию и по-другому. Любители изделий ручной работы часто посещают магазины и, если дело не срочное, они присматривают то, что им понравится, а потом приходят на ярмарку и с большой долей вероятности смогут найти мастера, который это делает. У каждого мастера - свой узнаваемый стиль. Например, если человек зашел в «Скарбницу» и увидел миниатюрную куклу, то он может дождаться ярмарки, увидеть такую же куклу у Наталья Мартысюк и купить у автора.

- Как новый Указ №384 «Об осуществлении физическими лицами ремесленной деятельности» повлияет на вашу работу?

Наталья. - Конкретно на нашу с Ольгой деятельности этот Указ №384 скорее всего никак не повлияет. Он больше для тех людей, чьи виды деятельности под указ не попадали. Например, для изготовления и продажи мыла ручной работы, раньше нужно было оформлять индивидуальное предпринимательство, а там совсем другие расчеты.

- По новому Указу №384 ремесленникам разрешена реклама в сети интернет. Вам это важно?

Наталья. - Конечно. В старом Указе это не было четко регламентировано, однозначно запрещено или разрешено.

Ольга.  - У нас нет интернет магазина. Есть страничка в социальной сети, где я могу рассказать о том, что съездила в отпуск, сын получил грамоту в школе, я сшила новую куклу и выложила ее фотографию. Этого никто не запрещает.

Наталья. – Хорошо то, что сейчас можно будет официально говорить, что мы продаем, можно указать цену, можно написать «кукла продается» и это будет законно. В новом Указе все прописано более четко. Есть и другие нововведения, как продажа по почте или работа в творческой мастерской. Но для нас это не актуально, у нас не настолько большие объемы.

Ольга.  – В интернете я читала, что новому Указу №384 ремесленный сбор будет соответствовать не одной базовой величине в год, как было раньше, а трем. Пишут, что это связано с тем, чтобы сдержать поток людей, которые оформляют ремесленничество, чтобы не попасть под нормы закона «О предупреждении социального иждивенчества». Для нас, конечно, это большой минус. Среди ремесленников есть люди разного уровня дохода. Кто-то делает и продает много, кто-то занимается фактически «хобби на диване» и участвует в ярмарках 2 раза в год.

- Ремесленники имеют право продавать свои изделия. Может быть имеет смысл объединиться и организовать магазин?

Наталья. - В принципе это можно было бы сделать, но тогда – это полноценный бизнес. Как ремесленник, я могу продавать только то, что сделала своими руками. Продажа изделий других ремесленников – это уже совсем другой вид деятельности. Другая правовая область.

- А, если объединиться и вместе арендовать мастерскую нескольким мастерам, и в ней же продавать свои изделия?

Ольга.  - Лично у меня сразу возникает вопрос, зачем? У меня есть дома комната, где я могу работать в любое удобное время, где собраны все нужные мне материалы, швейная машинка, компьютер. И не надо тратить время и деньги на дорогу.

Наталья. - Мастерская, по-моему, нужна тем, у кого более технически сложные виды деятельности, что-то масштабное, типа гончарства, мыловарения, плетения из лозы или соломы. Здесь нужно много места.

Наталья. - Наверное, об этом нужно было сказать с самого начала. Ремесленничество – это вид деятельности, который позволяет монетизировать хобби.  Все мы начинали с того, что делали что-то для себя либо в подарок. Когда ты развиваешься, появляются люди, которые хотят, чтобы ты что-то изготовил и продал им. Тогда и нужно регистрироваться ремесленником, чтобы иметь законную возможность продавать свои работы, вернуть те деньги, которые потрачены на материалы, а они достаточно дороги. Надо понимать, что для дорогой куклы нужны дорогие ткани. Если я вышиваю полотенце, которым будет пользоваться хозяйка на кухне, например, то я возьму и более качественные и износостойкие нитки для вышивки. Для себя можно иногда сделать что-то попроще.

- Насколько это доходное занятие?

Ольга.  - Моя мама, когда я что-то продаю, говорит: «Ну вот, на новую ткань хватит». Выходит, что получаем чуть больше, чем тратим.

- Как семья относится к вашим занятиям?

Наталья. - Нормально, не мешает. Муж мне даже иногда помогает. Бывает, делаешь какую-то работу и не можешь принять решение по какой-то детали. Вроде бы ерунда, пришить бантик синенький или беленький. Я зову мужа, а он говорит, что вообще пришил бы пуговицу. И я вдруг понимаю, что именно ее тут и не хватает. На самом деле, пока это было только хобби, мужу казалось, что я ворую время у семьи. Когда я стала ремесленником и стала продавать свои работы, мне кажется, он даже еще больше стал меня уважать. В разговоре с друзьями не раз хвалил мои вышивки и куклы.

Ольга.  - Мой муж не выдержал – смеется Ольга. – Кто-то видит свое счастье в возможности творить, а кто-то – в возможности держать банкноты в руках.

Мы еще минут 15 посидели за столиком, пили кофе, ели пиццу, слушали музыку, просто болтали «ни о чем». Все-таки приятно ненадолго забыть делах в хорошей женской компании.