image

«Когда приходим в кафе или в магазин – используем пантомиму»: немцы о Бресте, волонтёрстве и белорусской картошке

icon 11:49
icon6 197 просмотров
«Когда приходим в кафе или в магазин – используем пантомиму»: немцы о Бресте, волонтёрстве и белорусской картошке

Ёшуа Франц и Макс Даннер приехали в Брест по волонтёрской программе. Уже порядка 6 месяцев они живут в нашем городе и помогают брестскому отделению общественной организации YMCA. Мы встретились с ребятами и руководителем YMCA Brest, Инной Палийчук, и поговорили про их волонтёрскую программу, отличиях между немцами и белорусами и… о картошке.

Ребята, откуда вы приехали к нам волонтёрить и как вы на это решились?

Макс (на фото ниже): Я из юго-западной части Германии. После школы поступил в университет, где получал образование в области политики. Помимо этого, во время учёбы я изучал английский и французский языки. Что касается работы, то пробовал работать поваром в ресторане, продавцом, а потом в молодёжной организации Evangelisches Jugendwerk Bezirk Ohringen. Там я помогал организовывать разные мероприятия, летние лагеря. После этого немного работал учителем. Я считаю, что жизнь – это путешествие. Наверное, именно поэтому быстро решился на предложение приехать сюда. До поездки на годичное волонтёрство к вам, я уже был несколько раз в Беларуси, поэтому хорошо знал куда еду.

«Когда приходим в кафе или в магазин – используем пантомиму»: немцы о Бресте, волонтёрстве и белорусской картошке

Ёшуа: Я тоже из южно-западной части Германии. После учёбы в школе я не стал продолжать обучение в университете и занялся волонтёрством. Мне казалось, что беларусы достаточно открыты в общении, поэтому, наверное, это стало решающим факторов в согласии приехать волонтёрить к вам.

Были ли у вас стереотипы про Беларусь и белорусов:

Ёшуа (на фото ниже): Лично у меня не было стереотипов. Но у моих друзей из Германии они были. Друзья говорили мне, что в Беларуси очень много пьют водки (смеётся). И при этом, они никогда не были в Беларуси.

«Когда приходим в кафе или в магазин – используем пантомиму»: немцы о Бресте, волонтёрстве и белорусской картошке

Макс: Первый стереотип, это то, что Россия и Беларусь – это что-то одно целое и нет никакой разницы между этими двумя странами. Второй – что люди очень строгие и следуют определённым правилам. Делают всё чётко и исполнительно. Как в армии. Но это не мои стереотипы, это то, о чём думают люди в Германии, когда слышат о Беларуси. Я давно общаюсь с белорусами, поэтому у меня нет каких-либо стереотипов.

Чем волонтёры занимаются в организации?

Инна (на фото ниже): Наша организация, YMCА, уже 10 лет является партнёром с EJO (Evangelisches Jugendwerk Bezirk Ohringen). В течении этого времени мы ездили к ним в гости на стажировки, они приезжали к нам. А сейчас, как результат этой работы, вот такое доверительное отношение – отправка своих волонтёров к нам на годичное пребывание. Два года назад к нам уже приезжал волонтёр от этой организации, поэтому мы знакомы с тем, что такое принимать иностранных гостей у себя в организации (улыбается). Чтобы приехать иностранным волонтёрам к нам в страну, необходим проект. На это Европейский Союз выделяет средства. Ёшуа приехал ещё в октябре, и его главная задача – проведение курсов немецкого языка, работа в молодёжном клубе Y-teens, в английском клубе и в целом в нашей организации. Макс приехал позже – в феврале. Он сейчас тоже занимается работой в немецком и английском клубах, также в его проекте есть идея на проведение ряда мероприятий спортивной тематике в разных деревнях вблизи Бреста. Главная цель этих мероприятий – объединить людей через спорт.

«Когда приходим в кафе или в магазин – используем пантомиму»: немцы о Бресте, волонтёрстве и белорусской картошке

Что вы уже успели сделать за время нахождения в Беларуси, за время волонтёрства в YMCA?

Ёшуа: Сложно ответить на этот вопрос, так как каждый день я делаю что-то новое, чего раньше не делал. Например, находить общий язык с людьми при помощи мультиязыковой культы. Я учу русский, но не считаю себя талантливым к языкам.

Макс: Первым делом, после приезда, я пытался узнать стиль жизни белорусов. Затем начал учить русский язык и завёл несколько друзей-белорусов. Для меня очень важно получить опыт в преподавании. И уже сейчас я вижу, что стиль в этом деле в моей и вашей стране совершенно разный. В Беларуси преподавание направлено на то, чтобы школьники поскорее становились взрослыми и самостоятельными. В Германии же всё наоборот – детство стараются сохранить максимально долго, насколько это возможно. Считается, что это очень важная часть жизни. Лично я считаю, что у детей должно быть детство, но после 16 лет уже пора становиться взрослым человеком (улыбается).

«Когда приходим в кафе или в магазин – используем пантомиму»: немцы о Бресте, волонтёрстве и белорусской картошке

Насколько тяжело было подготовить всё к приезду волонтёров?

Инна: Это всё энергозатрано. Как минимум, тяжело найти было жильё для ребят. Например, мало кто соглашался, чтобы у них снимали квартиру иностранцы. И тем более парни. Когда мы сняли квартиру для ребят, стало понятно, что в ней нет минимальных, но очень важных для жизни, вещей. Тех же ложек, тарелок… Поэтому мы просили помощи у других волонтёров из нашей организации, неравнодушных брестчан. Но особенно тяжело нам дался процесс оформления временного проживания Макса и Ёшуа в Бресте. Мы хотели Макса оформить как волонтёра. Мы знали, что в Минске у одной общественной организации уже есть такая практика. Мы хотели пойти по их пути. Но в Бресте нам это сделать не удалось.

А нужны ли нам волонтёры из-за границы и стоит ли нашим молодым парням и девушкам ездить волонтёрить в туже Германию? Важно ли это?

Инна: Я лично была волонтёров в общественной организации в Германии больше года и могу сказать, что этот опыт очень многому меня научил. Я получила как опыт в работе в общественной организации, так и нахождения общего языка с людьми из другой страны и другой культуры. Сейчас, когда у нашей организации появилась возможность принимать иностранных волонтёров у себя – это гордость. Это не только большой плюс для принимающей организации, но и для тех людей, которые приходят на наши мероприятия. Ведь не у всех у них есть возможность поехать в туже Германию и пообщаться там с местными жителями. А здесь, наши немцы-волонтёры, живут каждый день, и ты можешь прийти, пообщаться, узнать что-то о их стране, культуре. Что касается опыта поехать нашим ребятам заграницу и быть там волонтёров в организации, скажу одно: это бесценно.

Насколько сложно находить «общий язык» с брестчанами?

Макс: В Бресте не так много людей, которые свободно владеют английским. Ещё меньше – знающих немецкий. Поэтому, когда мы приходим в общественное место, типа кафе или в магазин, мы чаще используем пантомиму, чтобы изъясниться (смеётся). К примеру, когда мы хотим купить булочку, мы её фотографируем и пальцами показываем цифру.

«Когда приходим в кафе или в магазин – используем пантомиму»: немцы о Бресте, волонтёрстве и белорусской картошке

Ёшуа: Люди в Бресте очень дружелюбные. Они тебя не ненавидят, из –за того, что ты не говоришь на русском, они пытаются понять тебя и объяснить тебе на неродном для них языке. Как-то мы с Максом шли по улице и разговаривали на немецком и какой-то парень подбежал к нам и с улыбкой сказал: «О, Deutschland, Deutschland»… Это было забавно.

Макс: У жителей Бреста иностранная речь больше вызывает интерес, чем непринятие.

А есть какие-либо вещи, которые удивили вас в Бресте?

Макс: Меня удивляют люди. А ещё для меня очень странно, что рядом со старыми зданиями стоят «уродливые» блочные. И это сильно «бьёт в глаз».

Ёшуа: Мне тоже нравятся люди в вашем городе. В Германии я живу в небольшой деревне, а сюда я приехал в большой город, с большим числом жителей и с большими зданиями. Что касается зданий, то поначалу мне казались они все одинаковыми, поэтому мне было сложно запомнить, что и где находится.

«Когда приходим в кафе или в магазин – используем пантомиму»: немцы о Бресте, волонтёрстве и белорусской картошке

А как отличается еда, которую вы сейчас едите у нас, от той, которую ежедневно употребляете у себя в Германии?

Макс: Мне нравится готовить. Не скажу, что вся еда, которую мы готовим, очень сильно отличается от того, что мы едим в Германии. Но если же говорить о мясе – тот тут есть существенные отличия. В Германии очень легко выбрать недорогое мясо и его выбор – огромный. В Беларуси же всё иначе. У вас оно стоит очень дорого, и выглядит не очень хорошо. И из-за этого я даже стал использовать больше овощей в своём рационе. А если и покупаю мясо, то чаще всего это курица.

Ёшуа: Самое главное – знать, что ты покупаешь. Но это не просто, так как на этикетках всё написано на русском. Ещё в самом начале нашего пребывания в Бресте наши друзья объяснили нам, что нужно покупать, а что нет. Однажды я даже купил кефир вместо молока. Перепутал. А всё из-за похожих упаковок.

А картошка вкуснее наша, или та, которую выращивают в Германии?

Макс: Она не лучше и не хуже. Картошка в Германии имеет другой вкус. Вот и всё. Но нравится мне всё же наша, немецкая картошка. Она лучше подходит для жарки. А ваша – для варки.

Ёшуа: Я лично особенно не заморачиваюсь по поводу картошки. Беру первую попавшеюся. Но в любом случае, у вас она дешевле чем в Германии.

Насколько отличаются белорусы от немцев?

Ёшуа: Я не вижу сильных отличий, но скажу, что у вас молодые люди выглядят взрослее чем они есть. Девушки, например, используют много косметики и поэтому кажутся взрослыми. Одевают высокие каблуки. Меня это удивляло, ведь зачем тебе казаться взрослой, если ты ещё так молода?

Макс: Разница в основном в одежде. Возможно в цвете. Но в Беларуси люди выглядят очень натурально. В германии же люди стараются выглядеть «сверх» того, что они из себя представляют на самом деле.

«Когда приходим в кафе или в магазин – используем пантомиму»: немцы о Бресте, волонтёрстве и белорусской картошке

Были ли вы где-то ещё кроме Бреста?

Макс: Я был в Лиде, а вместе с Ёшуа ездили ещё и в Понемоцы (деревня, где находится главный офис организации YMCA) и в Беловежскую пущу. В нашем волонтёрском проекте есть каникулы, поэтому мы думаем отправиться в путешествие и жить в палатках. Главное – это что, что мы не будем планировать свой маршрут и произвольно покупать билеты на поезда и электрички.