В Канаде арестовали финансового директора Huawei Мэн Ваньчжоу

icon 00:51
icon 2 232 просмотра

Huawei

В Канаде арестовали финансового директора Huawei Мэн Ваньчжоу. Ее обвиняют в том, что она «способствовала нарушению санкций, принятых США против Ирана, и обманывала на этот счет американские финансовые учреждения». Сейчас Ваньчжоу находится под домашним арестом, но если ее экстрадируют в США, то ей может грозить до 30 лет тюрьмы. В ответ китайские власти обвинили западные страны в двойных стандартах и считают претензии к компании Huawei необоснованными.

Так в чем же суть проблемы? А дело все в том, что китайские корпорации активно участвуют в создании сети стандарта 5G, которая позволяет передавать данные во много раз быстрее, чем 4G. И здесь оказалось, что западные компании начали серьезно уступать конкурентам из Поднебесной как по цене, так и по качеству. Сперва все это вызывало лишь озабоченность за океаном. Но когда китайцы стали активно выходить на западные рынки, у них начались серьезные проблемы. США, вопреки всем принципам свободной торговли, планируют полностью запретить американским компаниям приобретать оборудование китайских производителей Huawei и ZTE. Вашингтон призывает к аналогичным мерам и страны ЕС. И дело здесь, очевидно, совсем не в политике, а исключительно в деньгах и разделе рынка. Современный мир глобализован, и ответ Пекина на столь жесткие протекционистские мерыне заставит себя долго ждать.

ВЫХОД БЕЗ ВЫХОДА?

Знаете, какое слово звучит в репортажах и аналитике зарубежных СМИ касаемо «брексита»? Это слово «сделка». Оно во многом объясняет суть происходящего: на кону как-никак десятки, если не сотни миллиардов евро, которые каждая сторона (и сама Британия, и Евросоюз, из которого она должна выйти до конца марта) рискуют потерять в результате того или иного сценария. Сложная бухгалтерия отнюдь не добавляет ясности в бракоразводный процесс - как по срокам, так и по условиям этой самой громкой политической сделки. Британский парламент отверг ее в том виде, который предлагает правительство Т. Мэй. При этом никакой внятной альтернативы оппозиционные парламентарии не предлагают. Никто не хочет брать на себя ответственность за Brexit, и именно это видится залогом сохранения Терезы Мэй на своем посту. Она уйдет лишь тогда, когда на нее повесят всех «собак» за неудачи и провалы выхода из ЕС. Впрочем, будет ли этот выход осуществлен в намеченные сроки - 29 марта в 23.00 по Гринвичу? Еще большой вопрос.

Ведь к брекситу, судя по всему, оказались не готовы сами британские элиты. Референдум о независимости от ЕС был инициирован с целью выбивания Лондоном дополнительных коврижек на волне миграционного кризиса. Впрочем, и итоги того голосования 2016 года весьма неоднозначны. Говорить, что подданные Елизаветы II массово поддержали выход из ЕС, - большое упрощение. Народ де-факто раскололся пополам, и это стало еще одной серьезной проблемой. Правительство, взявшееся за реализацию «бракоразводного процесса», по определению не могло иметь консолидированной поддержки как элит, так и общества в целом. Отсутствие внутреннего единства в конечном счете обусловило метания и шараханья. Политик, стоящий во главе правительства, в таких условиях по определению оказывается в положении политического камикадзе. Судя по всему, эту роль Терезе Мэй предстоит отыграть до конца.

БОЛИВАР НЕ ВЫНЕСЕТ ДВОИХ

События в далекой и близкой нам (по известным причинам) Венесуэле у всех на слуху. И останутся таковыми, скорее всего, в предстоящий месяц, который обещает стать переломным в затянувшемся противостоянии тамошней оппозиции с властями. Собственно, конфликт этот давно вышел за рамки внутреннего - в него, так или иначе, втянуты серьезные игроки, включая США, Россию, Китай, военные корпорации и наркокартели. Каковы здесь наши интересы? Вице-премьер по топливу и энергетике Игорь Ляшенко совсем недавно был в Каракасе. Что он обсуждал с руководством Венесуэлы? Уж точно не предстоящие гастроли театра оперы и балета. Впрочем, вся короткая история белорусско-венесуэльских отношений - как уравнение с двумя, даже тремя неизвестными. Кроме пиара в виде танкера с нефтью в 2014-м и вспомнить-то особо нечего.

Белорусскому руководству, судя по всему, чисто по-человечески импонировали талантливый популизм и пылкий антиамериканизм венесуэльских вождей. В свое время страна Чавеса реально купалась в нефтедолларах и могла закупать массу белорусской продукции, потому что тамошняя экономика держалась почти исключительно на продаже нефти. На ура шло наше все - от МАЗов и МТЗ до сухого молока. Поскольку Чавес вознамерился переселить миллионы соотечественников из лачуг в нормальные квартиры, Венесуэла открывала немалый фронт работ для наших строителей. Плюс военно-техническое сотрудничество, исподволь поддерживаемое главным нашим союзником на востоке. Однако многие прожекты рухнули вместе с мировыми ценами на нефть. Режим Мадуро, преемника умершего от рака Чавеса, враз оказался финансово-экономическим и политическим банкротом.

Общее между нами то, что и белорусская экономика, завязанная на нефть, ослабевает по причине падения мировых цен и все уменьшающейся российской поддержки. Спасает пока лишь то, что нефтепереработка в нашем торгово-экономическом балансе не столь критична, а у властей хватает здравого смысла не бросаться в омут социализма того латиноамериканского типа, построенного на вездесущей коррупции и воровстве.

На мой взгляд, смена власти в Каракасе - лишь вопрос времени. Расколотое общество устало от безвременья, миллионной инфляции, 70-процентной безработицы и нищеты. А теперь очень скоро устанет от двоевластия. К сожалению, решить конфликт между избранным президентом и таким же избранным парламентом мирным, демократическим путем уже вряд ли возможно. Вариантов на самом-то деле немного: либо жесткая, читай, военная диктатура Николаса Мадуро, либо триумфальное занятие президентского дворца лидером оппозиции Хуаном Гуайдо при нескрываемой поддержке Вашингтона. Во втором случае это классика жанра: если бездарное правительство доводит одну из богатейших стран мира до банкротства, в игру вступает внешний фактор, и тогда о суверенитете, по крайней мере на какое-то время, можно забыть.

"ХОЛОДНЫЙ МИР" ЛУЧШЕ ГОРЯЧЕЙ ВОЙНЫ

Есть ли вероятность подобного развития событий на постсоветском пространстве? Сейчас политологи много рассуждают о предстоящих выборах в Украине. Прогнозов и сценариев тьма-тьмущая. Но в основе вероятных пертурбаций - опять-таки фактор слабой экономики, сильной коррупции и не самого эффективного управления. Буквально на днях Петр Порошенко объявил то, чего от него давно ждали - он пойдет на второй срок. В числе основных предвыборных пассажей действующий президент назвал мир с Россией, «пусть холодный, но мир». Именно это слово из трех букв сейчас в тренде на всей территории соседней страны. За пять лет общество, похоже, устало от войны. Воинственная риторика все больше выходит из моды, а обещания вернуть Крым уже мало кто воспринимает всерьез.

Кстати, недавние опросы в России также демонстрируют поворот в общественном сознании в сторону «хлеба насущного». Ура-патриотизм постепенно уступает место желанию граждан РФ иметь достойный уровень жизни. На этом фоне резко падают рейтинги политиков из действующей власти, в том числе президента Путина. Но в состоянии ли нынешние лидеры, как от власти, так и от оппозиции, предложить обществу нечто большее, чем просто сильное государство, которое всем поможет и всех защитит? Это отнюдь не праздный вопрос на всем постсоветском пространстве.