image

Брестские ЛГБТ-пары и наше «толерантное» общество

эксклюзив
icon 13:47
icon4 643 просмотра

Брестские ЛГБТ-пары и наше «толерантное» общество

Когда я принесла этот материал в редакцию, мнения разделились и остро стал вопрос: “Нужно ли такое публиковать и касаться острых углов?” Но раз вы читаете эту статью, значит было решено, что нужно.

О людях с гомосексуальной ориентацией слышал каждый. Но в понимании многих они где-то там – в Европе, а не рядом по соседству. MediaBrest.by удалось побывать в гостях у двух пар. Нет, не пришлось спотыкаться о носки/фаллоимитаторы или наблюдать за чем-то извращенным, как многие могли подумать. Разговор прошел в домашней и уютной атмосфере.

Дверь первой квартиры открыли 27-летний Вадим и 31-летний Кирилл, а второй – 23-летняя Светлана и 25-летняя Екатерина (имена изменены в целях безопасности). Молодые люди согласились ответить на все волнующие вопросы, поэтому у нас появился шанс посмотреть и сравнить, что происходило в одинаковых жизненных ситуациях у разных пар.

Как вы познакомились?

Гей-пара

– Все банально до безобразия: мы познакомились на сайте знакомств. Раньше это можно было сделать на mail.ru, а сейчас если честно – не знаю. Мне кажется, интернет смог обезопасить людей с гомосексуальной ориентацией. Вы только представьте, как мужчина может подойти к другому мужчине с целью знакомства. Явно не в странах бывшего СССР. Так что наша история началась благодаря интернету 6 лет назад. И все это время мы живем вместе.

Брестские ЛГБТ-пары и наше «толерантное» общество
Лесби-пара

– 5 лет назад мы познакомились в одной тематической группе Вконтакте. Вначале были виртуальные отношения в течение года. Нужно признать, что это было очень сложно, потому что нас объединял только телефон и приложения на нем. Реальная жизнь была несовместима. За этот год, понятное дело, ругались, расставались, мирились, заводили какие-то однодневные отношения, но в итоге сошлись. 

Екатерина приехала из другой страны к Светлане, чтобы расставить все точки над i, а в итоге осталась жить.

Были какие-то проблемы в осознании и принятии своей ориентации?

Гей-пара

– В школе, слушая рассказы и желания одноклассников по отношению к женскому полу, я понял, что ничего подобного не испытываю. Не скажу, что меня это очень сильно волновало, потому что в эти моменты обычно засматривался на старшеклассников, которые играли в футбол после уроков на стадионе, – смеется Вадим. – Именно тогда начали появляться первые сексуальные фантазии. Не в контексте секса, а просто обнять, а одного парня даже поцеловать. 

Пожалуй, я был неглупым мальчиком: не кричал о своих желаниях всему свету по секрету. И дело было не в гомофобии, на тот момент даже о таком не знал, просто ощущал свое отличие, а быть непонятым не хотелось.

Свои предпочтения я принял довольно-таки быстро, не было каких-то переживаний, шока или истерики. Я чувствовал себя прекрасно и не считал, что у меня есть какие-то отклонения. И до сих пор придерживаюсь такого же мнения. А потом благодаря телевидению узнал, как называется «мой диагноз», и обратил внимание на негативную реакцию общества, поэтому замкнулся в себе. Но ненадолго.

С появлением интернета я скачал себе на компьютер пару-тройку фотографий футболистов без маек. Но, как Вы уже поняли, компьютер был не только мой: их нашла 29-летняя сестра. Я не успел перейти к оправданиям, потому что именно в тот момент она призналась, что уже много лет встречается с девушкой. После этого у меня не осталось никакой боязни из-за моих предпочтений, потому что рядом была сильнейшая поддержка – моя сестра с такой же ориентацией.

– У меня была практически идентичная ситуация с осознанием и принятием, – отметил немногословный Кирилл. – Но, учитывая нашу разницу в возрасте, немного раньше и без поддержки сестры.

Лесби-пара

Брестские ЛГБТ-пары и наше «толерантное» общество

– Примерно в 15 лет я поняла, что что-то со мной не так. Всегда окружали симпатичные парни, друзья брата, но меня никогда к ним не тянуло. Засматривалась постоянно на девушек, но, если честно, не особо понимала, что это такое. В голове был вопрос «Почему меня к ним тянет?» Длительное время отрицала, боялась, пыталась построить отношения с парнями. Но потом хороший знакомый познакомил меня с группой анимешников, хотя аниме я не люблю. Мы пришли на сходку, а там девушки обнимаются, целуются друг с другом – и это всё в порядке вещей. Было немного странно, дико… – пожала плечами Светлана. – Но, наверное, после этого момента я начала себя принимать.

– Я, сколько себя помню, всегда общалась с парнями. И всё получилось как-то очень естественно: мы с ними обсуждали девушек, какие-то сексуальные желания, машины и прочее. Поэтому я даже не успела понять, что что-то не так, – смеется Екатерина.

Ваша ориентация и отношения как-то повлияли на отношения с семьей, друзьями и коллегами?

Гей-пара

– Как вы понимаете, то первой о моей ориентации узнала старшая сестра. А потом двоюродная, она младше меня на 5 лет. После моих объяснений что это такое, как и почему, в ответ я услышал «а, ну ок». Но именно она поддерживала меня во всех трудных жизненных ситуациях в плане отношений или их отсутствия.

Отец практически всё время проводил на работе, поэтому отношения у нас не особо задались. Но я пообещал себе, что когда у меня появятся серьезные отношения, и я буду уверен в партнере, то обязательно расскажу обо всём маме. И вот 6 лет назад я ей во всем признался, на что получил улыбку и «я подозревала». А после неловкой паузы она попросила больше никому не рассказывать, потому что толерантное общество не всегда является таковым. Спустя некоторое время мама познакомилась с моим парнем, и это прошло без драк, битья посуды и вызова неотложки, – смеется Вадим.

– С моими родителями тоже не было никаких драм, за что я им очень благодарен, – улыбнулся Кирилл. – Мама практически сразу всё поняла и приняла, а отец просто промолчал. Не было никаких конфликтов и наши отношения совершенно не испортились. И на данный момент мы живем с моей мамой, которую Вы не застали дома.

Перед друзьями мы открывались обдумано, обращая внимание на высказывания по поводу ЛГБТ. Почему-то практика показывает, что с гетеросексуалами дружить гораздо проще. Иногда было очень смешно наблюдать за реакцией друзей, потому что они ранее никогда не сталкивались с геями в реальной жизни. А некоторые вообще думали, что это выдумки СМИ и таких людей не существует. Но это никак не испортило наших отношений.

На самом деле мы придерживаемся мнения, что личная жизнь никак не касается работы. Некоторые коллеги знают о нашем семейном положении и даже знакомы с партнером. После признания в рабочих чатах всё реже стали мелькать гомофобные посты, что было очень приятно.

Брестские ЛГБТ-пары и наше «толерантное» общество

Лесби-пара

– Когда я смогла принять себя, появились какие-то первые отношения, но скрытые от знакомых глаз. Просто в какой-то момент друг увидел меня возле кинотеатра с девушкой: мы тогда стояли в обнимку, где-то целовались, смеялись, – углубилась в воспоминания Света. – Чтобы Вы понимали, я не рассказывала друзьям о своей ориентации – было страшно. И буквально через пару дней мы собрались компанией и мне устроили допрос: что, как и почему. Заметив, что я боюсь отвечать на их вопросы, друзья сразу сказали, что им абсолютно всё равно с кем я встречаюсь, что это только моё дело, и они меня в любом случае поддержат. На самом деле это был очень трогательный момент. И нужно отметить, что с большинством из этих людей я общаюсь до сих пор.

После этого стало гораздо проще: начали появляться какие-то фотографии с девушками. И в не самый прекрасный день мама зачем-то залезла в мой телефон и увидела «компромат». Тот разбор полетов от родителей я никогда не забуду. Собственно, именно по этой причине с 18 лет я не живу дома. Мама, конечно, пыталась принять, шутить и более мягко это воспринимать, но видно, что даётся это тяжело до сих пор. Отношения с родителями так и не смогли вернуться в дружеское русло.

– У меня вообще не было никаких проблем ни с друзьями, ни с родителями. С друзьями я была «свой пацан», а растила меня мама. И узнала она довольно-таки рано: мне, наверное, было лет 16. Тогда я услышала, что это мой выбор и она в любом случае меня любит. Но при ней до сих пор я говорю «моя подруга», а не «девушка». Даже когда это не совсем так, – улыбнулась Катя. – А вот мой последний пятилетний выбор маме очень понравился. Правда немного обиделась, что мы не переехали в мой родной город поближе к ней, но всё это в планах.

А вот коллеги не знают о наших отношениях, потому что мы не распространяемся. Неизвестно, как люди могут отреагировать и как это может помешать дальнейшей карьере.

Вы проявляете знаки внимания к своему партнеру на улице? 

Гей-пара

– На улице мы не демонстрируем свои чувства, потому что это небезопасно. И уже настолько привыкли, что все знаки внимания друг к другу сосредоточены в пределах квартиры, где мы живем, что это стало комфортным состоянием. Но, конечно, иногда завидуем гетеросексуальным парам, которые могут спокойно идти за руку по улице. Но интересно, что если девушки будут обниматься или целоваться посреди улицы, то никого не удивит и не возмутит. Двойные стандарты. 

Но друзья, которые недавно побывали во Франции, рассказывают, что там реакция окружающих на двух парней, идущих за руку, довольно-таки спокойная. Возможно, когда мы наконец-то вдвоём выберемся в Европу, то обязательно попробуем такую прогулку.

Лесби-пара

– На улице особо не скрываемся, потому что у Кати более комфортный стиль: короткая стрижка, одевается всегда в футболки, шорты, штаны, рубашки. Поэтому если с ней не знакомы или не присматриваться, то сложно понять, что это девушка. Даже несмотря на то, что у нее грудь гораздо больше моей, – засмеялась Светлана. – Хотя первое время было очень страшно, потому что вдруг кто-то из знакомых увидит, а вдруг кто-то поймет. Но со временем стало к этому проще относиться. 

Хотя шутки, исходящие от многих мужчин, бывают не только пошлыми, но и противными. Это всегда что-то из серии: а можно посмотреть на вас в постели, принять участие или вы никогда не видели хороший детородный орган. То есть в их понимании, это просто что-то возбуждающее или у нас не было хорошего секса. Большинству людей, наверное, сложно понять, что осознанные однополые пары создаются не по приколу или из-за юношеского максимализма. Потому что в Беларуси это реально не прикольно. Почему-то мало кого смутит потрясающий мужчина рядом с неухоженной девушкой или пара, которая в общественном месте чуть ли не сексом занимается. А вот однополая пара с переплетёнными пальцами рук – это срам и извращение в мировых масштабах. Странно, не правда ли?

Какие у вас планы, касаемо брака, семьи и детей?

Гей-пара

– Вот чего пока не планируем – это детей. Понятно почему, да? Потому что Беларусь. Но 2 года назад завели кота. Думаю, мы движемся к успеху, – засмеялись парни. – Собираемся оформить брак и получить свидетельство в стране, где это легализовано, и по возможности переехать в одну из таких. Печать не так важна, но откроется ряд преимуществ: получить визу как супруги, посещать друг друга в больнице и т.д. Ведь в случае чего как я могу попасть в палату к парню в другой стране? Ни родственник, ни супруг. Жестоко, не правда ли?

Брестские ЛГБТ-пары и наше «толерантное» общество
Лесби-пара

– Для начала планируем перехать в родной город Кати, а потом, если всё будет хорошо, то в Европу. Через год надеемся оформить отношения в стране, где это легализовано.

А вот насчёт детей, – замялись девушки, – сложно ответить. Мы, конечно, очень хотим, но всё-таки это нужно делать не в странах бывшего СССР. Хотя у нас к девушкам относятся гораздо лояльней, чем к мужчинам. Но всё-таки не хотелось бы, чтобы ребёнок страдал из-за наших предпочтений и выбора.

Общаетесь ли вы с другими ЛГБТ-парами или ходите на тематические вечеринки?

Гей-пара

– Да, действительно существуют тематические вечера, сходки. Люди договариваются Вконтакте о встрече, но мы как-то не пробовали. У нас есть знакомые гей-пары. Мы периодически видимся, общаемся, играем в настольные игры или ходим в кино. В принципе нам хватает этого круга общения, поэтому не ищем приключений.

Лесби-пара

– Мы как-то не фанаты каких-то сомнительных знакомств и людей в нашей жизни. Гораздо приятней провести время вдвоём либо встретиться с друзьями.

Хотя как только начали жить вместе, то хотелось как-то разнообразить круг общения. Мы нашли тематическую вечеринку, пришли туда… а там какая-то “оргия” детей до 18, пожалуй. Настолько разнообразить свою жизнь мы были явно не готовы, поэтому бежали оттуда сломя голову.

А с другими ЛГБТ-парами как-то не общаемся. Знакомые, конечно, есть, но не более того.

Получив ответы на все волнующие вопросы, можно сравнить и попробовать понять, как живется парам с гомосексуальной ориентацией.

В случаях с парами, с которыми мы познакомились, получилось очень интересная дилемма. Родители смогли поддержать и принять, а общество отрицает такую связь – в случае парней. А вот у девушек всё в точности да наоборот. 

Люди относятся крайне негативно к геям, хотя, стоит отметить, что парни не демонстрируют чувства на улице и никому не навязывают свои отношения. А вот к девушкам отношение лояльнее, скорее всего из-за фантазий мужчин. Ведь это красиво и сексуально. Прекрасному полу скрываться не приходится, особенно если образ одного из партнеров очень смахивает на мужской. И не всегда понятно: это работа стереотипа, комфорта или обычной безопасности.

Это и есть двойные стандарты. Когда ты не гомофоб, но геи это ужасно, а лесбиянки красиво. Но, как говорят многие ЛГБТ-представители: «Любовь не имеет пола».