Убийца молодой женщины на Речице сейчас ожидает суда

icon 00:50
icon 1 608 просмотров

Убийца молодой женщины на Речице сейчас ожидает суда

Об этом случае говорил весь город. Дожидаясь суда, Х. не испытывает ни сожаления, ни раскаяния после содеянного. Обо всем рассказывает так спокойно и обыденно, словно не человека убил и оставил сиротой малолетнего ребенка, а курицу загасил к обеду.

Николаю Х. 46 лет. За плечами базовое образование и аж 10 судимостей. В «послужном списке» разные статьи - от кражи до управления транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения. Первый приговор услышал, когда ему было шестнадцать. Если суд, которого он ждет теперь, вынесет обвинительный вердикт, сидеть ему придется до того возраста, в котором обычные люди выходят на пенсию. Даже после пенсионной реформы.

Немецкий философ и социолог Ханна Арендт, изучавшая психологию нацизма, ввела в обиход термин «банальность зла». Это понятие вполне приложимо и к преступлению, в котором обвиняется Х. Имея непогашенные судимости, он трудился сторожем в торговом комплексе «Солнечный», что в микрорайоне Речица. Надо сказать, претензий к нему у работодателя не было. Сторожил исправно, а коли, случалось, употреблял на рабочем месте бодрящие напитки, так не пойман - не алкаш.

В тот осенний вечер 27-летняя брестчанка Юлия праздновала с родственниками день рождения племянницы. По словам близких, выпила она около полулитра водки и ближе к ночи решила проветриться, взяла велосипед и направилась к торговому комплексу «Солнечный». Рядом заканчивало работу мини-кафе «Мерси», где у Юлии работала знакомая. Поблизости Юлия встретила Николая. В нашем обществе укоренено понятие «кто в одиночку водку пьет, тот коллектив не признает». И она предложила Николаю выпить. Тот охотно согласился.

«Поляну» накрыли в контролерском помещении, где нес вахту Николай. Выпили, посудачили о том о сем. После чего Николай предложил «углубить» знакомство. Однако Юлия, несмотря на выпитое спиртное, поползновения ночного сторожа отвергла. Причем довольно грубо, с применением слова «козел». Кто не знает, в среде заключенных так именуются те арестанты, которые сотрудничают с администрацией исправительного учреждения, зарабатывая таким образом послабление режима. Чтоб так назвать человека в той среде, надо иметь серьезные основания, иначе придется расплачиваться кровью.

Николай ударил Юлию по лицу и занялся починкой навесного железного замка, которым запирались ворота торгового комплекса. Юлия посмотрела на созревающий синяк и сообщила краткосрочному собутыльнику, что посадит его за такое отношение к женщине.

После этого Николай ударил ее в голову замком. И так более 10 раз. Юлия упала и зашлась криком. Тогда Николай стал душить ее и закрывать рот. Потом еще бил. После этого Юлия замолчала, только хрипела.

Позже эксперты насчитают на теле жертвы 46 телесных повреждений, 29 травм. По сути Николай Юлию забил до смерти. Возможно, ее, несмотря на открытую черепно-мозговую травму, и можно было спасти, если бы сразу оказать медицинскую помощь. Но Николай этим себя не затруднил. Пока Юлия на полу умирала, а продолжалось это около двух часов, сторож курил, пил кофе. В общем, нес вахту. Когда жертва перестала дышать, примерно в половине четвертого утра, Николай натянул на окровавленную голову женщины полиэтиленовый пакет и вынес тело во двор, а там сбросил в канализационный колодец. И стал дальше жить-поживать, торговый комплекс сторожить.

Правда, через пару дней обеспокоился. Труп в процессе разложения станет пахнуть, и его легко обнаружат. При помощи шпагата Николай извлек тело из колодца, притырил у пасынка с огорода лопату и захоронил тело среди мусора на брошенной автостоянке.

Конечно, когда Юлия не вернулась домой с прогулки, родственники подняли тревогу. Когда пропадает взрослый человек, обычно с розыскными мероприятиями не спешат. В данном случае немаловажную роль сыграла активность следователя Ирины Бондаревой. Она с фотокарточкой Юлии прошлась по питейным заведениям Речицы, и в кафе «Мерси» ей сказали, что Юлия была там такого-то числа около одиннадцати вечера в компании с таким-то. Так по сути преступление было раскрыто.

И следователи, и медицинские эксперты отмечают удивительное хладнокровие и равнодушие обвиняемого. Дожидаясь суда, Х. не испытывает ни сожаления, ни раскаяния после содеянного. Обо всем рассказывает так спокойно и обыденно, словно не человека убил и оставил сиротой малолетнего ребенка, а курицу загасил к обеду. В старой психологии было такое понятие «скорбное бесчувствие», то есть абсолютное безразличие к чаяниям и страданиям других людей. Западные психологи называют таких особей психопатами. И считают, что им не место среди нормальных людей. Может, и в самом деле?