Улица Пушкинская

icon 12:05
icon 21 просмотр

Улица Пушкинская протяженностью 2700 метров расположена в центральной части города -  от площади Ленина до улицы Скрипникова. До 1965 года на этом участке было 2 улицы, разделенные железнодорожным переездом. Названная в честь А. С. Пушкина в 1887 г., улица , хоть и с перерывами, более века сохраняла свое название. 
С 1919 по 1926 гг. это были улицы 3 Мая (в честь принятия первой польской конституции 1791 г.) и 9 Лютэго (в этот день в 1919 г. закончилась эвакуация германских частей и в Брест вошел польский пехотный полк).
В 1926 ул. 9 Лютэго  была переименована в ул. Мостицкого (Игнаций Мостицкий - президент Польши в 1926-1939 гг.)/
В1939 - 1941 гг. -  Пушкинская и Минская. 
В 1941-1944 гг.  - 45 Divisionstraße (ул. 45-й дивизии, которая наносила главные удары по силам советских войск в начале войны), за переездом - Friedhofstraße (Кладбищенская). 
Застраивалась в 1840 – 1880-х гг. Во время пожара 1895 г. сильно пострадала. В годы Первой мировой и Великой Отечественной войн была сильно разрушена. 
В процессе реконструкции в 1948-1958 гг. возведены 3 - 4-ехэтажные жилые дома с магазинами на первых этажах, в 1960-1970-х гг. – 5 - 9-тиэтажные здания. 
В 1965 г. ул. Минскую упразднили, тем самым продлив Пушкинскую до ул. Скрипникова.
Александр Сергеевич ПУШКИН (1799 - 1837 гг.) - русский писатель, родоначальник новой русской литературы, создатель современного русского литературного языка. Окончил Царскосельский лицей (1817 г.). Был близок к декабристам. Дважды подвергался ссылке. Впервые в русской литературе в своих произведениях поднимал общественные и социальные проблемы (драма «Борис Годунов», роман в стихах «Евгений Онегин», поэма «Медный всадник», «Повести Белкина», повести «Дубровский», «Капитанская дочка» и др.). Убит на дуэли 9 февраля 1837 г.
К исторической застройке улицы Пушкинской относятся здания Генерального консульства Российской Федерации в Бресте, колледжа железнодорожного транспорта, бывшего военного госпиталя и другие.


Двухэтажный особняк на ул. Пушкинской, 11, построен в 1922 году. До 1939 г. на первом этаже размещались галантерейный магазин, оптика, парикмахерская, а на втором - жилые помещения.


К началу XX в. относится и дом № 23, который много раз менял хозяев. Во времена Российской империи он назывался "доходным" где помещения сдавались внаем. В период 1-19 августа 1920 г. его занимал Брестский уездный революционный комитет, созданный после занятия Бреста Красной Армией. В 1930-х гг. дом делили между собой власть (Брестский магистрат), магазины (письменных принадлежностей, хозяйственных товаров, продукции для кормящих матерей), другие организации.


Сразу после Великой Отечественной войны здесь была организована поликлиника, сейчас располагается Брестская областная стоматология.
Под охраной государства, как памятник архитектуры, находится и католическое кладбище на пересечении улицы Пушкинской и 2-го Минского переулка, более известное горожанам как польское.
Открыто оно в связи со строительством крепости и переносом города на восток в середине XIX века. Здесь захоронены местные жители – католики и православные, католические священники, деятели науки и культуры, простые граждане. Современная площадь 1,8 га, всего около 3 тысяч могил, есть братская могила солдат польской армии (1920 г.), часовня. Самое старое надгробие датировано 1835 г. Многие надгробия представляют собой скульптуры с образами ангелов, Божьей Матери, Иисуса Христа.
На улице Пушкинской размещаются также отделение связи № 5,


кинотеатр «Мир», аптеки,


Брестский государственный колледж железнодорожного транспорта Белорусской железной дороги, первым директором которого был Николай Губенко, Брестское производственно-техническое училище № 26 швейного производства имени Д.М. Карбышева, Центральный рынок, различные магазины, кафе.
Наверное, самое яркое описание улицы оставила Данута Вашукувна-Каменецка в своей книге «Брест – город незабываемый». А фотографии из семейных альбомов горожан помогают увидеть все своими глазами.


«От площади начиналась улица 3 Мая (ныне ул. Пушкинская). Это была, видимо, самая оживленная артерия Бреста. Тянулась она через середину города до железнодорожного переезда, за которым начиналось Киевское предместье.


На улице 3 Мая находились самые элегантные магазины и кондитерские в городе. По левой стороне находился «Полесский Базар», который популяризировал народный промысел, рядом с ним был цветочный магазин, а по правой стороне, на углу улицы Зигмунтовской (ныне ул. Карла Маркса) - большой магазин канцтоваров «Урания», в котором в начале учебного года было людно и шумно.


Там располагался также книжный магазин. В Бресте их было более десяти, и при каждом находилась частная библиотека.


Не доходя до перекрестка с улицей Стецкевича (ныне ул.Комсомольская), по левой стороне улицы 3 Мая в доме №12 жил воевода. У здания всегда стоял часовой. Этот дом был также первым местопребыванием Управления Полесского Воеводства 
В Бресте в период независимости было пять последовательно сменяемых воевод: Валерий Роман, который управлял с момента передачи власти военными с 1 марта 1921 года по 1922 год, Станислав Довнарович (1922-1924), Казимир Млодзяновский (1924-1926), Ян Крахэльский (1926-1932), Вацлав Костэк Бернацкий (1932-1939).


На перекрестке улиц 3 Мая и Стецкевича с левой стороны, почти на углу, находился малый кинотеатр «Мираж» («Mirage») и один из самых лучших ресторанов в городе «Кресувка». 
Кроме «Миража» в Бресте было ещё два кинотеатра. 
Тадеуш Буйновский в своей статье «Я родом из Бреста над Бугом» пишет «Маленький кинотеатр «Мираж» находился на 3 Мая. В нем мы познакомились с такими артистами как Дымша, Бодо, Селяньский, Халяма, Ордонка и целой плеядой наших известных актеров и актрис. Очереди к кассам тогда были неизвестны, но все мы одновременно хотели достать билеты на лучшие места сзади. Домой мы возвращались без пуговиц, но счастливые, напевая самые модные шлягеры и песенки.»


По правой стороне на углу с улицей Стецкевича находился магазин «Детский рай», заполненный игрушками. Множество их лежало на полках, в шкафах, а самокаты и велосипедики на трех колесах висели под потолком. Ребятня выстраивалась у витрины, с восторгом рассматривая его содержимое. Родителям нередко было нелегко оторвать своё чадо от витрины магазина. Случилось даже такое, что девочка, прильнувшая к окну и с волнением восхищающаяся чудесами в магазине, нечаянно выдавила стекло. Не помогли усиленные оправдания, что, видимо, оно было уже с трещиной, - родителям пришлось заплатить за починку.


Брест имел свой «топтак» - место для прогулок, называемый «Газ». Такое название получил, видимо, потому, что молодежь очень туда спешила. Это был участок улицы 3 Мая, между улицами Стецкевича (Комсомольской) и Длинной (Куйбышева). Там прохаживались толпы старшеклассников и молодых военных. В этих послеобеденно-вечерних прогулках участвовало также и старшее поколение, но не так массово, как молодое. Учителя в школах иногда делали замечания: «Чем изнашивать подметки, прогуливаясь без цели по «Газу», лучше бы больше времени отвели на домашнее задание». Но эти замечания были гласом вопиющего в пустыне - они не давали никаких результатов.
Город имел своих нищих. Самым популярным среди них был «Муровы Владзё», который появлялся на «Газу» в начале месяца. На сбор милостыни выходил в костюме и галстуке, а когда просил о подаянии, приподнимал шляпу и говорил: «Уже после первого, попрошу мою зарплату». Каждый ему что-то давал и при случае заводил с ним веселый треп. Была также «несчастная Хеленка», блуждавшая безумным взглядом по прохожим. Говорили, что до такого состояния ее довела некая роковая страсть.


Пройдем несколько домов за «Гражданским Клубом». 


Здесь доктор Шмурло построил себе оригинальную кирпичную двухэтажную виллу. Дальше улица 3 Мая была заполнена, в основном, одноэтажными деревянными домами. Только перед самым железнодорожным переездом по правой стороне стояло несколько двухэтажных домов.
Первый из них - дом Интендантства. Его описывает Роман Косиба: «Это было здание бывших русских казарм, и оно не годилось ни для учреждения, ни на квартиры. Помню огромные комнаты и высокие потолки. Сзади здания находился чудесный парк, хотя и запущенный. Это было прекрасное место для игр. Старые беседки, кегельбан, деревья, кусты манили детей всех возрастов... Очень низкий забор отделял нас от территории танкового батальона с футбольным стадионом. Короткий переход через казарменную площадь вел нас к складам Интендантства, где размешались склады, обозы, а также конюшни для лошадей».
Следующее большое двухэтажное здание занимали казармы 4 танкового батальона, а рядом, на территории, примыкающей к железнодорожным путям, возвышалось здание Технической школы. Позади ее двора стояла трехэтажная Школа Механики.
Бывший учащийся Технической школы Чеслав Бжозовский вспоминает: «Истории обеих школ похожи как близнецы. Происходят от Железнодорожной школы, созданной вскоре после возвращения Польше независимости в реставрированном зданий бывшей товарной экспедиции. В Технической гимназии было четыре отделения: механическое, дорожно-строительное, мелиоративное и эксплуатационное. Основателем и первым ее директором был инженер Нелярд, директор Брестской Поддирекции (составная часть Виленской Дирекции).


По образцу Виленской Технической школы, пользующейся хорошей репутацией, заложил он фундамент будущей школы, которая несколько лет спустя стала известна, как одна из лучших технических средних школ на этой территории, Большую часть учащихся составляли местные брестчане, остальные - преимущественно приезжие из различных областей Польши. Мы часто называли их «заграничниками». Те, которые не могли найти частной квартиры, жили в интернате Школа имела свой Оркестр, который удостоился чести впервые сыграть песню до тех пор не исполняемую-«Чары Полесья», слова и музыка И. А. Костецкого, учителя неполной средней школы в Бресте. Никто тогда не предполагал, что она станет гимном Полесья».
Тадеуш Буйновский, который был учеником Механической гимназии, пишет, что обе школы имели прекрасные условия для спортивных занятий: «рядом с нашим учебным заведением находились казармы 4 танкового батальона с огромной территорией для тренировок и спортивными площадками. Туда мы ходили на гимнастику и всякие спортивные игры, пользуясь оборудованием и снаряжением спортплощадок. Старшие классы обеих школ проходили там военную подготовку. Зимой мы ходили на искусственный каток ВЖП (Военная Железнодорожная Подготовка) кататься на коньках. Там мы учились играть в хоккей и фигурному катанию, возвращаясь домой с порванными брюками».
В течение учебного года каждое воскресенье учащиеся средних школ совместно посещали костел.
«Хотел бы ещё вспомнить наши воскресные марши через всю улицу 3, Мая в приходский костел Воздвижения св. Креста на святую Мессу. В это раннее воскресное утро улицы зияли пустотой; магазины наглухо заперты, только открытые двери кафе приглашали зайти. Время от времени можно было видеть группки людей, возвращающихся с более ранней святой Мессы, а среди них - улыбающиеся лица родителей. Кое-где на углу улицы застыли неподвижно старые дрожки в ожидании раннего пассажира. Только фырканье коня прерывало дрему заспанного, в черной клеенчатой накидке, извозчика. Эхо наших шагов отражалось от «кошачьих лбов» улицы, включая и ритм играющего оркестра во главе шествия. Обязательным было возвращение в школу (проводить оркестр) этой же дорогой, только более медленным и менее дисциплинированным строем, а если солнце начинало сильнее пригревать, мы поддавались искушению «дезертирства». Недалекий, мерцающий в лучах солнца Мухавец, манил роскошью прохладного купанья, Парк Свободы и 3 Мая -тенью деревьев, а дома - заждавшийся велосипед. Несмотря на огромное искушение, мы задавали себе тревожный вопрос, стоит ли рисковать. В понедельник короткая встреча с директором Чапкевичем (заместителем инженера Нелярда) не доставляла удовольствия».