О Бресте 1939 года

icon 15:38
icon 69 просмотров
О Бресте 1939 года

30 августа в Польше была объявлена всеобщая мобилизация. Обеспокоенные граждане быстро опустошили полки магазинов, запасаясь всем необходимым.

Брестский магистрат выдал срочное распоряжение о копке траншей и бомбоубежищ.

1 сентября 1939 года Германия напала на Польшу. Началась Вторая мировая война. Порядка сорока немецких дивизий нанесли основные удары с территории Словакии и Восточной Пруссии.

На рассвете был совершен налет на аэродром в Малашевичах, что в 10 километрах к западу от Бреста. Чуть позже самолеты люфтваффе начали бомбить Адамково, казармы в Северном городке, мосты через Мухавец.

2 сентября около 17.00 семь немецких самолетов сбросили около 10 бомб на крепость. «В результате повреждены: железнодорожное полотно на Варшавском пути, склад обмундирования, Белый дворец, две бомбы попали в лошадей, реквизированных комиссией. Имеются убитые и раненые». Об этом стало известно из сообщения брестского поветового старосты полесскому воеводе В. Костек-Бернацкому.

Особенно сильно бомбили железнодорожный узел. Ремонтные бригады работали без перерывов, расчищая брестские станции и восстанавливая железнодорожные пути.

7 сентября в город прибыл Верховный главнокомандующий Войска Польского маршал Эдвард Рыдз-Смиглый. Вместе с ним в Брест-над-Бугом прибыла колонна из 70 грузовых и легковых машин, около 500 военнослужащих Главного штаба. Ставка разместилась в Восточном форте Северного острова крепости. В этот же время в город прибыла колонна аппарата МИД Польши во главе с министром Йозефом Беком. 7 сентября центральную часть Бреста и вокзал бомбили дважды.

8 сентября на совещание в крепости приехал премьер-министр страны Ф. Славой-Складовский. С самого утра над городом барражировали 2 немецких самолета-разведчика. Около 15.00 бомбы упали на квартал недалеко от здания Полесского воеводства.

Были раненые и контуженные. В окрестных домах, в том числе и в здании Воеводства, от разрывов вылетели окна.

10 сентября была создана войсковая группа для обороны Бреста и крепости под командованием отставного бригадного генерала К. Плисовского.

Ставка Верховного главнокомандования находилась в Брест-над-Бугом до 11 сентября и выехала только после донесения о появлении немецких танков в 75 километрах северо-западнее города.

15 сентября на подступах к городу появились танки XIX армейского корпуса вермахта под командованием генерала Г. Гудериана. Ввиду малочисленности сил группы «Брест» – 2500 солдат и офицеров – генерал К. Плисовский принял решение оборонять только крепость, Цитадель и Северный остров. Крепости удалось продержаться трое суток, несмотря на бомбардировки с земли и воздуха.

В ночь на 17 сентября, после того, как количество убитых и раненых превысило несколько сотен, уцелевшая часть гарнизона покинула крепость через мост на Западный остров, выполняя приказ генерала К. Плисовского об отступлении.

Немецкие войска около 7 часов утра вошли в опустевшую крепость и приступили к сбору трофеев – оружия, топлива, амуниции, провианта. Все это на грузовиках отправляли на железнодорожный узел и перегружали в товарные вагоны.

17 сентября около 5 часов утра советско-польскую границу пересекли части Красной Армии, перед которыми стояла задача «молниеносным сокрушительным ударом разгромить панско-буржуазные польские войска и освободить рабочих, крестьян и трудящихся Западной Белоруссии».

20 сентября в Брест на бронеавтомобиле прибыл батальонный комиссар В. Ю. Боровенский, чтобы провести предварительные переговоры с генералом Г. Гудерианом о продвижении советских военных частей.

22 сентября комбригу С. М. Кривошеину поступил приказ командарма В. А. Чуйкова о принятии крепости и города Брест от германской стороны.

Коммунисты-подпольщики города Бреста серьёзно подготовились к встрече Красной Армии. Они заранее собрали людей на Шоссейной улице (современный проспект им. П. М. Машерова). Перед Кобринским мостом соорудили «браму» (деревянную арку), украсили её цветами, еловыми ветками и транспарантами:

«Да здравствует Советская Власть Белоруссии!», «Да здравствует XXII годовщина Великой Октябрьской Социалистической революции», «Да здравствует великий Союз Советских Социалистических республик и его непобедимая Рабоче-Крестьянская Красная Армия. Да здравствует Великий друг, учитель и вождь трудящихся всего мира товарищ Сталин!».

22 сентября 1939 года они встречали своих освободителей.  

Брестчанин Михаил Романович рассказал историю, услышанную когда-то от отца:

«2 друга-белоруса служили в польской кавалерии. В октябре 1939 года они решили дезертировать и вернуться домой, где уже была Советская власть. Спрятав в лесу оружие и прихватив лошадей, пошли к границе. К ночи, добравшись до села Негорелое, зашли в дом, чтобы узнать обстановку в родных местах. Хозяин пригласил друзей поужинать «чем бог послал» и сказал, что лучше не возвращаться: голодно и бедно.

Друзья поспорили и даже подрались. Один ушёл на Запад, продал лошадь, на вырученные деньги купил билет на пароход и уехал в Америку. Второй всё-таки попытался вернуться домой и сдался красным пограничникам, которые решили, что это вражеский шпион и бросили перебежчика в сырой подвал. Там, подвергаясь допросам и пыткам, он провёл 3 месяца. Когда от постоянной сырости и побоев у него отнялись ноги, узника наконец-то отпустили домой».

1940

В Парке «1 мая» был установлен памятник красноармейцам и командирам, погибшим во время освобождения Западной Беларуси от «ига польских панов».

Примечание. Памятник представлял собой четырёхугольный, увенчанный пятиконечной звездой, обелиск, по бокам которого были установлены 2 прямоугольные плиты с выбитыми на них именами красноармейцев, предположительно погибших от пуль польского офицера, засевшего в здании Бюро мелиорации Полесья. Сейчас в этом здании размещаются суды Московского и Ленинского районов города Бреста.   

С 1 июля начал работу читальный зал Брестской областной библиотеки по ул. Пушкинской, д.40. Здесь читателям предлагали детскую, художественную, научную и другую литературу на русском, белорусском, польском и еврейском языках. Все желающие могли с 4 часов дня до 10 часов вечера свободно посещать читальный зал ежедневно, кроме среды.

До 15 августа в канцелярии Брестского музыкального училища по ул. Пушкинской, д.22, принимались заявления для поступления на обучение в 1940-1941 учебном году. Возраст поступающих – от 16 до 25 лет, образование – в объёме 7 лет. Для абитуриентов по классу рояля, скрипки и виолончели была обязательной специальная подготовка. К заявлению прилагались необходимые документы и 3 фотокарточки без головного убора размером 3х4 см с личной подписью поступающего, заверенной в государственной организации. Музыкальная школа размещалась здесь же (фото 2).

В Бресте действовало 3 кинотеатра: «1-го Мая» на ул. Советской, д.25; имени Горького в помещении театра Сарвера на ул. Свердлова, д.4 (бывшая Театральная), «КИМ» (Коммунистический интернационал молодёжи) на ул. Пушкинской.

С 4 июля в «кино-театре» имени Горького проходили гастроли артистов Госцирка СССР. Перед каждым «кино-сеансом» орденоносец Зинаида Тарасова и Марк Гринберг показывали чудеса «мнемо-техники» – передачи мыслей на расстоянии.

17 июля Гомельский областной драмтеатр давал комедию М. Горького «Васса Железнова». Городская театральная касса на углу улиц Пушкинской и Комсомольской размещалась в киоске «Союзпечати» и работала с 12 до 15 и с 18 до 21.

Дефицитные товары для продажи населению отпускались, минуя магазин: напрямую со склада – родственникам и знакомым. Например, заведующий галантерейным магазином №12 именно таким образом продал патефонные пластинки и 6.500 кусков туалетного мыла. А из поступивших 23 мая на склад 8.000 катушек ниток только 7.300 были проданы через магазин, а припрятанные 700 катушек разошлись «по своим».

Брестская автобаза вывесила расписание движения автобусов, но забыла ознакомить пассажиров с ценами на проезд и провоз багажа в автобусах пригородного сообщения. Так, 30 апреля за билет из Бреста до Каменца пассажир заплатил 5 рублей 15 копеек и столько же за провоз велосипеда. Но 29 апреля цены были совсем другими – 4 рублей 70 копеек и 2 рубля 60 копеек соответственно.

Постановлением Брестского горисполкома и облисполкома с 1 апреля 1940 установленная отпускная цена на воду по водопроводу составила 1 рубль за кубометр.

9, 10, 12 июня Государственный русский театр музыкальной комедии БССР в помещении Брестского городского театра представлял «Свадьбу в Малиновке».

«За польским часом» белорусские школы, считавшиеся «рассадником коммунистической пропаганды», были закрыты. Многие белорусы, учившиеся в польских школах и почти забывшие родной язык, при советской власти поступили в русскую неполную среднюю школу № 8. Здесь они обучались и белорусскому языку. Отличное знание школьниками обоих языков, показанное на проверочных испытаниях в конце учебного года, побудило горком КП(б)Б и горисполком принять решение о слиянии белорусской начальной школы №11 со школой №8 и реорганизовать их в белорусскую среднюю школу № 11.

16 июня 1940 года на стадионе «Спартак» состоялась товарищеская встреча по футболу между командой мастеров «Динамо» (Москва) и сборной Бреста. До начала игры болельщиков развлекал духовой оркестр, работал буфет. Стоимость билетов составляла три, два и полтора рубля.

Для справки

Областной спортивный комплекс «Брестский», стадион «Динамо», стадион «Спартак», стадион Йозефа Пилсудского.

В 1937 году по алее Вольности (теперешней ул. Гоголя) польского Бреста-над-Бугом на месте пустыря был построен футбольный стадион, предвестник сегодняшнего Областного спортивного комплекса «Брестский».

В то время город Брест не имел общегородского стадиона: все имеющиеся плоскостные спортивные сооружения с футбольными полями были довольно примитивны и служили нуждам воинских подразделений, при которых и сооружались. На их фоне стадион с большой крытой трибуной имел совсем иной масштаб.

Новая спортивная арена получила имя Йозефа Пилсудского, что было в тогдашней Польше показателем образцовости и элитарности.

В сентябре 1939 года Брест стал советским городом. Стадион передали спортивному обществу «Спартак» и дали соответствующее название. Под спартаковским флагом стадион эксплуатировался (за исключением 3-х лет немецко-фашистской оккупации: в это время объект использовался в качестве стоянки бронетехники) до конца 1972 года, когда главная городская арена вместе с футбольной командой были переданы обществу «Динамо». В то время стадион имел волейбольную и баскетбольную площадки, сезонную хоккейную коробку, теннисный корт, покосый (с уклоном) земляной велотрек. Позже, при замене на беговых дорожках гаревого покрытия на резино-битум, за западной трибуной было сооружено запасное гаревое футбольное поле, использовавшееся иногда для матчей по мотоболу.

Брестское областное управление Рабоче-Крестьянской Милиции обязало всех беженцев, проживавших в Бресте и области и не имеющих паспортов, с 15 до 18 июня зарегистрироваться в паспортных пунктах милиции на предмет получения советских паспортов. За уклонение от переучёта и получения советского паспорта предусматривалось привлечение к уголовной ответственности.

18 августа. Праздник, посвящённый Дню сталинской авиации, прошёл на стадионе «Спартак». На зелёном поле стадиона делегация физкультурников Брестской области, вернувшаяся домой после Всебелорусского парада физкультурников в Минске, показала инсценировку «Единая Беларусь». Юноши и девушки продемонстрировали гимнастические упражнения, грандиозную «живую» пирамиду и – быстро перестроившись – картину строительства Днепро-Бугского канала. После небольшого перерыва состоялся футбольный матч на первенство республики между командами Бреста и Белостока. Спартаковцы Бреста победили со счётом 3:2.

К празднику освобождения трудящихся Западной Беларуси в Бресте заканчивалось оборудование новой гостиницы на 90 номеров с душевыми и ванными комнатами, строительство большой бани, капитальный ремонт первой городской больницы. Реконструированный и значительно расширенный городской водопровод полностью обеспечивал город водой в объёме 1450 вместо прежних 900 кубометров воды в сутки. Впервые была проведена канализация по трём главным улицам города, замощено 22 222 квадратных метра мостовых на 612 тысяч рублей.

Дополнительную электроиллюминацию к Октябрьским праздникам необходимо было согласовывать с абонентским отделом электростанции до 3 ноября. Обязательным условием было представление электрической схемы подключения к электросети, описание проводов и способа выполнения работ.

Дождливым осенним вечером на левом берегу Мухавца возле лодочной станции раздался крик:

– Паромщик, лодку давай, – эхо растаяло в темноте. – Ло-о-о-о-дку, – и только волны плещут в ответ. Через полчаса, когда на «материковой» пристани собралось уже человек пять, один из пассажиров – видимо, опытный – куда-то отлучился. Вернулся через некоторое время с заспанным человеком с веслом. – Задремал под дождик, – оправдывался лодочник, – да и глупо за 15 копеек мокнуть под дождем ради одного пассажира. Тем более, что в будке бакенщика тепло и на голову не каплет. Вот несколько человек соберется, тогда и поедем.

Такая история была привычна для жителей Волынки и Сои, которые иногда целую ночь проводили на берегу в ожидании переправы через Мухавец. Построенный было весной небольшой понтонный мост вскоре разобрали и заменили лодкой, в которую еле-еле помещалось 20 человек. А ведь переправляться приходилось с грузами и покупками, даже с велосипедами, перевозка которых стоила 30 копеек и изменялась по настроению руководителей Брестской пристани.

В ноябре в Бресте по ул. Белостокской (современная улица Советских пограничников), д.7, открылась детская поликлиника. Приём вели 9 врачей и 4 медсестры. Ежедневно медицинскую помощь в поликлинике получали 200-250 детей.